Подведены итоги года на рынке страхования жизни

Рынок страхования жизни в 2020 году, несмотря на пандемию, сумел показать гораздо лучшую тенденцию, чем в провальном 2019-м. И не только не сократился, но даже немного вырос. Помогли сложности конкурирующих продуктов – резкое падение ставок по банковским депозитам подтолкнуло россиян к поискам альтернативных каналов инвестирования.
Страхование / 18 февраля 2021, 11:00

По итогам 2020 года премии по страхованию жизни превысили 450 млрд рублей, показав годовой прирост на 4,1%, следует из данных, полученных Всероссийским союзом страховщиков (ВСС) от 23 страховщиков жизни.

Самый крупный (41,5%) сегмент рынка страхования жизни и многолетний драйвер его роста – инвестиционное страхование жизни (ИСЖ) по итогам 2020 года показал небольшое снижение: сборы составили 188,3 млрд рублей, что на 4,4% меньше, чем годом ранее (196,9 млрд рублей). Отметим, что падение объемов рынка ИСЖ началось еще в «доковидном» 2019 году. Тогда именно из-за его резкого обвала сменился тренд развития российского рынка страхования жизни в целом: страховые взносы (без учета страхования жизни заемщиков) сократились впервые после десятилетия непрерывного роста сразу на 19,2% (данные ЦБ РФ).

Основным же драйвером роста рынка стало, как и в прошлом году, накопительное страхование жизни (НСЖ), которое выросло в 2020 году по сравнению с 2019-м сразу на 24,3% (со 109,5 млрд рублей до 136,1 млрд рублей), говорят в ВСС. На НСЖ по итогам 2020 года пришлось 30,0% рынка страхования жизни.

Такая динамика рынка не удивительна. Накопительное и инвестиционное страхование жизни – это, по сути, инвестиционные продукты, причем долгосрочные. Они конкурируют с банковскими депозитами и продуктами инвестиционных и управляющих компаний.

И в части ИСЖ результаты у страховщиков были далеко не лучшими. Так, по данным Банка России, большинство завершившихся в I полугодии 2019 года договоров ИСЖ показали доходность, не превышающую доходности по вкладам физических лиц: 51% полисов показали доходность ниже 1% (из них по 31% полисов доходность нулевая), 42% полисов – 1–5% годовых, лишь 7% договоров – выше 5% годовых. Этим частично и объясняется провал 2019 года, продолжившийся в 2020-м.

Вторая причина сложностей ИСЖ – изменение регулирования. С января 2019 года начал действовать внутренний стандарт страхования жизни, разработанный ВСС, а с апреля 2019-го вступило в силу указание Банка России о минимальных (стандартных) требованиях при заключении договора инвестиционного страхования жизни, в соответствии с которым страховщики жизни стали обязаны раскрывать клиентам детальную информацию по своим продуктам. Например, они должны перечислять активы, от динамики стоимости которых зависят размер дохода, порядок расчета и выплаты гарантированного и инвестиционного дохода, порядок расчета выкупной суммы и ее размер в случае досрочного расторжения договора. Также продавцы стали обязаны информировать клиентов о том, что получение инвестиционного дохода не гарантировано, а сами инвестиции не застрахованы в системе АСВ. При этом ЦБ начал проводить контрольные закупки для выявления фактов некорректных продаж.

Что касается динамики рынка НСЖ, здесь тоже не обошлось без банкиров. Резкое снижение процентных ставок по банковским депозитам в этом году заставило многих вкладчиков заняться поиском альтернативных способов инвестирования. Помимо массового притока клиентов на биржевой рынок, резко вырос, по словам страховщиков, и интерес к накопительному страхованию, а к инвестиционному – замедлил падение.

Помогли банкиры и третьему по величине (21,6%) сегменту рынка – кредитному страхованию (страхованию жизни заемщика), показавшему рост на 3,5% (не в последнюю очередь благодаря росту ипотечного кредитования в рамках принятой на фоне коронакризиса льготной госпрограммы «Ипотека 6,5%»).

На пресс-конференции, прошедшей на прошлой неделе, президент ВСС Игорь Юргенс сказал, что, по его мнению, российский рынок страхования жизни достойно прошел 2020 год. Общий рост собранной страховой премии был небольшим, в разы меньше общемирового страхового рынка (порядка 20%), но он важен с точки зрения поддержания отрасли, а поскольку год прошел в условиях пандемии, что потребовало серьезной методологической и технологической перестройки, то российским страховщикам «есть чем гордиться».

Одновременно глава ВСС особо отметил ужесточение регуляторного пресса. Банк России в целях защиты населения от мисселинга в сегменте финансовых продуктов и защиты прав потребителей финансовых услуг в целом продолжает серьезно усиливать требования к страховщикам и надзор за ними. И это несмотря на то, что отрасль работает в рамках модели саморегулирования и собственных профессиональных стандартов.

При этом в 2020 году рынок страхования жизни вошел в топ-5 рынков – инвесторов в гособлигации, то есть продемонстрировал свою серьезную значимость для российской экономики в целом. «Если государству действительно нужны длинные деньги, мы ожидаем и от Центрального банка как регулятора, и от Минфина как законодателя, и от законодателей в Государственной думе большего внимания к рынку страхования жизни, чтобы длинные деньги в экономике России действительно появились. И чтобы баланс между интересами страхователя и мотивацией страховщика действительно существовал», – резюмировал Игорь Юргенс.

8

1

1


Теги:
Поделиться в соц.сетях: