Газовый рынок становится глобальным

Газовый рынок становится глобальным

В Порт-оф-Спейн, столице островного карибского государства Тринидад и Тобаго, была проведена 20-я Министерская встреча и 5-й саммит Форума стран-экспортеров газа (ФСЭГ).
ТЭК / Константин Смирнов 18 Ноя 2018, 16:05
Газовый рынок становится глобальным

Отмечали 10-летие межправительственной международной организации и перспективы добычи и глобальной торговли «голубым» топливом до 2035 года. Общий спрос на газ за 15 лет должен увеличиться на 50%, а на сжиженный природный газ (СПГ) – в 2,3 раза с нынешних 250 млн до 550 млн т. Объем рынка достигнет почти 1,5 трлн куб. м, а количество стран-потребителей СПГ – 40. В результате региональные рынки газа могут в обозримом будущем слиться в глобальный, соответственно, ФСЭГ начнет реально играть роль своего рода газовой ОПЕК, чего так и опасаются на Западе. Россия является учредителем организации и одним из ее влиятельных членов.

Почти картель

Попытки создать газовый аналог нефтяному картелю ОПЕК предпринимаются давно. Но этому до сих пор мешают два основных обстоятельства. Во-первых, общемирового газового рынка нет (он только формируется), пока речь идет о нескольких региональных – например, в Европе, Ближнем Востоке, Юго-Восточной и Северо-Восточной Азии, Южной и Северной Америке. Во-вторых: с 1960-х годов стоимость газа определяется ценой барреля нефти (конечно, не прямолинейно – примерно на 90% – и с временным лагом в 6–9 месяцев).

Однако в 2001 году иранские власти убедили ряд других производителей газа объединиться на одной для начала консультационной платформе. Инициатива Тегерана была вызвана западными санкциями, которые отменили только в 2015 году; в этом году США их вновь восстановили. Фактически ограничительные меры распространялись не только на экспорт нефти, но и газа.

Кстати, Евросоюз без особого труда мог бы добиться главной цели своей энергетической политики – глубокой диверсификации газовых потоков. Запасы природного «голубого» топлива в Иране не на много меньше, чем в России (25% мировых запасов), и, если бы не санкции, трубопроводы из Ирана, Азербайджана и Туркмении вполне могли бы составить полнокровную конкуренцию российским поставкам. Однако этого не случилось: мощность недавно проложенного трубопровода из Азербайджана (TANAP) в Турцию не превышает 10 млрд куб. м в год, и по этой причине его продолжение в Южную Европу до сих пор остается под вопросом.

Исходя из этой непростой ситуации, Тегерану понадобились схемы доставки своего энергетического сырья новым потребителям помимо европейских: Ирану нужно договариваться с другими влиятельными игроками на газовых рынках и прежде всего с пограничными Катаром (является главным поставщиком СПГ в азиатские страны помимо Китая) и Россией.

В Москве предложение Тегерана тут же поддержали. Что не случайно – похожие идеи обсуждались и в российских газовых структурах.

Обвинения Запада в том, что создается газовый картель, который будет устанавливать монопольно высокие цены, безусловно, отвергались. Но неофициально сторонники объединения стран-экспортеров признавали, что ценовой вопрос, конечно, главный, но не срочный. Для начала необходимо было отработать механизмы стабильных, не зависящих от разного рода ограничительных мер в странах-потребителях поставок (например, третий энергопакет в ЕС). В конечном итоге, аморфную структуру удалось формализовать.

В декабре 2008 года в Москве было подписано соглашение об учреждении Форума стран-экспортеров газа (ФСЭГ), оно вступило в законную силу 1 октября 2009 года. Основные задачи Форума – обеспечить надежную защиту суверенных прав производителей на свою продукцию и наладить взаимовыгодные контакты со странами-потребителями.

Министр энергетики РФ Александр Новак, выступая на последней Министерской встрече, уточнил будущие цели организации: «ФСЭГ просто обязан сказать свое веское слово и способствовать формированию альтернативных показателей, которые бы принимали во внимание интересы потребителей и традиционных поставщиков, входящих в организацию». Пафос министра объясняется просто: в настоящее время ценовую политику определяют в основном потребители газа, а не поставщики, если не считать американские компании-производители СПГ, усиленно поддерживаемые вашингтонской администрацией.

Состав ФСЭГ постоянно пополняется. Сейчас в него входят 12 постоянных членов: Алжир, Боливия, Венесуэла, Египет, Иран, Катар, Ливия, Нигерия, ОАЭ, Россия, Тринидад и Тобаго, Экваториальная Гвинея. После Министерской встречи в Порт-оф-Спейн к ним прибавятся и ряд нынешних наблюдателей: Азербайджан, Ирак, Казахстан, Нидерланды, Норвегия, Оман и Перу. В целом эти страны добывают почти половину газа в мире и владеют более чем 70% запасов.

Общий рынок

Но все-таки цель ФСЭГ на данный момент – вовсе не навязывание монопольно установленных цен. На газовом саммите в Тринидад и Тобаго решали прямо противоположную задачу – развитие механизмов биржевой торговли газом.

Дело в том, что долгосрочные (10–20 лет) и среднесрочные контракты с договорными объемами поставок и твердыми ценами уступают место спотовым, меняющимся в ходе торгов.

Еще недавно эта тенденция сильно беспокоила производителей и экспортеров, так как тормозила планирование долгосрочных инвестиций. Но сейчас картина меняется на глазах. К новой ценовой ситуации приспособились даже поставщики трубопроводного газа. Летом, конечно, биржевые цены ниже, но в условиях холодной зимы – выше. Поэтому выручка в годовом разрезе не сильно падает. К тому же потребители в том же ЕС все равно уже отказались от принципа «бери или плати», на котором строились все долгосрочные контракты, и от фиксированных наперед цен, используя при этом механизм коммерческих арбитражей с производителями. Тем более что торговля СПГ практически полностью основана биржевых ценах, которые, кстати, вряд ли в обозримом будущем будут существенно снижаться.

При этом спрос на природный газ, как считают в ФСЭГ и Международном энергетическом агентстве, неуклонно растет – в среднем на 2,6% в год (расчеты, естественно, разнятся), а по оценкам бывшего генсека ФСЭГ иранца Сейеда Мохаммада Хусейна Адели (сложил полномочия год назад), к 2040 году потребление газа увеличится на 53%. В результате доля нефти в общем энергопотреблении снизится с сегодняшних 32 до 29%, а газа, наоборот, увеличится – с 22 до 26%, уголь упадет еще больше, чем нефть, – с 27 до 20%, возобновляемые источники энергии (солнечная и ветряная) также усилят свой вес – с 12 до 17%. То есть нефть будет лишь на 3% опережать газ.

Александр Новак считает, что уже к 2035 году природный газ станет основой всего мирового энергопотребления. Спрос на него будет нарастать все быстрее, прежде всего потому, что многим странам, и прежде всего Китаю, в котором на данный момент преобладает угольная энергетика, придется из-за ужесточения экологических требований переходить на газ. В результате к 2035 году спрос на газ в Поднебесной увеличится на 447 млрд куб. м, в США – на 446 млрд а в целом в мире – почти на 1 трлн кубов. При этом быстрее всего будет расти спрос и предложение СПГ. Его доля, по прогнозу российского Минэнерго, в газовом балансе увеличится в течение 15 лет с 37 до 52%.

Адели полагал, что основными игроками на мировом рынке СПГ останутся США и Австралия. Но ситуация меняется на глазах. Глава российской частной газовой компании «НОВАТЭК» Леонид Михельсон в ходе Российской энергетической недели в октябре этого года заявил, что спрос на СПГ к 2035 году составит даже не 550 млн т, как уверен Новак, а все 700 млн. Российская доля в предложении может составить не менее 115 млн т (около 15%) или даже больше, потому что отечественный СПГ получается наиболее дешевым. Для примера: себестоимость добычи природного газа на полуострове Ямал, производимого «НОВАТЭК», в 2,5 раза меньше, чем в США, дешевле его транспортировка, сжижение и доставка конечному потребителю.

Инвестиции в российские проекты СПГ нарастают, в том числе из-за рубежа. Так, во второй проект «НОВАТЭКа» после «ЯМАЛ-СПГ» (в котором доли имеют французская Total и китайская CNPC) – «АртикСПГ» (почти 20 млн т к 2025 году) собираются вложить инвестиции сингапурская Pavilion Energy, та же китайская CNPC, японская JOGMEC и Saudi Aramco (последняя намерена приобрести до 30% акций компании). Коме того, запланировано строительство Балтийского завода СНГ и расширение «Сахалина‑2».

Поэтому США не избежать жесткой конкуренции на рынке СПГ с Россией. Уже сейчас газовозы с Ямала принимаются не только в Америке, но и в Испании, хотя соответствующий терминал строился там для американского топлива.

Таким образом, ФСЭГ в самом обозримом будущем действительно может стать своего рода газовой ОПЕК, которая будет определять правила игры на мировом рынке «голубого топлива».

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться