Падение цен на нефть во многом спровоцировано искусственно

Падение цен на нефть во многом спровоцировано искусственно

С 3 октября по 29 ноября котировки нефти обвалились более чем на треть – с $86,74 до $57,78 за баррель Brent.
ТЭК / Борис Соловьев 08 Дек 2018, 16:00
Падение цен на нефть во многом спровоцировано искусственно

Столь резкие снижения цен наблюдались лишь в конце 2008 года и осенью 2014 года, и сопровождались они серьезными экономическими потрясениями в России. В качестве причин падения аналитики называли совокупность негативных факторов. Среди них – меньшее, чем ожидалось, сокращение поставок сырья на мировой рынок Ираном, постоянный рост добычи в США, риски снижения потребления топлива в результате развязанной США торговой войны с Китаем. Но на рынке появились еще и крупные участники, играющие на понижение. Их действия практически непредсказуемы и пока абсолютно не понятно, как они будут действовать после прошедшей встречи участников соглашения ОПЕК+.

Иранский удар

Формальным поводом для продолжения падения нефти, приостановившегося было в конце октября в районе $75–78 за баррель Brent, стало решение США «разрешить» ряду стран закупать иранскую нефть. Это произошло довольно неожиданно, после того как страны ОПЕК+ уже немного, в районе 0,5–0,7 млн барр. в день, увеличили добычу нефти для компенсации выпадающего иранского экспорта.

«Когда США неожиданно заняли более мягкую позицию в отношении иранской нефти (выбрав тактику на снижение цен), вопреки многочисленным ожиданиям, рынок не столкнулся с дефицитом предложения. В результате на рынке возникло избыточное предложение со стороны ОПЕК (хотя целью картеля является обеспечение стабильности на рынке нефти), что привело к резкому падению цен на нефть», – поясняет Михаил Шейбе из Sberbank Investment Research.

Выдавая «индульгенцию» на покупки иранской нефти, Дональд Трамп, конечно, руководствовался не заботой о бюджете Исламской республики. Он не захотел накалять отношения с теми странами, которые зависят от поставок иранской нефти. К тому же появление «лишней» нефти на рынке должно было сбить мировые цены на нее, что и произошло впоследствии.

По данным ОПЕК, до санкций в отношении Ирана, вступивших в силу 5 ноября, объем экспорта нефти из Ирана составлял примерно 2–2,5 млн барр. в день, сейчас этот показатель снизился примерно на 1 млн барр. В следующем году, по разным высказываниям иранских чиновников, Исламская республика намерена поставлять на мировой рынок 1–1,5 млн барр. «черного золота» в день. И сокращать добычу в рамках сделки ОПЕК+ не будет. Впрочем, от Ирана этого никто и не требует.

Нефтяная политика

Вполне естественно, что высокие цены на нефть вызвали рост добычи нефти в США, где средняя себестоимость ее извлечения и транспортировки довольно высока. С 21 сентября запасы нефти в Штатах ни разу не снижались при постоянном росте объема добычи, что в первую очередь было связано с расширением добычи сланцевой нефти.

Но весь этот и другой фундаментальный негатив мог быть нивелирован своевременной реакцией ОПЕК+. Достаточно было не повышать добычу по сравнению с уровнями августа – сентября или заявить о твердом намерении картеля рассмотреть вопрос о снижении добычи, как падение цен остановилось бы. Однако реакция крупных мировых нефтяных картелей оказалась довольно сдержанной, хотя слухи о переговорах, касающихся снижения добычи, в СМИ и утекали регулярно. Причины этого кроются не столько в жадности нефтяников, сколько в политической сфере.

Соединенным Штатам, как крупнейшему мировому потребителю нефтепродуктов, высокая цена на нефть не выгодна, поскольку в отличие от России внутренние цены на топливо в США устанавливаются рыночным путем и четко следуют за биржевыми котировками. Рост же стоимости энергоресурсов ведет к замедлению экономического роста.

Россия не делала однозначных заявлений в поддержку нефти в надежде на то, что на встрече президентов России и США в рамках саммита «Большой двадцатки» Владимир Путин «обменяет» увеличение добычи нефти на отмену новых санкций или их введение в мягком варианте. Похожие проблемы были и у другого крупнейшего производителя нефти – Саудовской Аравии. Соединенные Штаты пригрозили стране введением санкций за убийство журналиста The Washington Post Джамаля Хашукджи. И саудиты даже увеличили добычу, за что получили от Дональда Трампа благодарность: «Цены на нефть падают. Отлично! Это как большое сокращение налогов для Америки и мира. Наслаждайтесь! $54, ведь только что было $82. Спасибо вам, Саудовская Аравия, но давайте еще ниже», – написал он в своем Twitter.

Охота «черного медведя»

Но даже и при таких раскладах цены на нефть вряд ли бы дошли так быстро и без существенных откатов до отметок ниже $60 за баррель, если бы на рынок не вышел крупный спекулянт, играющий исключительно вниз. Практически каждый день в период функционирования американских фондовых площадок по рынку прокатывались мощнейшие продажи нефтяных контрактов, очень часто происходивших без всяких новостных поводов. В течение часа котировки могли падать на 2–4%. Частично такие просадки впоследствии рынком выкупались, но непонимание того, кто и почему продает нефтяные контракты такими гигантскими объемами, нервировало трейдеров, заставляя многих из них присоединяться к продажам.

Постепенно «черный медведь» втягивал в свою игру остальных участников рынка. После падения рынка на 15–20% от максимумов начали срабатывать стоп-лоссы (заявка на закрытие позиции для ограничения роста убытков) у крупных фондов, купивших нефть в расчете на ее рост в район $100 за баррель. И это еще больше просаживало котировки.

По неофициальной информации ряда трейдеров, при цене на нефть около $65 на рынок вышли непосредственно нефтяные компании. Опасаясь дальнейшего падения цен, они хеджировали свою будущую выручку, продавая нефтяные фьючерсы, тем самым еще ниже опуская котировки.

Но кто был этот мощный игрок на понижение и какие он преследовал цели – пока остается загадкой. Возможно, кто-то из крупных биржевых спекулянтов удачно выбрал момент и политическую ситуацию. В таком случае он вот-вот должен уйти с рынка, поскольку свою прибыль он уже заработал, а попытки продавить рынок еще ниже могут натолкнуться на сильное противодействие и закончиться убытком.

Есть версия, что игру против нефти по инициативе Трампа вели одна или несколько крупных финансовых компаний. Если так, то это довольно нестандартный ход: американский президент опускал нефть не только словесными интервенциями, но и спекулятивной продажей нефтяных контрактов. В пользу этой версии свидетельствуют факты «медвежьих» атак на нефть во время работы американских бирж на прошлой неделе, после того как Россия и Саудовская Аравия на саммите G20 достигли хоть каких-то соглашений и нефть резко пошла вверх.

Но не следует думать, что США выгодно опустить нефть как можно ниже, ведь сейчас сами они – крупнейший ее производитель в мире. А низкая цена ударит по нефтедобывающей отрасли отнюдь не только в России.

Так, банк Tudor Pickering, основатели которого имеют большой опыт работы в нефтегазовой сфере, уже предупредил, что американские нефтедобытчики начинают сворачивать инвестиции в области морского бурения. Если же проанализировать информацию американской нефтегазовой сервисной компании Baker Hughes, a GE Company, то видно, что и темпы прироста новых скважин в последний месяц сильно замедлились. Но нет сомнений, что если большой «черный медведь» – это домашнее животное американского президента, то он еще не раз выйдет на охоту, чтобы остудить горячие головы тех, кто верит в рост нефти до $100 за баррель.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться