Цены на металлы пока продолжат оставаться на комфортном уровне

Цены на металлы пока продолжат оставаться на комфортном уровне

Начавшийся 2019 год ставит новые вызовы перед рынком промышленных металлов. Торговые войны, падение темпов роста экономики Китая, стагнация в Еврозоне, снижение деловой активности, дефицит палладия, санкции против РУСАЛа и их отмена. О том, как все эти события влияют на динамику цен, спрос и предложение на рынке, рассказывает инвестиционный консультант «АЛОР БРОКЕР» Евгений Корюхин.
Промышленность / Евгений Корюхин 23 Фев 2019, 12:15
Цены на металлы пока продолжат оставаться на комфортном уровне

Палладий готов упасть

Лидера роста цен за прошлый год – палладий. За последние 12 месяцев цены на металл выросли более чем на 40%, превысив отметку $1400 за унцию. Причем цены на палладий как в прошлом, так и за 2 месяца этого года неоднократно переписывали исторические максимумы. В 2018 году, по данным Thomson Reuters, мировое производство палладия выросло на 6% до 7,1 млн унций при спросе в 8,5 млн унций, то есть дефицит на рынке составляет около 1,4 млн унций, или 20%.

Основным потребителем данного металла является автомобильная промышленность благодаря спросу на катализаторы. Увеличение выпуска гибридных автомобилей спровоцировало настоящую ценовую гонку, в ходе чего цены на металл выросли за последние два года в 2 раза. Многие аналитики предсказывают продолжение роста цен на металл, называя отметку в $1800 как цель на ближайшие годы, однако спрос со стороны автомобилестроителей с высокой вероятностью снизится. Так, за прошлый год производство автомобилей снизилось до 94,6 млн с 96 млн в 2017 году. И текущий год скорее всего не порадует автопроизводителей, так как рынок значительно насыщен.

Пока же цены на палладий растут, в том числе благодаря финансовым спекулянтам, которые, увидев дефицит на рынке, увеличили ставку на рост фьючерсов. Однако по данным CME (Товарной биржи в Чикаго), в этом году было зафиксировано снижение открытого интереса на деривативы по палладию на 1%, то есть, вероятнее всего, мы находимся вблизи точки разворота цен, что может привести к коррекции в пределах 30–50% от предшествующего роста. Мне видится справедливый уровень цен на металл на $650–700 за унцию.

Никель на перепутье

В прошлом году, по данным японской компании Sumitomo Metals Mining, производство никеля составило 2,1 млн т, что на 3% выше 2017 года, а дефицит на рынке составил чуть более 108 тыс. т благодаря росту спроса на нержавеющую сталь со стороны в первую очередь предприятий КНР. Основным драйвером подъема цен может стать увеличение выпуска электромобилей в Поднебесной, что приведет к увеличению потребления примерно на 1,2% от общемирового спроса в 2,23 млн т в 2019 году.

Себестоимость производства по различным компаниям-производителям разнится от $7500 у ГМК «Норильский Никель» до $14000 у предприятий в КНР. Так, третий по величине производитель никеля – китайская Jinchuan Group International Resources Co. Ltd – из-за высокой себестоимости производства заканчивает третий год подряд с низким коэффициентом срочной ликвидности 0,93, что в случае снижения цен на металл спровоцирует нехватку текущих средств для исполнения краткосрочных обязательств. Пока такой исход маловероятен, но его возможность необходимо учитывать.

Многие эксперты полагают, что при благоприятном темпе мирового экономического роста в ближайшие годы примерно в 2,5–3% в год можно рассчитывать на подъем цен в район $15–17 тыс. за т. Но такой сценарий далеко не очевиден. Так, при прошлогодних темпах роста мировой экономики в 3% и дефиците данного металла на рынке примерно в 5% от производства цена за год практически не изменилась, составив $12570 за тонну.

Чтобы избежать негативного проявления данной динамики для производства, крупнейшие компании будут вынуждены лоббировать свои интересы в части валютной политики своих государств. Но если в России и Бразилии снизить курсы национальных валют не представляется сложным процессом, то в КНР из-за сложной структуры экономического баланса девальвация повлечет за собой резко негативные процессы, в том числе в области переговоров по урегулированию торговых споров с США.

Цены на сталь сбалансированы

За прошедшие 12 месяцев цены на сталь снизились с $380 за тонну, до $332. Способствовало снижению цен наращивание производства до 1,808 млн т за 2018 год, при достаточно умеренном спросе на уровне 1,68 млн т.

Ходит некий миф, что Китай сокращает объемы производства ради экологии. Временное сокращение действительно было в 2017 году и в начале 2018-го. Однако с тех пор Китай нарастил производство стали на свыше 900 тыс. т. Поэтому и в этом году также ожидается перепроизводство металла в мире, несмотря на увеличение потребления, которое в этом году, по некоторым оценкам, должно вырасти благодаря спросу со стороны Индии.

Еще одним важным фактором является цена на железную руду из-за недавней аварии (25 января 2019 года) на крупном руднике компании VALE в Бразилии. Цены на железную руду в моменте выросли почти на 30%, до $92 за тонну, правда, затем стабилизировались в районе $83. Исходя из динамики цен, а также производства и потребления, можно сказать, что рынок на текущий момент сбалансирован, предпосылок для роста цен на сталь нет, равным образом и сильного падения в этом году также не ожидается.

Медь рисует разворот

Так уж повелось, что финансисты во многом оценивают состояние мировой экономики по динамике цен на медь. За прошедшие два года цены на медь сначала выросли с $5444 до $7261, а затем снизились до $6147 за тонну. Можно сказать, что произошел разворот. В этом нет ничего удивительного, ведь крупнейший потребитель на рынке меди – Китай – стал замедлять темпы потребления.

Более того, с 2020 года ожидается падение общемирового потребления данного сырья с нынешних 24 млн т до 22 млн т к 2022 года. Причина – кризис перепроизводства в мировой экономике, снижение темпов экономического роста, рост дефолтов, и кризис покупательной способности. На сегодняшний день конечный потребитель в развитых экономиках закредитован настолько, что дальнейшее увеличение кредитования способно создать проблемы уже не конечному потребителю, а кредитору.

Волатильность алюминия

Прошлый год стал взрывным для цен на аллюминий: с $1980 за тонну на фоне опасений, что с рынка уйдет свыше 2 млн т «легкого» металла компании РУСАЛ, которая с 9 апреля 2018 года оказалась под санкциями США, цены выросли до $2597. Но уже летом стало известно, что санкции могут быть смягчены, а в этом году и вовсе были сняты. Поэтому опасения рынка о серьезном дефиците этого металла не оправдались. Цены на металл пришли к своим среднегодовым значениям за последние 5 лет – к $2010 за тонну, а сейчас торгуются на 7% ниже этой отметки.

Производство металла в прошлом году составило 64,341 млн т при потреблении чуть выше 65 млн т. Даже при таком дисбалансе цены не растут, почему? Дело в том, что складские запасы металла, накопленные трейдерами в ожидании лучшей конъюнктуры на рынке, по разным оценкам, составляют от 2 до 5 млн т, в период резкого роста цен они оказывают давление на цены, что приводит к снижению последних, что и происходило в прошлом году, когда цена поднималась свыше $2500 за тонну.

На текущий момент рынок алюминия сбалансирован, рост цен ограничен высокими запасами, снижение цен ограничено границами себестоимости $1700–1900 за тонну. Для предприятий Китая, на чью доля приходится свыше 56% производства металла, цена за металл в $1830 является неприемлемой – при себестоимости свыше $2030 за тонну китайские производители терпят убытки, и долго они субсидироваться государством не смогут.

Цены в руках Китая

Подводя итоги, можно сказать, что рынок промышленных металлов находится на пороховой бочке. И бочка с порохом, и фитиль, и спички – в руках китайских властей. Фактически мы подошли к тому моменту, когда китайские предприятия – ведущие производители таких металлов, как, алюминий, сталь и никель – накопили убытки на десятки миллиардов долларов США, которые были национализированы государственными банками.

Когда-то в СССР за убытки предприятий промышленности расплачивался госбюджет. Очень похожее на плановую экономику, во главе которой стоит госсовет Китая, мы видим сейчас. И проблемы те же, только рынок стал более глобален по производству и потреблению.

Есть оптимистические ожидания, что мировое потребление будет в долгосрочном периоде расти, при том, что производители будут при отрицательной себестоимости все-таки снижать, а не увеличивать производство, что в конечном итоге создаст дефицит и приведет к росту цен.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться