Транзитные переговоры стремятся к нулю

Транзитные переговоры стремятся к нулю

На конец мая в Брюсселе запланирован второй раунд трехсторонних газовых переговоров между «Нафтогазом» Украины и российским «Газпромом» (с участием министров энергетики) при посредничестве Европейской комиссии о продлении долгосрочного транзитного договора после 31 декабря этого года.
ТЭК / Константин Смирнов 13 Май 2019, 08:00
Транзитные переговоры стремятся к нулю

Первый, январский, раунд ожидаемо завершился ничем. Такой же провальный итог может случиться и сейчас. Более того, проведение майских переговоров вообще находится под вопросом. Однако дело не в том, когда состоится очередной трехсторонний раунд, а в его конечных результатах – сохранится ли украинская газотранспортная система (ГТС).

Техника против геополитики

В начале попытаемся ответить на вопрос – есть ли чисто технические условия для полного обхода «Газпромом» украинской территории. Украинская ГТС была введена в эксплуатацию в 1980-х годах, то есть во времена СССР. Ее основой стал магистральный трубопровод Уренгой-Помары-Ужгород, далее протянутый в Венгрию, Австрию и Германию. Кстати, он возводился под американскими санкциями.

Общая пропускная мощность украинской ГТС к началу 1990-х годов достигала 140 млрд кубометров в год. Однако транзит в Европу в последние годы уменьшался: максимум 2017 года – 93 млрд кубов, в 2018-м – 90 млрд. При этом ГТС соседней страны практически не подвергался капитальным ремонтам и инновационному развитию, так как украинские власти торпедировали любые предложения по привлечению в систему иностранных инвесторов.

Между тем «Газпром» ежегодно наращивает добычу и экспорт. Так, по данным компании, в прошлом году было добыто 497,6 млрд кубометров (увеличение по сравнению с 2017-м – 5,4%), вывоз в европейские страны (кроме Белоруссии) вырос до 201,8 млрд (+4%). Помимо украинских маршрутов доставка «голубого топлива» осуществлялась по магистральному морскому трубопроводу «Северный поток – 1» (проектная мощность – 55 млрд кубов, но в прошлом году прокачали почти 59 млрд, а также по газопроводу «Ямал – Европа» (начальный объем – 32,9 млрд кубов, рекорд 2013 года – 34,7 млрд). Кроме того, российский газ поставляется в Турцию по черноморскому трубопроводу «Голубой поток» объемом до 16 млрд куб. м. Анкара недавно запросила увеличить поставки еще на 3 млрд. Подсчитаем. В обход украинской ГТС уже можно ежегодно переправлять европейским и турецким потребителям до 113 млрд куб. м в год. Теперь возьмем возможности двух строящихся газопроводов: по дну Балтийского моря «Северного потока – 2» и по черноморской акватории первой нитки «Турецкого потока».

Первый рассчитан на 55 млрд кубов (возможно, несколько больше), второй – почти 16 млрд. Итого: 71 млрд кубометров в год. Эти газопроводы должны начать функционировать с 1 января 2020 года. Правда, с «Северным потоком – 2» могут возникнуть трудности из-за задержки с разрешением строительства части трубопровода в исключительной экономической морской зоне Дании и введении поправок в Газовую директиву ЕС.

Но в целом в обход украинской ГТС с января 2020 года, когда заканчивается действие долгосрочного транзитного договора с «Нафтогазом», «Газпром» сможет транспортировать до 184 млрд кубов в год. То есть для ГТС остается 16–17 млрд кубометров. Для того чтобы и этот объем нашел новый транзитный путь, достаточно возвести еще одну нитку «Турецкого потока». Правда, на это потребуется еще 2–3 года. Однако в этот период все равно можно обойтись без Украины. Во-первых, в этом году закачать как можно больше топлива в европейские газохранилища, в чем, собственно, глава «Нафтогаза» Андрей Коболев и не устает обвинять Алексея Миллера. Есть еще одна возможность – ограничить поставки (которые можно в целом проводить по северным маршрутам, во всяком случае с Венгрией договор такого рода заключен) в Словакию. Эта страна помогает Украине проводить так называемый виртуальный реверс газа, когда он идет по украинским трубам и из них же откачивается, но по документам оформляется как прокаченный в обратном направлении из Словакии. Неслучайно Братислава вслед за Вашингтоном, Варшавой и Киевом протестует против «Северного потока – 2», ведь бюджет этой страны лишится значительных сумм из-за переплаты (плюс лишние 25%) Украиной за российский газ.

Наконец, последнее. В техническом отношении украинская ГТС находится на грани масштабных аварий, так как сильно изношена. Зачем же тогда договариваться с Киевом о новом долгосрочном договоре?

Финансы против геополитики

Позиция украинской стороны понятна. Новый десятилетний транзитный договор нужен Киеву прежде всего для того, чтобы оказывать определенное давление на российские власти, продолжая использовать преимущественно монопольное положение посредника по доставке газа его основным потребителям в ЕС. Той же политики придерживается и Варшава. Неслучайно там на протяжении последних 20 лет постоянно отвергают предложения российских властей и «Газпрома» проложить новые газопроводы по территории Польши. Якобы для того, чтобы не ущемить украинские интересы. А на самом деле поляки боятся потерять еще один рычаг давления на Москву, так как его, по их мнению, лучше использовать чужими руками. К тому же украинский транзит в нынешнем виде – это $3 млрд с «Газпрома». Деньги не пахнут, так что их можно собирать и с «агрессора».

Андрей Коболев утверждает, что ни у его компании, ни, особенно, у российских контрагентов широкого маневра нет: договор придется продлевать на преимущественно украинских условиях. Чтобы выкрутить руки «Газпрому», «Нафтогаз всеми силами пытается заручиться поддержкой не только Вашингтона (США и так против поставок российского трубного газа в страны ЕС), но и Брюсселя. Несколько дней назад исполнительный директор «Нафтогаза» Юрий Витренко признался, что отправил жалобу в Еврокомиссию на злоупотребления «Газпромом» своим нынешним и даже потенциальным монопольным положением. При этом в документе признается «виртуальный реверс». Этот маневр, конечно, прямо не запрещен газовыми соглашениями, но, как правило, у всех поставщиков вызывает сильное раздражение.

Тем не менее «Нафтогаз» не намерен полностью погасить долги за поставленный газ, прикрываясь решениями Стокгольмского арбитража, который в прошлом году взял в основном украинскую сторону. «Газпром» эти судебные решения не признает и пытается их оспорить в аппеляционном порядке. Но незавершенность судебной тяжбы не мешает «Нафтогазу» пытаться арестовать активы «Газпрома» в ряде европейских стран. Плюс в «Нафтогазе» угрожают подать иски на $10 млрд за возможное прекращение транзита российского газа по украинской территории. Но и этого еще мало. Андрей Коболев заявил, что новый транзитный договор «Газпрому» надо подписывать не с «Нафтогазом», а с неким еще не учрежденным оператором ГТС. Последний будет работать по правилам ЕС – не принадлежать напрямую «Нафтогазу», резервировать 50% пропускной мощности ГТС для других производителей (в Киеве все еще надеются на Ашхабад), а покупать российский газ европейские транзитные компании должны не на западной украинской границе, а на восточной.

Учитывая еще и тот факт, что тарифы на прокачку газа на Украине в 3 раза выше, чем в ЕС, и на доставке по СП‑2 можно сэкономить в год минимум 8 млрд евро, оказывается, что новый долгосрочный договор «Газпрому» явно не нужен. И геополитическое давление Украине не поможет. Не на тех напали. В конце концов мы можем пойти и на сокращение поставок, как это уже было в 2009 году из-за систематических украинских неплатежей за газ. Взаимовыгодное соглашение возможно только при учете российских интересов, например, перехода к краткосрочным транзитным контрактам, базирующихся на спотовых ценах.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться