Совет Федерации настаивает на введении маркировки на питьевую воду, но производители предупреждают о последствиях

В Совете Федерации в рамках парламентских слушаний законодатели совместно с представителями бизнеса обсудят меры по противодействию незаконному обороту упакованной питьевой и минеральной воды.
Потребительский рынок / 25 ноября 2020, 15:20

По словам главы комитета верхней палаты по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Алексея Майорова, сенаторы планируют добиться того, чтобы уже в следующем году маркировка бутилированной воды стала для производителей нормой.

«Решение станет выходом из сложившихся проблем отрасли», — пояснил он (цитата по Федеральному агентству новостей).

Справка «Фингазеты»


Идея маркировать всю питьевую воду принадлежит спикеру Совета Федерации Валентине Матвиенко, которая два года назад столкнулась с обманом: в бутылке всемирно известной марки она обнаружила воду контрафактную, скорее всего — обычную водопроводную.

Тогда-то правительство и объявило о необходимости маркировать всю продукцию цифровой меткой, чтобы остановить поток подделок.

В начале сентября в ходе совещания президента Владимира Путина с членами кабинета министров глава Минпромторга Денис Мантуров предложил сделать маркировку питьевой воды в России обязательной уже с 2021 года. При этом он уточнил, что эксперимент по маркировке уже запущен с 1 апреля 2020-го.

В поддержку маркировки выступил и премьер-министр Михаил Мишустин, указав, что это пример государственно-частного партнерства.


Вместе с тем в Союзе производителей безалкогольных напитков и минеральных вод (СПБН) в маркировке воды видят не столько заслон от контрафакта, сколько серьезный удар по бизнесу. Более того, в нынешних условиях кризиса данная инициатива не своевременна — так считает глава Союза Максим Новиков.

Как он сообщил в ходе дискуссии, в которой также приняли участие представители бизнеса, финансисты и парламентарии, за первое полугодие текущего года Роспотребнадзор отобрал порядка 20 тысяч проб бутилированной воды, однако вопросы по физико-химическому составу возникли лишь к 0,2% продукции. «По микробиологии вопросы были к менее чем к 2% проб», — уточнил президент СПБН.

По словам Максима Новикова, отрасль в настоящий момент находится «далеко не в лучшей форме»: производство по итогам второго и третьего кварталов снизилось до показателя 2008 года. А уровень загрузки мощностей упал вдвое, что и вовсе соответствует показателям 2000‒2001 годов.

Действительно, при таком раскладе дополнительные траты нанесут серьезный удар по производителям, от которого бизнес может не оправиться.

А расходы на оборудование, предоставляемое на маркировку Центром развития перспективных технологий (ЦРПТ), который является оператором маркировки, не малые. Как рассказал директор по качеству IDS Borjomi Russia Алексей Макарушин, у них на площадках в Костроме, Липецке и Новосибирске работают скоростные линии, которые выпускают по 50‒60 тысяч бутылок в час, или 16 бутылок в секунду. И все это работает 24 часа в сутки. А оборудование Центра имеет максимальную скорость в 30 тысяч бутылок в час…

«Мы выпускаем 500 миллионов бутылок в год. 50 копеек мы должны отдать ЦРПТ за систему и где-то минимум, — по оценкам ЦРПТ, но на самом деле, наверное, в разы больше, — полтора рубля дополнительных расходов. Минимум два рубля с бутылки мы должны будем отдавать. То есть миллиард рублей в год. Для любой компании это довольно большие деньги. Кроме как заложить это в цену, другого выхода нет»

Кстати, аудиторская компания Ernst & Young провела исследование последствий маркировки всех категорий напитков и выяснила: из-за увеличения операционных затрат рост розничных цен на питьевую воду может составить до 7%, а чистая прибыль производителей сократится на 30 миллиардов рублей.

Обобщая доводы производителей, Максим Новиков высказал предложение не спешить с нормативами маркировки, а начавшийся в апреле эксперимент приостановить до более благоприятных времен. Тем более что выгода весьма сомнительна, на что указал Госдуме лидер партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов.

Как отметил депутат, большинству покупателей все равно, есть маркировка или нет: человек покупает товар и хочет, чтобы он был вкусным и недорогим, а в приложении «Честный знак» он эту информацию не получит.

«В алкогольной продукции действует система ЕГАИС с 2015 года, однако сегодня, по официальным данным, 30‒60% алкогольной продукции все равно является контрафактом. Если главная цель маркировки — борьба с контрафактом, то мы видим, что система ЕГАИС 15 лет работает, а порядок так и не навели», — подчеркнул он.