Рост легкой промышленности начал замедляться

Рост легкой промышленности начал замедляться

Российская легкая промышленность соткана из парадоксов и противоречий. С одной стороны, статистические данные свидетельствуют о росте отрасли. В то же время специалисты говорят о кризисе. При этом крупнейшие консалтинговые и аналитические компании это направление экономики просто игнорируют, не публикуя никаких исследований и прогнозов. Это свидетельствует о том, что инвестиции в российское производство одежды и обуви крупному западному капиталу совершенно неинтересны.
Промышленность / Борис Соловьев 23 Сен 2018, 20:00
Рост легкой промышленности начал замедляться

Признаки стагнации

Динамика развития отечественной легкой промышленности показывает на первый взгляд очень сильные результаты: по итогам 2017 года производство продукции отрасли по сравнению с данными за 2010 год выросло чуть-чуть менее чем в 2 раза. На развитие данного сегмента рынка финансово-экономический кризис 2014–2015 годов оказал даже позитивное влияние: темпы роста возросли. Это, в принципе, объяснимо.

Почти двукратная девальвация национальной валюты сделала для многих недоступными европейские, американские и даже качественные китайские товары. Отечественная же продукция легпрома выросла в цене много меньше, прежде всего из-за использования на большинстве производств российского сырья. При этом на многих российских предприятиях используются западные производственные линии и технологические цепочки, что при снижении покупательной способности населения повысило спрос на продукцию отечественных производителей.

Но похоже, что прошлый год стал пиком роста отрасли, если, впрочем, государство не предпримет никаких мер поддержки легпрома или не проведет очередную масштабную девальвацию национальной валюты.

Впрочем, роль легкой промышленности в экономике страны в целом крайне мала: объем производства в прошлом году едва превысил 400 млрд руб., притом что валовый внутренний продукт сектора «обрабатывающие производства» равнялся без малого 11 трлн руб., а суммарный ВВП страны достиг 92 трлн руб.

По данным Минпромторга, в 2017 году индекс производства текстильных изделий по отношению к предыдущему году составил 107,1%, в то время как годом ранее показатель равнялся 104,6%. В текущем же году индикатор вырастет лишь на 2,6%.

Чуть лучше обещает быть ситуация с производством одежды: после обвала в 2015 году в следующем году индекс достиг максимума в 107,1%, а в нынешнем году ожидается на уровне 104,6%. Рост производства кожи и изделий из нее ожидается на уровне 2,3% против 4,3% годом ранее.

При этом Минпромторг планирует объем экспорта изделий отечественной легкой промышленности на уровне прошлого года, или 1,4 млрд долл. Это неплохой показатель относительно ожидаемого объема отгруженных предприятиями отрасли товаров в размере 403,5 млрд руб. (+4,1% к 2017 году), или порядка 6 млрд долл. Не исключено, что по итогам года экспорт может превысить прогноз, учитывая августовскую девальвацию рубля, повысившую привлекательность товаров, сделанных в рублевой зоне, особенно таких как изделия из натурального меха и кожи.

Однако даже по официальным данным Федеральной таможенной службы, Россия импортирует товаров легкой промышленности более чем вдвое больше, чем производит. К этому надо добавить «серый» и «почтовый» ввоз товаров из Китая, а также ввоз одежды и обуви возвращающимися из отпусков туристами. При этом накрутки в российских магазинах на импортную продукцию могут превышать 100%.

«Я стараюсь одеваться за границей. Это дешевле, – рассказал топ-менеджер одной из компаний. – Если купить два-три хороших костюма не в московских бутиках, а в Лондоне или Нью-Йорке, то можно окупить не только поездку, но еще и останется денег обмыть покупку в ресторане».

Такая ситуация свидетельствует о гигантском потенциале роста отечественной легкой промышленности. Но если посмотреть на обратную сторону медали, то налицо явные структурные проблемы отрасли – это неспособность конкурировать как с китайскими производителями в дешевом сегменте, так и окончательно вытеснить с отечественного рынка качественных европейских производителей.

Господдержка пока держит

При этом Минпромторг фактически признает, что отрасль развивается в не совсем рыночных условиях, отмечая, что «главным драйвером оживления отрасли является комплексная программа поддержки, которая включает в себя как монетарные, так и регуляторные меры». В прошлый год на эти цели было выделено 2,7 млрд руб., в этом году запланировано на 100 млн больше.

Господдержка будет распределена по трем направлениям. Прежде всего это субсидирование процентов по кредитам, привлеченным на пополнение оборотных средств. Дотируется также и приобретение оборудования у лизинговых компаний. Наконец, третья, менее понятное направление господдержки – это субсидирование производства тканей, «предназначенных для изготовления одежды обучающихся (школьной формы) в начальных классах».

Привычная школьникам советских времен школьная форма как таковая сейчас отсутствует: руководство школы может лишь рекомендовать, в какой одежде детям лучше посещать учебное заведение. Поэтому под понятие «школьная форма» сейчас могут попасть практически любые брюки и пиджаки, юбки и блузки.

Пока нет оснований полагать, что господдержка отрасли будет расти в каком-то виде – либо посредством прямых дотаций, либо путем введения заградительных ввозных пошлин и предоставления льготных кредитов, как это происходит в агропромышленном комплексе.

Такое предположение складывается из того, что вес легкой промышленности в структуре ВВП мизерный и бюджет не почувствует потери этого игрока. В первую же очередь правительство будет аккумулировать деньги для выполнения майских указов президента, а это примерно 10 трлн руб. в течение 6 лет.

Ситуация чем-то напоминает автопром 10-летней давности: полная неконкурентоспособность с западными производителями и незначимость отрасли с точки зрения пополнения бюджета. Но как и в сегодняшней легкой промышленности, в автопроме заняты миллионы людей и банкротство автомобильных заводов вызвало бы не только всплеск протестного движения, но и необходимость трудоустраивать высвобожденную рабочую силу. При этом и 10 лет назад, и сейчас страна нуждается как в танках и военных машинах, так и в обмундировании для солдат.

Нет сомнений, что государство будет поддерживать предприятия легпрома, работающие на нужды оборонного комплекса. На плаву будут и те, кто нашел свою эксклюзивную нишу, например производя одежду и обувь для нефтяников и газовиков. Но будут ли разработаны какие-то меры по поддержке работающих на удовлетворение потребностей населения предприятий, остается под большим вопросо

МНЕНИЕ:

Президент Союзлегпрома Андрей Разбродин:

«Во-первых, практически все предприятия текстильной и легкой отрасли отнесены финансовыми организациями к предприятиям повышенного риска. В связи с этим невыгодные условия залоговых обязательств, выдачи кредитов, резервирования, ставок и т.д. При этом у отрасли есть такая специфика, как сезонность закупок сырья, сезонность продаж и т.д. Система кредитования отрасли не должна носить автоматизированный характер, должна учитываться отраслевая специфика.

Во-вторых, на рынке по-прежнему идет борьба легального и нелегального. И, к сожалению, нелегальное одерживает победу. Количество контрафакта настолько велико, а система настолько изощренная, что все, кто завозит и производят товар с правильными издержками, всегда оказываются неконкурентными.

Сейчас готовится ряд мер по маркировке продукции. Но чтобы защитить рынок должна быть более активной позиция государства. Например, по маркировке меховой продукции задача в полной мере не выполнена. С точки зрения комплексности задач (провести учет и описать рынок) этот пилотный проект до конца не проработан.

Сегодня делать прогноз – дело неблагодарное, потому что при сохранении существующей экономической парадигмы значительного развития отрасли ожидать не приходится. Если ничего не изменится, мы будем медленно двигаться к регрессу. Все зависит от понимания государством важности отрасли и от желания серьезно заниматься вопросом ее развития. Мы из СМИ узнаем, что топ-менеджеры «Газпрома» расписали на премии 1,5 млрд руб. А у нас в год на целую отрасль субсидий предусмотрено 2,5–3 млрд руб. Поменяются приоритеты – мы сохранимся и будем развиваться».

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться