Конец трубопоклонства

Конец трубопоклонства

ТЭК 09 Ноя 2013, 10:05
Конец трубопоклонства

Сколько трубе ни виться

Пока петух не клюнет, мужик не перекрестится. Мужику это позволено, хотя думать о завтрашнем дне полезно каждому, а вот правительству, задача которого управлять, а значит предвидеть, — вряд ли. Решение о либерализации экспорта СПГ принято постфактум, в момент, когда «Газпром» начал стремительно утрачивать позиции на основном для себя европейском рынке.

История получилась прямо из учебника о том, почему монополии — это плохо, а конкуренция — это хорошо. Она неоспоримо доказывает, что этот учебник сочинили вовсе не какие-нибудь «чикагские мальчики», не знающие жизни, а оперирующие исключительно формулами из усвоенных теорий.

«Газпром» — крупнейшая российская компания. Это, как совсем недавно вновь подтвердила консалтинговая компания Interbrand, самый дорогой российский бренд, оцененный на этот раз в 1,26 трлн рублей (Interbrand считала не по капитализации, а учитывала финансовые показатели брендированных продуктов и услуг, роль торговой марки при принятии решения потребителями, а также «силу бренда» с точки зрения способности влиять на добавленную стоимость и стабильно генерировать дополнительные доходы компании). Все так. Но еще это монополия. Экспортировать российский природный газ по закону о природном газе может лишь собственник соответствующей инфраструктуры, а в России такой собственник один — «Газпром».

Ну и какой же монополист откажется защищать свои монопольные позиции? Печально даже не это, а то, как «Газпром» защищал свою монополию. Никак не совершенствуя технологию. Именно это и есть незамутненная классика монопольного жанра. Монополия плоха тем, что стремится сначала подавить конкуренцию, а потом оказывается технологическим тормозом.

«Газпром» тормозил до последнего, игнорируя необходимость развития производств по сжижению газа, не говоря уже об откровенно презрительном отношении к добыче сланцевого газа.

О стоимости (в том числе экологической) добычи сланцевого газа и о перспективности этой технологии можно еще долго спорить, но нельзя закрывать глаза на то, что именно эта технология уже, буквально на наших глазах, превратила США из потребителя газа в его экспортера. Тем самым в значительной мере обессмыслив, т. е. обесценив, разработку Штокманского месторождения, добыча газа на котором в свое время ориентировалась прежде всего на поставки в США.

Получается, что именно почивание на монопольной инфраструктуре экспорта газа — разветвленной системе трубопроводов стоила «Газпрому» утраты прежних позиций на европейском рынке, где заметно выросла доля спотовых (не трубопроводных) поставок из Алжира (СПГ), Кувейта (СПГ), а теперь и США, а также ускоренного обращения к добыче сланцевого газа в самих европейских стран, включая Польшу и Украину, которые и стали определять цены, далеко не всегда устраивающие «Газпром». Мало того, технологическое отставание от «сланцевой революции» привело уже не один «Газпром», а Россию в целом к новой ситуации на рынке нефти и газа. Теперь, а еще в большей мере в ближайшей перспективе, этот рынок именно благодаря сланцевой революции, которая распространилась и на добычу из сланцев «нефтяных масел», контролируется США. Россия потерпела не только экономическое, но и геополитическое поражение, притом там, где еще не так давно собиралась стать «энергетической сверхдержавой», о чем теперь придется забыть.

Пусть расцветает сто цветов

Сказанное вовсе не значит, что «Газпром» надо закрывать, хотя для обновления его руководства причин, как кажется, уже более чем достаточно, а трубы выкорчевывать. Ни в коем случае. Без труб из России газ, учитывая географию его месторождений, просто не вывезешь. Но это вовсе не значит, что не стоит развивать и современные технологии. А для этого монополию «Газпрома» на экспорт газа следует не то чтобы вовсе разрушить — трубы как были, так и остаются в его распоряжении, именно они и составляют то, что применительно к «Газпрому» именуется «естественной монополией», но потеснить.

Это и предусматривает законопроект о либерализации экспорта СПГ, одобренный вопреки лоббизму «Газпрома», который, конечно, не собирался покидать Олимп российского газового экспорта, правительственной комиссией. Премьер Дмитрий Медведев совершенно справедливо сформулировал главную цель этого документа: рост экспорта российского газа и увеличения российской доли на мировом газовом рынке. На перспективу «прогнозируется рост спроса в Европе на СПГ более чем в два раза. Но особенно перспективным эксперты считают рынок Азиатско-Тихоокеанского региона, Юго-Восточной Азии, который развивается прежде всего за счет Китая, за счет Индии и других стран АТР. Конечно, здесь нам важно именно сейчас занять достойное место», — поставил задачу премьер.

Почему в перечне Медведева не оказалось Европы, понятно. Как отмечал еще в марте 2013 года министр энергетики Александр Новак, поставки СПГ из России на рынок Европы, где они могут составить конкуренцию поставкам трубопроводного газа Газпрома, нецелесообразны. Новак же и дополнил

сказанное премьером: «Если мы ожидаем темпы роста потребления газа в целом до 2030 года на 0,9% в год, то темы роста потребления СПГ составят 4–5% в этот период. Если сегодня потребляется 240 млн т СПГ в год, к 2020 году эта цифра достигнет 360 млн тонн, к 2030 — 480 млн тонн».

«Реализация закона и инвестиции, которые ожидаются, если будет принят закон, позволят увеличить долю РФ на мировых рынках с 4,5 до 10% к 2020 году», — сказал министр энергетики. Звучит привычно: даешь очередное удвоение!

Все тот же Александр Новак политкорректно выразил и идею недостаточности «Газпрома» в качестве единственного экспортера российского газа: «Необходимость расширения субъектного состава экспортеров СПГ обусловлена теми изменениями на мировых рынках более высокими темпами роста потребления СПГ в мире особенно в АТР».

Кто же кроме самого «Газпрома» сможет экспортировать СПГ? В соответствии с законопроектом, разработанным Минэнерго, предлагается предоставить право на экспорт природного газа в сжиженном состоянии (далее — СПГ) двум категориям. Первая — это пользователи недр на участках недр федерального значения, лицензия на недропользование которых по состоянию на 1 января 2013 года предусматривает строительство завода по производству СПГ или направление добытого газа для сжижения на завод по производству СПГ.

Вторая категория, которая получит право экспорта, — государственные компании, доля участия РФ в уставных капиталах которых составляет более чем 50%, являющиеся пользователями участков недр, расположенных в границах внутренних морских вод, территориального моря, континентального шельфа, включая Черное и Азовское моря, и их дочерние общества, в уставных капиталах которых доля участия таких госкомпаний составляет более 50% уставного капитала, производящие СПГ из газа, добытого из указанных участков недр, или из газа, добытого при реализации соглашений о разделе продукции.

Понятно, что первыми новым законом воспользуются НОВАТЭК, попадающий в первую категорию, и «Роснефть», которая может быть представлена в обоих. Именно эти компании и были активистами продвижения нового законопроекта. При этом, похоже, решающую роль сыграл Игорь Сечин, сумевший нейтрализовать сопротивление «Газпрома».

«Газпрому», впрочем, хватит и своих задач. По мнению руководителя московского филиала E. ON Global Commodities Райнера Хартманна, доля российских газовых поставок на европейский рынок к 2015 году увеличится до 25%, или на 2 процентных пункта по сравнению с 2012 годом. В период между 2020 и 2030 годами позиции «Газпрома», по его же прогнозу, укрепятся еще больше — его доля на рынке ЕС достигнет 26%. Наращивание присутствия «Газпрома» в регионе будет связано в первую очередь с ожидаемым падением объемов добычи газа в ЕС, доля которого на европейском рынке к 2015 году снизится до 29 с 34% в 2012 году, до 23% в 2020 году и 18% в 2030 году.

«Газпрому» остается этот прогноз реализовать. Задача и амбициозная, и достойная.

Николай Вардуль

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться