Правительство опять пытается предотвратить рост цен на топливо

Правительство опять пытается предотвратить рост цен на топливо

На прошлой неделе премьер-министр РФ Дмитрий Медведев напугал нефтяников угрозой введения запретительных вывозных пошлин на нефть и нефтепродукты, если повышение внутренних розничных цен на бензин продолжится. Такой резкий тон мог показаться странным, ведь видимого удорожания топлива в последние месяцы не происходит. И все же скрытые признаки скорого повышения розничных цен проявились еще месяц назад.
ТЭК / Борис Соловьев 04 Ноя 2018, 14:00
Правительство опять пытается предотвратить рост цен на топливо

В тихом омуте

В прошлый раз правительство занималось бензиновым вопросом в конце мая этого года после того как за полтора месяца цены на основные виды топлива скакнули на 6,5–7%. Тогда была достигнута договоренность с крупнейшими производителями о том, цены повышаться не будут, и принято решение снизить акцизы на бензин и дизельное топливо. Впрочем, эксперты предупреждали, что мера эта временная, она позволит лишь на какое-то время стабилизировать розничные цены. Так оно и случилось.

С конца мая по конец октября мировые цены на нефть практически не изменились и колеблются около отметки $75 за баррель. В начале октября был рывок котировок к отметке $85 и даже чуть выше, но потом стоимость «черного золота» вновь ушла на уровни конца мая. Так что неправильно было бы говорить о том, что нефтяникам становится все менее и менее выгодно перерабатывать сырье, поставляя бензин для внутренних целей.

Если же посмотреть на среднюю цену на бензин по России, то по сравнению со средневзвешенным показателем июля (45,27 руб. за 1 л АИ‑95), когда цены остановились после правительственной взбучки, рост к октябрю (45,77 руб. за 1 л АИ‑95) был совсем незначительным, составив 1,1%. Значительная часть роста пришлась на октябрь. «В октябре установился определенный рост цен, в большей степени он имел место по дизельному топливу – примерно на 1%, в меньшей степени по бензинам – где-то на 0,25%. Такие показатели есть», – цитирует «Интерфакс» замглавы Федеральной антимонопольной службы Анатолия Голомолзина.

Если же посмотреть на оптовые цены, то картина выглядит не столь уж радужно. Так, по данным Санкт-Петербургской Международной Товарно-сырьевой Биржи, которая является крупнейшей российской площадкой по торговле нефтепродуктами, практически безоткатный рост биржевых цен на нефтепродукты начался с 5 августа. Рассчитываемый биржей Композитный индекс, отражающий динамику изменения стоимости усредненной тонны светлых нефтепродуктов, с начала июня и до середины июля упал более чем на 10%, и действительно мы увидели снижение розничных цен на АЗС.

Однако к концу октября значение Композитного индекса уже превысило пиковый показатель мая, а рост по сравнению с летними минимумами составил 16%. Это говорило о том, что назревают объективные причины для роста розничных цен на бензин на сопоставимую величину, то есть на 4–5 руб. за литр.

Нерыночный ТЭК

Если верить РБК, то именно на такую величину хотели поднять розничные цены на топливо нефтяники, о чем они и заявили на совещании у вице-премьера Дмитрия Козака 24 октября. Свою позицию они мотивировали убыточностью продаж нефтепродуктов на внутреннем рынке.

Но на деле рентабельность бизнеса переработки нефти в бензин и его продажи в розницу с начала года не изменились. А вот рентабельность экспорта нефтепродуктов действительно выросла. Это произошло из-за роста стоимости нефти в рублях. С начала года по начало ноября стоимость барреля нефти в рублях выросла на 30%, а в долларах – на 15%. В том числе с 1 июня по 1 ноября на мировом рынке нефть в цене практически не изменилась, а в рублях выросла почти на 8%. Естественно, что в таких условиях продавать бензин за доллары становится все выгоднее и выгоднее. Но ни один из нефтяников не стал обращать внимание власти на то, что причиной такой ситуации стала не столько конъюнктура мирового нефтяного рынка, сколько девальвация рубля.

С точки зрения идеологов свободного рынка, производитель должен иметь возможность продавать товар там, где ему это наиболее выгодно. Но эту тему нефтяникам лучше не поднимать: когда цены на нефть падали со $100 до $30 за баррель, в России, в отличие от большинства стран мира, бензин на АЗС не подешевел даже на рубль. Тогда власти объясняли эту ситуацию так: в результате низких цен на нефть нефтяные компании и бюджет недополучают существенную часть запланированных доходов и эти выпадающие доходы нужно компенсировать за счет повышения внутренних цен.

Нерыночность российского топливно-энергетического комплекса прекрасно демонстрирует и тот факт, что нефтяники, все вместе, обговаривали вопрос повышения розничных цен с вице-премьером, фактически спрашивая у него на это разрешения. При этом так же, все вместе, были готовы поднять цены с 1 января.

Рост под заморозкой

Однако «дополнительный» рост цен на топливо, кроме той составляющей, что даст повышение акцизов с 1 января, в планы правительства не входил. Прежде всего, существует опасность всплеска инфляции, которую и так подстегнет повышение НДС с нового года. По различным оценкам, рост НДС даст вклад в инфляцию в размере от нуля с десятыми долями процентного пункта до нескольких п. п. При этом, по оценкам Банка России, даже без повышения цен на бензин к концу года инфляция в России выйдет на уровень 3,8–4,2%, а в 2019 году может достигать 5,5%.

Кроме того, после начала пенсионной реформы, сильно ударившей по популярности правительства, власть опасается еще одного витка народного недовольства, вызванного ростом цен на топливо. Тем более, что все это будет происходить на не самом благоприятном фоне – реальные доходы населения падают с 2014 года, повышаются реальные налоги на недвижимость, продолжается рост тарифов ЖКХ, готовится введение лимитов на потребление электроэнергии.

Но судя по поступавшей информации о ходе решения бензиновой проблемы, нефтяники упорно стояли на своем. Лишь резкое заявление Дмитрия Медведева, фактически ультиматум, привело к достижению договоренности. Глава правительства призвал нефтяные компании «добровольно» подписать соглашение о неповышении цен. «Либо в ближайшее время мне придется подписать решение о том, чтобы ввести запретительные пошлины на нефть и нефтепродукты, чтобы ситуация на рынке была более стабильной», – описал премьер-министр альтернативный вариант.

Заградительные пошлины правительство вводить все-таки едва ли стало бы, поскольку это остановило экспорт углеводородов и приток денег в казну в виде налогов от нефтяников. Но вот повысить таможенные ставки на вывоз нефти и, прежде всего, готовых продуктов ее переработки, отобрав у нефтедобытчиков значительную часть прибыли, – вполне могло.

В итоге поздно вечером в среду по лентам информагентств прошла информация, что стороны все-таки подписали соглашение о заморозке цен на топливо на уровне мая нынешнего года. «Нефтяные компании и независимые нефтеперерабатывающие заводы (НПЗ) договорились поставлять топливо на уровне +3% к 2017 году и по ценам на июнь 2018 года», – цитирует Дмитрия Козака РИА «Новости».

По словам вице-премьера, соглашение будет действовать с 31 октября до 31 марта 2019 года. При этом в следующем году цены на бензин могут быть подняты на уровень не выше инфляции. Правда, сама инфляция в следующем году, как уже говорилось, ожидается более высокой, чем в этом. Рост цен на 5–6% – это меньше, чем хотели нефтяники, но он предполагает подорожание не только за счет акцизов и НДС, но и маржи нефтепереработчиков. К тому же взгляды правительства на необходимость повышения их маржинальности к апрелю могут и измениться.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться