История «Финансовой газеты» в цитатах и картинках

История основанной 105 лет назад, в разгар Первой мировой войны, «Финансовой газеты» отчасти напоминает легенду о возрождавшейся из пепла птице Феникс с той лишь разницей, что газета возрождалась трижды: после революций, закрытия по административным соображениям и войн. Ее издание прерывалось в 1917-м, 1926-м и 1941 г. и возобновлялось в 1924-м, 1937-м и 1991 г.
Медиа / 10 сентября 2020, 17:00

Редакция газеты сосредоточила свое внимание на изучении и описании российской (а затем советской) экономики и финансов, но в дореволюционные годы нередко затрагивала острые вопросы общественно-политической жизни, из-за чего подвергалась цензуре.

В советские годы экономика часто переплеталась с политикой, поэтому «неправильное», не совпадающее с генеральной линией партии объяснение процессов в финансах и народном хозяйстве вызывало недовольство наверху.

Первый номер ежедневной четырехполосной «Финансовой газеты» вышел 5 (18) августа 1915 г., в тяжелый момент отечественной истории. Русская армия, испытывавшая острый недостаток вооружения и боеприпасов, отступала под натиском немецких и австро-венгерских войск, оставив Польшу, Литву, западную часть Латвии и Белоруссии и занятую осенью 1914 г. Западную Украину.

Основанное драматургом Виктором Протопоповым издание отражало взгляды прогрессивной буржуазии, финансистов и части интеллигенции на происходящее в стране и их запрос на экономические и политические перемены. В отличие от большинства ежедневных газет, в ней было немного описаний боевых действий и повседневного военного быта. Депутат Госдумы 4-го созыва Иван Титов написал о необходимости объединения общественных и политических сил для поддержки вооруженной борьбы, профессор Павел Гензель объяснял причины обесценения рубля и его возможные последствия для экономики и домашних хозяйств.

10 августа газета призвала читателей нести золото в Государственный банк: «Каждый, кто сохранил золотую монету, должен не колеблясь передать ее в Государственный банк. Это долг каждого гражданина, патриота, верного сына отечества… Золото частных лиц должно быть отдано в распоряжение государству. Эта легкая по сравнению с прочими жертва должна быть принесена на алтарь войны».

12 (25) августа газета анализировала возможность мобилизации промышленности для работы на оборону и варианты привлечения частных предприятий для выполнения военных заказов.

Два дня спустя авторы издания комментировали пользу и вероятные результаты введения подоходного налога и расширения эмиссионного права для Государственного банка.

Еще одним актуальным вопросом стала работа фабрик, заводов и торговых компаний, принадлежавших ранее подданным враждебных государств. Обсуждалось, как наладить процесс, чтобы смена владельца не приводила к закрытию предприятий и росту безработицы и, с другой стороны, не была ширмой для сохранения прибыли у немецких, австрийских и других акционеров.

Наконец, в октябре были опубликованы статьи о переносе промышленных предприятий в Сибирь, способах решения обострившихся проблем подвоза продовольствия в крупные города и роли государства в обеспечении населения страны и армии хлебом. Так начиналось обсуждение продразверстки, введенной российским правительством в 1916 г.

«Финансовая газета» не была нишевым СМИ, обсуждавшим только узкопрофессиональные вопросы, она заявила и о политических настроениях своих потенциальных читателей. Передовая статья 1-го номера отмечала: «Мы должны сознательно, а не упираясь и противодействуя, идти по пути капиталистического развития. Этот путь нам необходим и политически, ибо он ведет и к победе над реакцией. Капитализм … принципиально заинтересован в свободе, следовательно, ему нужна свобода личности, мысли, промыслов, труда, передвижения. Вера в казенный капитализм должна быть оставлена».

В ноябре 1915 г. авторы издания затрагивали проблему перенаселенности Петрограда из-за значительного притока беженцев в столицу и трудности с обеспечением горожан продуктами.

газета2

Критика правительства и его мероприятий авторами «Финансовой газеты» быстро вызвала ответную реакцию власти. Уже в 3-м номере в рубрике от 10 (23) августа в рубрике «Все для войны» цензоры удалили значительный фрагмент, а в 9-м номере от 17 (30) августа цензурная купюра появилась уже на первой полосе в статье «Финансовый генеральный штаб». 10 (23) сентября передовая статья на 1-й полосе была изъята целиком. Вмешательство цензуры на полосы газеты, мало затрагивавшей вопросы непосредственного ведения войны, отражало возросшую нервозность власти.

Война не мешала размещению рекламы. На страницах издания помещалась реклама товаров, необходимых для производства пороха и красок (например, чилийской селитры), публиковались объявления фабрик, производивших предметы повседневного спроса, в частности папиросы и продукты, сведения о столичных лошадиных бегах и театральных представлениях. Особенно интересно, что читателям предлагали и «самые безопасные» поездки морем в Англию, Францию и США через Швецию и Норвегию.

Накануне революции

В начале 1916 г. «Финансовая газета» не раз открывалась первополосной рекламой нового военного займа, обладателям сбережений предлагали вложить деньги в будущую победу, производство вооружения и амуниции. «Участие в займе – долг каждого! Ваши деньги превратятся в патроны и снаряды», – обращалась газета к читателям.

Патриотические призывы не останавливали цензоров от вмешательства в содержание статей. Например, 19 апреля (2 мая) был полностью снят первополосный материал «Борьба с валютным кризисом».

6 апреля (по старому стилю) 1916 г. основатель и редактор «Финансовой газеты» Виктор Протопопов скоропостижно умер в Москве, вернувшись из поездки в Крым. Его сменил журналист А.Н. Сельцер. Новый редактор не изменил направление газеты. Статьи о состоянии финансов и разных сфер экономики, в том числе производства военной продукции, транспорта и сельского хозяйства, чередовались с материалами о политических и общественных проблемах.

Летом 1916 г. «Финансовая газета» рассказывала о кризисе ипотечного кредита, проблемах отечественного табаководства в связи с ростом акцизов на табачные изделия и объявлении государственной монополии на производство спичек, задавалась вопросом «Не пора ли открыть биржу?» и намекала, что уже пора. Она призывала экономить нефть и снизить цены ее добычи, беречь коксующийся уголь.

В октябре – ноябре сменилось руководство газеты: ее издателем, контролировавшим финансы и материальное обеспечение, стал Илья Абельсон, а главным редактором, отвечавшим за качество статей, – Георгий Бахмутов.

С нарастанием продовольственного кризиса газета активно освещала трудности в снабжении городов продуктами и рассматривала возможные варианты его преодоления, в частности постройку временных линий и более активное использование водных путей. При этом «Финансовая газета» только в общих чертах рассказывала о ситуации на фронте и не упомянула об убийстве царского фаворита Григория Распутина в декабре 1916 г.

В конце 1916 – начале 1917 г. газета выступила со статьями об увеличении роли государственных монополий в экономике России и изменениях в добыче угля, металлургической и нефтяной промышленности, связанных с войной. Она по-разному повлияла на эти отрасли. Если в добыче каменного угля наблюдался застой, вызванный понижением производительности труда из-за призыва части опытных шахтеров и проблем с транспортом, то нефтедобыча и выработка мазута, керосина и масел выросли из-за замены части угля на транспорте нефтяным топливом и увеличившимся спросом на топливо и смазочные материалы в армии и на флоте.

Февральская революция ненадолго прервала выпуск газеты: она не выходила с 24 февраля по 11 марта, а с июля 1917-го перешла на еженедельный выпуск в журнальном формате. «Финансовая газета» призывала подписываться на «Заем Свободы», обсуждала нараставший кризис управления, промышленности и транспорта. В июле 1917 г. газета призывала: «Довольно опьянения и безумства – пора взяться за спасительный и оздоровляющий труд устроения!». По мере развития анархии статьи в газете становились более резкими, а заголовки – ярко патетическими. 4 октября редакционная статья называлась «Накануне краха», где отмечалось, что продолжение эмиссии при отсутствии существенной помощи союзников новыми займами может привести к скорому финансовому истощению. Это был последний, 482-й выпуск «Финансовой газеты» перед Октябрем.

Червонцы, налоги и смерть Ленина

«Финансовая газета» вернулась к читателям после революции и военного коммунизма, 6 января 1924 г., в разгар Новой экономической политики. Ее авторами стали ведущие партийные экономисты и оставшиеся в стране профессионалы в сфере финансов и управления народным хозяйством. Главным редактором стал член коллегии Наркомата финансов и правления Госбанка СССР Николай Туманов, работавший до революции рядовым клерком в финансовых учреждениях, в годы гражданской войны руководивший некоторыми банками и позже представлявший интересы Наркомфина РСФСР в других республиках. В передовице «Наши задачи» говорилось о необходимости снижения бюджетного дефицита через проведение денежной реформы с целью замены обесценившегося «совзнака» твердой валютой.

В объявлении на последней, 4-й полосе газеты говорилось: «Газета будет посвящена всестороннему специальному рассмотрению финансовых проблем, а также освещению вопросов народного хозяйства под углом зрения государственной финансовой политики… Помимо статей специалистов по всем отраслям финансов и народного хозяйства, в газете будут широко поставлены отделы финансовой информации – провинциальный и иностранный. Кроме систематических обзоров внутренней и иностранной финансовой печати, будут помещаться корреспонденции с мест и заграничных собственных корреспондентов…»

газета

Газета рассказывала о темпах поступления натурального налога, изменениях в обложении доходов и имущества различных групп населения, курсе валют, в том числе червонца, его распространении и использовании в иностранных государствах, политической ситуации в Советском Союзе и за рубежом. Воскресшее издание сосредоточилось на вопросах финансовой и бюджетной реформы, усилении контроля над расходами отдельных ведомств и наркоматов, налоговых реформах.

В одном из январских номеров руководитель контрольного управления Наркомфина А.А. Новицкий сетовал, что отчетность многих наркоматов запутана, контролеры пытаются понять, что это: обычное разгильдяйство и слабая подготовка сотрудников или злоупотребления.

В феврале газета рассказывала, что крестьяне, услышав о подготовке денежной реформы и постепенном отказе от совзнаков, отказываются принимать от покупателей продуктов обесценившиеся деньги и требуют червонцы. В январе – апреле 1924 г. «Финансовая газета» регулярно сообщала о курсе червонца – твердой советской валюты. Благодаря этому можно оценить уровень инфляции в начале 1924 г.: 6 января червонец стоил 34 500 бумажных руб., 14 февраля – 125 тыс. руб., 27 февраля – 240 тыс. руб., с 10 марта по 30 апреля был установлен курс в 500 тыс. руб.

14 февраля «Финансовая газета» сообщила о прекращении выпуска совзнаков с 15 февраля: «Практика последних месяцев показала, что доходы государственного казначейства от эмиссии совзнаков становятся все более фиктивными, так как при существовании эмиссии и развитой системы налогов сами несут значительные потери на курсовых разницах вследствие невозможности тотчас же израсходовать поступающие по госдоходам знаки. В то же время беспрерывное печатание совзнаков причиняет большие потери народному хозяйству и влечет за собой повышение цен для компенсации обесценения совзнаков». 16 марта Туманова, назначенного председателем правления Госбанка СССР, сменил на посту главного редактора Мечислав Бронский.

«Финансовая газета» оставалась местом для дискуссий. Известный экономист-аграрник Николай Кондратьев предложил дифференцировать натуральный налог так, чтобы он стимулировал развитие крестьянских хозяйств, а не поощрял иждивенчество бедняков. В мае 1924 г. Наркомфин жаловался, что государственные тресты, осуществляющие хозяйственную деятельность, не могут приспособиться к новым бюджетным правилам и требуют от него списания прежних долгов, выделения новых средств или сокращения налогов.

В 1926 г. газета стала уделять больше внимания реформе обложения крестьян и укреплению влияния государства на хлебный рынок. Кроме того, в статьях отмечались недостатки работы «Экспортхлеба» – как в хранении зерна в стране, так и во фрахте вывозивших его судов, что приводило к увеличению накладных расходов и потерям доходов госбюджета.

В одном из материалов отмечалось: «Удельный вес частника на хлебном рынке при сохраняющейся в наших руках основной массе хлеба не представляет для нас особенно большой угрозы. Но, несомненно, может и должен стоять вопрос о том, чтобы по возможности подчинить государственному влиянию стихию частного рынка…»

Споры о способах изъятия из деревни максимального объема экспортных товаров и путей индустриализации нарастали.

Через газету Наркомфин высказывал недовольство низкой налоговой дисциплиной. Если с граждан недоимки можно было получить через суд и с помощью милиции, то с крупными плательщиками было сложнее. В одной из статей в сентябре 1926 г. отмечалось: «Частные предприятия стали реже допускать просрочку налогов, зато они выросли на заводах и фабриках госсектора».

Сосредоточившись на специализированных вопросах, газета часто касалась и политических тем. В дни траура после смерти Ленина (в конце января 1924 г.) на ее первой полосе соседствовали статьи партийного куратора финансов Григория Сокольникова и второго человека в партийной иерархии Льва Троцкого. Последний писал:

«Мы ждали выздоровления, а пришла катастрофа. Дыхательный центр мозга отказался служить – потушил центр гениальнейшей мысли. И вот нет Ильича. Партия осиротела. Осиротел рабочий класс. Именно это чувство порождается вестью о смерти учителя, вождя. Как пойдем вперед, найдем ли дорогу, не собьемся ли? Ибо Ленина, товарищи, с нами больше нет. Ленина нет, но есть ленинизм. Бессмертное в Ленине – его учение, его работа, его метод, его пример живут в нас.

Как пойдем вперед? – С фонарем ленинизма в руках. Найдем ли дорогу? – Коллективной мыслью, коллективной волей партии – найдем!»

В газете охотно писали о финансовых неурядицах в капиталистических странах, признании СССР ведущими европейскими государствами в феврале 1924 г. и даже говорили о внутрипартийной дискуссии в городских и областных организациях. Неясно, что стало причиной прекращения выхода «Финансовой газеты»: ее последний, 252-й номер вышел 31 октября 1926 г., с 1 ноября начался выпуск журнала «Финансы и народное хозяйство».

Ее редакторы Николай Туманов и Мечислав Бронский были расстреляны (первый – в сентябре 1936 г., второй – в сентябре 1938 г.) по обвинениям в участии в контрреволюционных и террористических организациях. Обоих реабилитировали в хрущевские годы.

Перед войной

Издание «Финансовой газеты» возобновилось в ноябре 1937 г., в разгар Большого террора, на базе газеты «Экономическая жизнь». Ее редактором стал В.Г. Гульянц (в 1940 г. его сменил Г.Д. Ксендзацкий). Газета выходила раз в неделю, по пятницам.

Как и в 1920-х гг., газета сосредоточилась на освещении налоговой политики и качества работы финансового аппарата на местах, нарушениях трудовой дисциплины и документооборота его сотрудниками, соблюдении финансовой дисциплины на предприятиях и учреждениях.

В большинстве статей «Финансовой газеты» описывались достоинства и недостатки работы местных и региональных органов Наркомфина, отделений банков, ход выполнения планов по доходам. В частности, в октябре 1938 г. газета изучила опыт работы финансовых органов Белоруссии. Что характерно, в материале нет ни одного упоминания подрывной деятельности «врагов народа» или работы иностранных разведок, ведется деловой разговор о причинах недоимок и невыполнения планов:

«Основная причина невыполнения финансовыми органами БССР плана налоговых платежей обобществленного хозяйства – в нас самих, в качестве работы инспекторов, ревизоров и бухгалтеров. Инспектора еще недостаточно занимаются вопросами товарооборота, слабо воздействуют на предприятия и организации, которые нарушают свои обязательства перед бюджетом. Качество проверки налоговых отчетов оставляет желать многого, плохо привлекаются к делу финансовые активисты. Совершенно недостаточное внимание уделяют инспектора взысканию подоходного налога, отчислений от прибылей, налога с кино, с нетоварных операций и т. д.».

Одновременно газета активно освещала и ключевые события в стране и в мире: продолжавшиеся до осени 1938 г. громкие политические процессы в СССР, Мюнхенское соглашение, отдавшее Чехословакию в руки нацистским агрессорам.

Большое внимание уделялось и развертыванию работе органов Наркомфина и банков на территориях, присоединенных к СССР с осени 1939 го по лето 1940 г.: Западной Украины и Белоруссии, Прибалтики и Бессарабии. В статьях отмечалось, что рядовой крестьянин и рабочий должны почувствовать резкое отличие работы буржуазного и советского государственного и налогового аппаратов, внимательное отношение инспекторов госдоходов и сберкасс к труженикам.

В мае 1940 г. газета вновь посвятила статью связи с массами. Читатели и внештатные авторы требовали, чтобы газета шире и оперативнее обобщала передовой опыт, быстро распространяла новые финансовые и кредитные практики, «разжигала огонь социалистического соревнования за лучшее выполнение заданий партии и правительства».

Важной темой было также изменение обложения натуральными налогами (или их денежным эквивалентом) доходов личных крестьянских хозяйств. После некоторого смягчения политики в деревне в 1934–1936 гг. советское государство увеличило налоги на скот, выращивавшийся в крестьянском подворье, и промыслы.

Накануне Великой Отечественной войны авторы газеты привычно призывали финансовых работников строго соблюдать трудовую дисциплину. Они критиковали нарушителей правил работы с секретными документами из Ярославской и Владимирской областей, хранивших их вместе с обычными материалами, и тех, кто вынуждал посетителей подолгу ждать приема. В газете не раз отмечалось плохое состояние зданий и помещений, в которых работали финансовые и налоговые инспекторы.

Номер, вышедший после начала войны, 27 июня 1941 г., был заполнен резолюциями собраний финансовых и страховых работников о готовности пойти на фронт и приложить все силы для достижения победы над врагом в тылу, мобилизации всех резервов на военные нужды.

В статье «Все резервы на дело обороны!», подписанной группой сотрудников Наркомфина, отмечалось: «Каждый из нас, на каком бы посту он ни находился, какую бы работу ни выполнял, должен осознать себя мобилизованным, требовать от себя и от других дисциплины, организованности, достойной настоящего советского патриота. В условиях военного времени экономное использование каждого рубля, изыскание дополнительных доходов, могущих быть направленными на нужды обороны, приобретают особое значение.

Сознавая это, коллектив Наркомфина усиливает свою борьбу с потерями в хозяйстве, ищет дополнительные резервы роста доходов.

Резервы увеличения финансовых ресурсов поистине неисчерпаемы. Выявить их и направить на нужды Великой Отечественной войны, которую ведет наш народ против германского фашизма, – высокая патриотическая обязанность финансовых работников».

Это был последний, 27-й номер газеты, после которого ее издание прервалось. В 1991 г.  Министерство финансов РФ возобновило выпуск «Финансовой газеты». Сегодня права на ее издание принадлежат Международной Медиа Группе, входящей в ГК «Результат».




Также в рубрике

  • За три месяца «карантинных каникул» ‒ с марта по май текущего года ‒ продажи минеральной воды упали на 23%, а питьевой воды ‒ на 18% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. Об этом сообщили в Союзе производителей безалкогольных напитков и минеральных вод (СПБН).
    Российская экономика21 сентября 2020, 16:00
  • Похоже, история финального отрезка прошлого сезона чемпионата России может снова повториться.
    Матчи21 сентября 2020, 15:10
  • Международный журналистский расследовательский проект ICIJ, изучив документы финансовой разведки США (FinCEN), предал огласке операции американских банков, подпадающих под критерии сомнительных. Есть среди них и те, что проводились в интересах российских бизнесменов.
    Мировая экономика21 сентября 2020, 14:57
  • Из официальных комментариев по итогам I полугодия 2020 года.
    Потребительский рынок20 сентября 2020, 16:00
  • Карантин и падение доходов населения из-за кризиса неожиданно оказались на руку ритейлерам. В связи с изменением образа жизни и сокращением целого ряда статей семейного бюджета люди стали тратить больше денег в торговых сетях.
    Рынки20 сентября 2020, 12:00