Украинский газовый коридор закрывается

Украинский газовый коридор закрывается

Как известно, 31 декабря 2019 года десятилетний транзитный контракт «Газпрома» с украинским «Нафтогазом», прекращает свое действие. Будет ли заключен новый долгосрочный контракт и, если да, то на каких условиях?
ТЭК / Константин Смирнов 26 Янв 2019, 16:00
Украинский газовый коридор закрывается

Эта проблема недавно обсуждалась на трехсторонней встрече руководителей «Газпрома», «Нафтогаза» и зампреда Еврокомиссии и еврокомиссара по энергетике Мароша Шефчовича в Брюсселе. Ключевой вопрос – объемы прокачки по украинской ГТС российского газа и соответственно ее цена. ЕС, США и особенно Украина требуют транзит сохранить. Россия не собирается отказываться от украинских трубопроводов, но считает, что условия транзита и его объем должны быть коренным образом пересмотрены. В противном случае от трубопроводных услуг соседней страны придется полностью отказаться.

Начало трубной войны

Газотранспортная система (ГТС) досталась независимой Украине в наследство от СССР. Знаменитый в свое время трубопровод «Уренгой-Помары-Ужгород» был построен несмотря на традиционные санкции США в начале 1980-х. Десять лет спустя газоперекачивающие мощности были рассчитаны на 140 млрд кубометров в год. В то время местная ГТС была востребована не только за счет близости к ряду стран-потребителей природного газа, но и наличием естественных хранилищ «голубого» топлива. В Карпатах осталось много выработанных газовых месторождений.

Поэтому и в 1990-е и в «нулевых» годах заменить украинскую ГТС другими экспортными мощностями было практически невозможно. Хотя в 2000-х протянули газопровод «Ямал-Западная Европа» в Германию через Белоруссию и Польшу. Две ее нитки сейчас могут перекачивать более 30 млрд «кубов» в год. В Турцию в это же время проложили «Голубой поток» мощностью в 16 млрд кубометров (но его пропускные возможности можно увеличить еще на 3 млрд).

Украинские чиновники и бизнесмены (при любых президентах) как могли пользовались этой ситуацией. Случаи несанкционированного отбора российского газа из труб и хранилищ (даже банального воровства) фиксировались диспетчерской службой «Газпрома» неоднократно на протяжении почти 20 лет (в 1990-е годы фактически списывались и долги за потребленный газ). Надежные потребители в ЕС обвиняли в срыве поставок «Газпром».

В результате подача газа через Украину несколько прерывалась на значительные сроки. В конечном итоге в 2009 году был заключен последний транзитный договор, рассчитанный на десять лет. Годовые объемы были определены в 110 млрд «кубов», тарифы могли уточняться также ежегодно. При этом никаких мер на ремонт и модернизацию ГТС предусмотрено не было.

Поток с севера

Ситуация с украинским транзитом резко изменилась в пользу России после введения в эксплуатацию «Северного потока – 1» в 2011 году с минимальной мощностью в 55 млрд «кубов» в год (в 2018-м прокачали рекордные 58 с лишним млрд кубометров). В совокупности с двумя другими магистральными трубопроводами (см. выше) «Северный поток‑1» стал реальной альтернативой украинской ГТС. В 2017-м году через нее прокачали 94 млрд «кубов», в прошлом – 90 млрд. И это при том, что спрос на газ в Европе существенно вырос – всего в 2018-м за рубеж «Газпром» поставил более 204 млрд кубометров.

Снижение транзита объясняется прежде всего экономическими причинами. «Нафтогаз» постоянно увеличивает тариф, не проводя при этом никаких ремонтов. В 2017 году украинская сторона заработала на прокачке российского газа $3 млрд. Перспектива потерять такие деньги Киев весьма беспокоит. И не зря.

Когда на полную мощь в 2020 году заработает «Северный поток – 2» (55 млрд «кубов»), а также первая ветка «Турецкого потока» (15,75 млрд, необходимость украинского транзита окажется под большим вопросом. Более 70 млрд кубометров российского газа в год будет поступать потребителям в Западную Европу и Турцию напрямую по морскому дну. Через год в строй, как запланировано, должны ввести в строй и вторую трубу «Турецкого потока» (еще 15,75 млрд «кубов»), рассчитанную на поставки в Грецию, Южную Италию, Балканские страны. Во всяком случае окончательные договоренности на этот счет достигнуты с Анкарой и Белградом. Ведутся успешными переговоры и с другими правительствами.

В результате к 2022 году даже чисто арифметически Украину можно обойти. Минимум 110 млрд «кубов» возьмут на себя оба «Северных потока», почти 32 млрд обеспечит «Турецкий поток», до 19 млрд – «Голубой поток», более 30 млрд «кубов» – «Ямал – Западная Европа». Итого: более 190 млрд кубометров. Останется обеспечить экспорт только 14–15 млрд кубометров при нынешних объемах спроса. Вот именно такие объемы и придется поставлять по украинским трубам. Но не долго: «Газпром» предлагает построить «Северный поток – 3».

Киевский синдром

Перспектива потерять свою долю европейского газотранспортного рынка, естественно, украинские власти не радует. И не только с бюджетной точки зрения. ГТС соседней страны всегда была разменной монетой в геополитическом противостоянии Запада и России. Например, еще в 2001 году российское правительство предложило Варшаве проложить новые трубопроводы через Белоруссию и Польшу в Словакию, Венгрию и Германию, минуя украинскую ГТС. Но тогдашний польский премьер Лешек Милер решительно отказался, по его словам, чтобы не навредить экономическим и политическим интересам Киева.

После воссоединения Крыма с Россией «Нафтогаз» завалил Стокгольмский арбитраж многомиллиардными исками против «Газпрома», обвинив российскую компанию, в частности, в снижении транзита. Арбитраж в феврале 2018 года присудил «Газпрому» компенсацию в $2,56 млрд. Но ситуация далека от завершения. «Газпрому» удалось в ходе аппеляций приостановить решение суда, однако «Нафтогаз» все равно пытается арестовать зарубежную собственность «Газпрома» в ряде стран. Грозится Киев подать еще один иск и в Стокгольм на $12 млрд в качестве компенсации упущенной выгоды в случае непродления транзитного контракта.

Киев, поддерживаемый в полной мере Варшавой, Вильнюсом, Ригой и Таллинном, требует прекращения строительства «Северного потока – 2», как нарушающего украинские интересы. Но больше всего тревожит факт вмешательства в споры вокруг газотранспортного проекта США. 

Президент Дональд Трамп категорически против нового трубопровода и грозит санкциями европейским компаниям, которые участвуют в его строительстве, предупреждая об усилении энергетической зависимости Европы от России. Вашингтон преследует две цели: внешнеполитическую – ослабление позиций Москвы в противостоянии с Западом – и чисто коммерческую: подорвать конкурентные позиции российского трубного газа, минимум на треть более дешевого, чем американский сланцевый.

Но пока благодаря жесткой позиции Германии, Австрии и Италии «Северный поток – 2» возводят по графику. Впрочем, Берлин, озираясь на Вашингтон, публично заявляет о необходимости сохранения украинского транзита путем подписания нового контракта до завершения строительства «Северного потока – 2».

Московский ответ

Впрочем, о чем-либо договариваться с «Нафтогазом» сейчас нельзя – на Украине развернулась предвыборная президентская кампания. Проходит она в жестких рамках с применением многочисленных антироссийских провокаций. Ни один кандидат не возьмет на себя ответственность одобрить какой-либо газовый эпилог – обвинят в предательстве. В любом случае придется ждать 31 марта, когда выборы состоятся. Поэтому 21 января на трехсторонней встрече в Брюсселе договорились очередной раунд провести в мае.

В принципе Москва не против и после 31 декабря 2019 года продлить транзитный контракт – вопрос в сроках и объемах прокачки. Публично, как правило, озвучивается цифра в 15 млрд «кубов» в год в течение 2–3 лет. Но это еще не все. В Брюсселе 21 января министр энергетики РФ Александр Новак перечислил требования российской стороны.

Во-первых, украинский транзит должен показать лучшие по сравнению с другими маршрутами коммерческие условия, то есть снизить тарифы на прокачку и надолго их зафиксировать. Во-вторых, «Нафтогаз» должен прекратить все судебные иски против «Газпрома» путем либо их отзыва из арбитража и общегражданских судов, либо за счет «мирового соглашения».

Руководитель «Нафтогаза» Андрей Коболев несколько раз заявлял, что иск в $12 млрд его компания может и не подаст, если транзит сохранится. Но его словам давно уже всерьез в Москве не воспринимают: украинский газовый менеджер явно зависит от изменчивых настроений в правящих кругах.

Но будущее украинского транзита будет все же решаться не только на политическом поле. Шантажировать президента Владимира Путина новыми санкциями и прочими ограничениями, как показывает опыт, бесперспективно – придется искать экономический компромисс. Как было подчеркнуто выше, до 2022 года украинская ГТС, хотя и в меньших объемах, остается необходимой для поставок российского газа. Однако нужен ли для этого долгосрочный контракт? Раньше сам «Газпром» строил свою экспортную политику на долгосрочной основе и стабильно высоких ценах, но Еврокомиссия шаг за шагом добивается перехода на спотовые цены, устанавливаемые на бирже, сходная ситуация и с объемами. Поэтому транзит по украинской ГТС имеет шанс на выживание, по мнению многих экспертов, только в случае биржевой торговли объемами и условиями прокачки газа.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться