«Из страны ежегодно с туристами “улетают” 35 млрд долларов»

Роман Еремян, председатель экспертного совета по гостиничному бизнесу МРО «Деловая Россия» и руководитель Центра стратегических разработок Союза Туризма и Гостеприимства, рассказал о потерях туристической отрасли из-за карантина, объяснил, почему в России отдыхать всегда дороже, чем в за рубежом и предположил, когда туризм вновь начнет приносить деньги бизнесу и удовольствие путешественникам.
Туризм / 7 октября 2020, 14:07

— Туристический сезон, если то, что было в этом году можно так назвать, подходит к концу. Каковы его предварительные итоги?

— Если говорить о бизнесе, он прошел сезон неравномерно, поскольку у нас объекты, которые располагаются в курортных территориях, – а это, в первую очередь Крым, Черноморское побережье, Краснодарский край, частично смогли вернуть недополученные доходы, чтобы хоть в какой-то степени компенсировать убытки, которые они понесли в процессе приостановки деятельности до 1 июля. Но, поскольку до этого доходов у них практически не было, а расходы они несли, в лучшем случае они сравняли свои накопленные до этого убытки. Если раньше, лето было основным периодом, когда они зарабатывали финансовую подушку, за счет которой могли спокойно дожить либо до периода новогодних каникул, либо вообще до следующего весеннего и летнего сезона, то сейчас у них этих запасов нет. Особенно, с учетом того, что снижается покупательная способность населения, – а это видно по объемам денежных доходов туроператоров, которые также отмечают, если в деньгах измерять, а не в количестве туристов, – что доходы у туроператоров снизились примерно на 60% в сравнении с прошлым годом. Соответственно, это сказывается и на доходах авиакомпаний, и на доходах средств размещения.

Что касается потребителей – у них, казалось бы, появились возможности воспользоваться услугами кэшбека. Но вот попробовали и пока не очень получается. Будем надеяться, что постепенно ошибки будут исправлены и кэшбек будет набирать в дальнейшем обороты. Вот, в октябре будет следующая попытка…

Пока это не дало существенных результатов для экономики. То есть, пиара было много, а экономически это обеспечило продаж примерно на 1,3 млрд. рублей – это примерно 0,25% (четверть процента) от доходов коллективных средств размещения за 2019 год.

— Это потому что необходимы какие-то дополнительные затраты?

– Нет, нет… Понимаете, это было сделано слишком поздно. Как говорится, – «слишком поздно, и слишком мало». Там были очень большие ограничения, которые приводили к тому, что сама стоимость поездки была довольно существенной, а потребители у нас были и так не очень-то хорошо зарабатывающие люди. Подавляющее большинство россиян, и в этом надо честно признаться, люди бедные. По любым меркам – и по российским, и по международным. И соответственно, в условиях, когда люди потеряли работу или значительную часть источников своих доходов, а им говорят, что вы можете получить 20% кэшбека на поездку, которая суммарно стоит, допустим, 60 тысяч рублей,  да еще это должно произойти в сентябре-декабре, когда дети идут в школу, а взрослые включаются в работу, – не у каждого человека есть в кармане лишних 60 тысяч, чтобы прокатиться куда-то, да еще и в не очень востребованный регион. Ведь черноморские курорты при первом запуске программы были изъяты на периоды бархатного сезона и последней недели декабря, плюс были ограничения – не меньше пяти ночей. Так вот: кто из работающих людей, или из учащихся, может позволить себе взять и уехать на неделю осенью? А еще и потратить эти пресловутые 60 тысяч рублей в тот момент, когда люди перешли на модель мобилизационного потребления – то есть, максимальной экономии. Тем более, что впереди может быть вторая волна коронавируса, экономические проблемы в стране никуда не делись: продолжаются сокращения, снижения зарплат. В таких обстоятельствах туризм становится избыточными затратами для домохозяйств.

Еще любопытный момент, который показал «высокий сезон», это то, что туристические города, которые у нас были нацелены преимущественно на прием иностранных туристов, – это, в первую очередь, Москва и Санкт-Петербург, – понесли тяжелейшие потери. Они получили очень существенное падение доходов. И, честно говоря, до сих пор не очень понятно, как этот бизнес сможет дожить до следующего «высокого сезона». Этот вопрос пока просто подвешен в воздухе.

Кроме того, сейчас накапливаются обязательства, которые необходимо исполнить по уплате отложенных налогов, которые перенесли на полгода, как мы с вами помним. А через некоторое время появятся обязательства по выплате кредитов, которые получали для финансирования рабочих мест… У многих возникли проблемы: люди получали кредиты в июне, рассчитывая, что учет количества рабочих мест будет вестись по численности на 1 июня. А у банков эти данные были по 15 мая. Соответственно, те, кто успели сократить какое-то количество людей с 15 мая по 1 июня, формально не выполнили свои условия и попадают уже под кредитную ставку не в два процента, а все 15%.

БИЗНЕС-ТУРИЗМ НЕ ВОССТАНОВИТСЯ ИЗ-ЗА ОНЛАЙН СЕРВИСОВ

— Это, к сожалению, проблема не только туристического бизнеса… А Крым и Краснодарский край «палочкой-выручалочкой» для отрасли не стали?

— Они сейчас находятся в ситуации, когда они смогли заткнуть зияющие дыры, однако непонятно, как они теперь будут жить до следующего сезона, потому что «подушку безопасности» они накопить не успели. Городские отели пострадали практически все. Там, где не было большого потока международного туризма, там был деловой туризм, бизнес–туризм. Однако сегодня понятно, что в тех объемах, что было раньше, он уже не восстановится. Посмотрите что происходит с тарифами и доходами на номер (RevPAR) – в Татарстане, Петербурге средний тариф даже в гостиницах 4-5* упал до 14-30 долларов на гостя. Сетевые гостиницы Петербурга уровня 4-5* показывают доход на номер 900 рублей, Это 12 долларов. К сожалению, падение произошло по всему миру, но у нас это наложилось на то что наш внутренний рынок массового спроса имеет очень низкую платежеспособность. Поэтому в долларовом выражении в сравнении с зарубежными туристическими центрами мы и так были значительно ниже по доходам, а теперь фактически опустились на финансовое дно и уверенно по нему идем.

Что касается делового туризма – надо смотреть правде в глаза, он уже никогда не достигнет прежних объемов, ни в России, ни в мире. Компании открыли для себя средства онлайн-коммуникаций, в том числе видеконференцосвязь, которые снижают необходимость проведения очных встреч, позволяют проводить мероприятия без перелетов, экономить и время и деньги. Отели, которые изначально ориентировались на бизнес-туризм, особенно те, которые находятся в городах, не обладающих туристической привлекательностью для частного туризма – развлекательного, познавательного, – будут переживать трудные времена и, скорее всего, в этой части рынок ждет довольно большой объем кредитных дефолтов и распродаж.

Естественно, сохранится сектор MICE. Конгрессы, выставки, крупные конференции – то, что невозможно заменить онлайн-средствами, – этот сегмент спроса останется, но для него необходима специфическая туристическая инфраструктура. В России ее не то чтобы нет, но форматы ее значительно отстали от зарубежных аналогов.

— Во время пандемии все туроператоры оказались в равных условиях. Но кому было проще пережить кризис – крупным компаниям с большими штатами, или, напротив, мелким, где трудятся два-три человека?

— Понятно, что мелким компаниям проще закрыться. И это не туроператоры, а турагентства. Нет операторов со штатом в два-три человека.

Основная проблема туроператоров – это объем возвратов, перед которым они оказались, когда страны начали закрывать границы, а потребителям Роспотребнадзор и депутаты Думы сообщили, что по закону о защите прав потребителей клиенты должны получить назад свои деньги. А откуда возвращать эти деньги? Туроператоры, как правило, выкупают так называемые «жесткие блоки» в отелях, они заранее выкупают блоки посадочных мест в самолетах, в расчете на то, что в дальнейшем, во время сезона, они будут за счет поступающих от туристов платежей, эти свои затраты компенсировать. Так устроена финансовая модель туроператорского бизнеса.

В этом году туроператоры оказались в ситуации, когда их ранее выплаченные деньги за отели, за места у авиаперевозчиков не могут быть компенсированы, средства клиентов, перечисленные уже авиакомпаниями и отелям тоже надо вернуть, а как их получать с зарубежных контрагентов? При этом речь шла об очень крупных объемах возвратов – это десятки миллиардов рублей. И понятное дело, откуда взялась история про ваучеры, на которые предлагалось заменять авиабилеты, ранее проданные, или туристические путевки… Если все потребители одновременно предъявят требования по возврату денег, уплаченных за туристические путевки или авиабилеты, то развалятся и туристические операторы, и перевозчики. Если, допустим, всеодновременно предъявят требования «Аэрофлоту», то на следующий день эта авиакомпания просто закроется, а за ней повалятся лизинговые компании, предоставившие авиакомпаниям самолеты, и банки, которые все это кредитовали. При этом потребители в этом случае получили бы уже не ваучеры как отложенные обязательства, а просто извещение о банкротстве поставщика услуг.

ПОЧЕМУ ОТДЫХ В РОССИИ ВСЕГДА ДОРОЖЕ ПОЕЗДКИ В ЕВРОПУ ИЛИ АЗИЮ

— Из года в год  лето, как правило, всегда было таким, то один оператор обанкротится, то другой. В нынешнем году подобных сообщений не было. Хотелось бы понять: так были банкротства, или не были, или информация просто замалчивалась?

— Нет, они были. Но это, в основном, небольшие операторы. Впрочем, они не заявляли о том, что они именно банкротятся. Они объявляли о том, что прекращают свою деятельность и публиковали заявления, что они сейчас идут на возврат денег всем, кому обязаны. Как они будут разрешать подобную ситуацию – я не знаю, хватит ли у них денег, или не хватит. Но компании, конечно же, до последней возможности хотят разрешить ситуацию мирным способом, без судов. Никто из учредителей и Генеральных директоров не хочет нести субсидиарную ответственность и поэтому будут предпринимать все усилия, чтобы, если дело дойдет до банкротства, у них были все основания доказывать что они предприняли все разумные меры по спасению компании и выполнению обязательств.

— Когда ждать волну банкротств на рынке?

— По волне банкротств мне сказать очень сложно. Например, четыре крупнейших туроператора с турецкими бенефициарами почти сразу же получили докапитализацию в размере 120 миллионов долларов на четверых. Это почти 9 миллиардов рублей. У них положение сразу же пришло в норму. Кто-то из операторов сумел переориентироваться на российский рынок, по сути, заменить зарубежные туры на российские направления, хотя это, конечно, не могло даже частично заменить их потери в сравнении с 2019 годом. А за счет чего держатся остальные – очень трудно пока сказать. Кто-то не платит по долгам перед отелями и авиакомпаниями, кто-то смог получить короткие кредиты, сокращают офисы продаж.

— Но в целом туристический рынок сможет восстановиться? За счет чего?

— И да, и нет. Потому, что если мы говорим о международном туристическом рынке, то, безусловно, остановка перелетов между странами, закрытие границ повлияли на все страны и критически – на те, где значительный объем ВВП приходится на туризм. До тех пор, пока эпидемиологическая обстановка не изменится в существенной мере, наверное, ожидать какого-нибудь улучшения невозможно. Судя по информационному фону в мировых СМИ, окончательно проблема закрытых границ будет снята ближе к концу лета 2021 года. Более того, сейчас будут прогрессировать проблемы и у крупных западных компаний, которые владеют крупными объектами туристической инфраструктуры. Это круизные компании, которые владеют сотнями собственных кораблей, это владельцы гостиниц, которые, как правило, существенно закредитованы. Остановка деятельности гостиницы на год, или значительное падение денежного потока, это мощный удар и здесь все будет зависеть  от структуры капитала владельцев. Впрочем, не стоит ждать волну банкротств крупных владельцев туристической инфраструктуры – у таких зарубежных компаний качество структуры капитала всегда очень высокое, их «подушки безопасности» хватит на период от года до 18 месяцев даже, если они не будут иметь вообще никакой выручки.

Тем не менее, вот буквально на днях компания Disney объявила о сокращении 28 тысяч сотрудников. В основном, речь идет о парках развлечений, круизных линиях и торговых точках.

Что касается доходов от туризма в России – это отдельная история. Здесь просто напрашивается фраза «невозможно упасть лежа». Ведь для России туризм всегда был абсолютно убыточной отраслью экономики. У нас огромный объем денег ежегодно увозится из страны российскими туристами – если смотреть отчеты Центробанка, чистое отрицательно сальдо по статье Поездки ежегодно колеблется от 17 до 50 млрд долларов. Это разница между тем, что вывезли наши туристы, и что привезли иностранные туристы в нашу страну.И это еще без учета реальных расходов россиян за рубежом.  Только за прошлый год туризм для России дал чистый минус 25 миллиардов долларов по отчетам Центробанка и еще чуть больше 10 миллиардов россияне потратили за рубежом. По данным ЦБ России без всяких досчетов и коррекций за десять лет с 2008 по 2017 годы из нашей страны, уехали 287 миллиардов долларов. Для сравнения – это равно всему федеральному бюджету России за 2019 год, на все олимпийское строительство в Сочи было израсходовано 50 миллиардов долларов. Плюс около 90 миллиардов россияне израсходовали уже на месте.

Дело в том, что Центральный банк по сути не видит значительную часть средств, которую тратят российские туристы за рубежом. Они исходят из норматива командировочных расходов, утвержденных Минфином для разных стран мира - в среднем это 62 доллара в день, по крайней мере, в странах Западной Европы. А, как мы прекрасно понимаем, мало таких россиян, которые живут на 62 доллара в день за рубежом. А, соответственно, если посчитать реальные расходы, с учетом расходов с карт Visa, других, складывается реальная сумма расходов россиян за рубежом – те самые 10 с небольшим миллиардов за 2019 год.

Почему наши люди выезжают за рубеж? Потому что в соотношении цена/качество зарубежный отдых несопоставим с тем, что они могут получить внутри России. Это несопоставимо абсолютно. И вызвано это системой регулирования нашей туристической отрасли, на которую никогда не обращали внимания. Считалось, что достаточно вести учет по количеству туристов, при этом количество туристов непонятно почему постоянно завышается, отчего заявления руководителей регионов в разы превышают фактические данным Росстата.

Туристический рынок для россиян границами не ограничен. Получить многократную туристическую визу за рубеж достаточно просто. А вот попасть в России, надо пройти семь кругов ада и заплатить за однократную визу до 400 долларов компаниям-«помогайкам» при наших посольствах и консульствах. Конечно же, это сильно отталкивает иностранцев, готовых сюда ехать. Фактически, в части извлечения туристических доходов у нас действует «система нипель»: всех выпускаем, но никого не впускаем.

Итак, визовый режим – это первый барьер.

Второй барьер – соотношение цены и качества.

Потребители всегда знают, сколько денег они готовы потратить на поездку, – то есть, бюджет, и сравнивают что они получат за эти деньги в России и за рубежом. И что же они видят? Оказывается что при равных ценах  зарубежные предложения куда привлекательнее. А почему так происходит?

Все довольно просто – в цене зарубежных конкурентов заложена в разы меньшая фискальная и кредитная нагрузка, значительно выше участие государства в создании инженерной и транспортной инфраструктуры и во всем, что является магнитами для туристов с высоким и средним чеком – то есть, инфраструктура, которая наполняет смыслом поездку – качество воды и пляжей, а значит это регулирование земельных отношений и обеспечение высоких экологических стандартов, инфраструктура торговая, музейная, конгрессно-выставочная, развлекательная, концертная, клубная, комфортная городская среда и выдающиеся объекты архитектуры, сады и парки.

У меня есть пример, я его всегда привожу, чтобы быть максимально конкретным. Как известно, Дубай – очень популярное место отдыха россиян. 20 лет там не было налогов, вообще никаких. Ноль. Именно в это время там и была создана практически вся та туристическая инфраструктура, которая обеспечила рост доходов от туризма с 2 миллиардов в 2008 году до 19 миллиардов в 2019 году со средним чеком на туриста 1266 долларов. С 2019 года власти Дубая со скрипом ввели пять процентов НДС. У нас сколько НДС?

— Двадцать процентов.

— Совершенно верно. Давайте посмотрим дальше – налог на имущество 0%, налог на землю 0%, налог на прибыль 0%. Налог на заработную плату там отсутствует – там есть лицензия на рабочее место, то есть на работника, которая на наши деньги стоит примерно 60 тысяч рублей в год, или пять тысяч рублей в месяц. Что такое пять тысяч рублей в месяц? Это как если бы в России заплатить все налоги на заработную плату, – НДФЛ, и страховые взносы, – с зарплаты в 12 500 рублей, то есть, с минимального размера оплаты труда.

Но у нас же не такие зарплаты? Соответственно, у нас и налоговая нагрузка значительно выше. Кредиты там 15-летние давали под 2-3% годовых. Участок ты покупаешь, действительно, на рынке, но, при этом, он полностью подготовлен к застройке – там уже есть сети, проложенные государством, огромные вложения сделан в международный хаб и собственную авиакомпанию. На базе туристической инфраструктуры, которая обеспечивает высокое качество жизни, сервисов, безопасности и транспортной доступности там действует несколько свободных экономических зон, зон беспошлинной торговли, медицинская свободная экономическая зона и так далее.

Примерно то же самое можно сказать о системе стимулирования инвестиций в туризм в Турции, Китае, Вьетнаме, Сингапуре, отдельных штатах США как Флорида, Невада и так далее. И везде такие меры приводит к одинаковым результатам – взрывному росту инвестиций и доходов от туризма.

Ничего этого у нас даже близко нет. И, соответственно, когда ты тратишь одну и ту же сумму в России и за рубежом, в объекте приблизительно равного качества,  российский продукт будет значительно менее качественным за счет очень дорогого кредита, системы налогообложения и таможенных пошлин на необходимые для строительства материалы и оборудование, операционных налогов и налогов на прибыль – эти вмененные государством издержки заложены в каждом туристическом объекте в России от момента начала строительства до операционной деятельности.

Когда вы заезжаете в российский отель, который платит НДС – то есть с оборотом более 200 млн рублей в год, вы должны понимать, что в цене, которую вы сидит до 60% разнообразных налогов. В результате российский отель сверху давит цена зарубежных конкурентов, а снизу издержки, созданные государством.  На качество и нормальную прибыль запаса в цене практически не остается. Остается только снижать качество, повышать цену и жить на том сегменте людей, которые по каким-то причинам не могут выехать за рубеж. Поэтому когда россияне говорят, что «в России все так дорого», надо понимать, что это не у нас дорого, это у государства дорого.

— Как-то все очень пессимистично.

—  Вовсе нет. Это объективный взгляд с цифрами в руках вместо лозунгов. Считать и сравнивать финансовые модели и бизнес-планы крупной туристической инфраструктуры для реализации в России и за рубежом– уже 15 лет существенная часть моей работы. Я постоянно занимаюсь коммерческими проектами и за рубежом и в России.

И когда мы сравниваем инвестиции в России и за рубежом, мы понимаем, что цена нас ограничивает сверху, а издержки, вмененные разными государствами – снизу. Что люди выбирают куда поехать, где они получат лучшее качество за равные деньги. Какая им разница куда лететь, допустим, из Москвы? За 3-5 часов из Москвы можно улететь и в Сочи и в Португалию и в Дубай. Разница в цене билета будет невелика, тем более что полеты внутри страны у нас облагаются НДС, а за рубеж – нет.

Попробуйте в России построить какой-нибудь современный отель четыре-пять звезд уровня, к примеру, похожий на турецкий – вы сразу увидите что стоимость строительства будет в полтора-два раза выше, и налоговая и кредитная нагрузка будет несопоставимо выше, чем в Турции. Соответственно, и цена проживания в таком отеле либо будет неконкурентная, либо это будет планово убыточный отель – и в России такие есть – практически все наследие олимпийского строительство ежегодно показывает миллиардные убытки.

КАК ВОССТАНОВИТЬ РОССИЙСКИЙ ТУРБИЗНЕС

— А каков ваш прогноз для российского туристического бизнеса на конец текущего года и начало следующего, 2021-го? Будет ли какой-то просвет?

— Все, что связано с туристической индустрией, в значительной степени связано с текущим потреблением. Пока что экономическая ситуация в России говорит о том, что доходы населения падали и будут падать дальше – ну, за шесть лет с 2014 года по март 2020-го, по данным Росстата, между прочим, - они упали на 14%. За второй-третий кварталы текущего года они упали еще на восемь процентов.

Сейчас у нас еще случилась девальвация рубля – национальная валюта подешевела на 24-25% за полгода. К чему это приведет? – Это приведет к тому, что все товары, в которых есть хоть какая-то импортная составляющая, будет дорожать. Поэтому количество свободных денег у нашего населения будет сокращаться. В ближайшие два года точно. Плюс – растет налоговая нагрузка даже не за счет увеличения ставок, а за счет повышения эффективности контроля и собираемости. Плюс сейчас активно продвигается ипотека. А что такое ипотека для потребительского рынка с падающими или стагнирующими доходами населения? Это долгосрочная нагрузка на доходы домохозяйства, которая снижает свободные доходы граждан. Туризм же относится к графе «необязательные расходы».

Такое положение с покупательной способностью на внутреннем рынке будет влиять на отношение инвесторов к инвестициям. Ведь любой инвестор оценивает свой капитал в чем? – Конечно, не в рублях, которые постоянно обесцениваются, а в долларах. И если деньги у инвестора легальные – он может их инвестировать где угодно, в любой точке мира. Там, где есть спрос, где выше рентабельность.

Вот и спрашивается – а выгодно ли такому инвестору вкладывать средства в российскую туристическую инфраструктуру, которая будет обслуживать рублевый спрос, при том, что и население беднеет, и рубль постоянно обесценивается? Сможете ли вы назвать хоть одну причину, по которой инвестор захочет это сделать?

— К сожалению, не могу.

— Вот. Правда все-таки есть один способ, который мог бы развить туристическую отрасль в стране.

Как я уже говорил: у нас неконкурентные условия регулирования отрасли, которые демотивируют инвесторов вкладывать деньги в строительство чего-то более, или менее современного, с точки зрения современной международной конкуренции на рынке. Мы полностью открыли границы для вывоза нашими туристами капитала за рубеж, при этом наши границы на въезд почти наглухо закрыты, чтобы иностранные туристы с гораздо более высокими доходами на душу населения могли бы к нам приехать и оставить свои деньги.

Что можно сделать, чтобы исправить эту ситуацию?

Первое: привести в порядок визовое законодательство в части максимального снятия барьеров для въезда сюда туристов из стран дальнего зарубежья с высоким чеком.

То есть, когда нам говорят, что к нам приехало два с половиной миллиона китайских туристов, нам забывают сказать, что эти китайцы привезли в нашу страну столько же денег, сколько привезли всего лишь восемьсот тысяч англичан и граждан Соединенных Штатов. Понимаете разницу? С одной стороны восемьсот тысяч человек  с доходом 1500 долларов, а с другой – два с половиной миллиона, но по 340 долларов. Кого проще обслуживать? С кого больше дохода получается? Только почему-то для англичан и граждан США у нас крайне затруднен въезд. И ведь есть и другие китайцы – 36 миллионов туристов в Макао, из которых 95% китайцы, в Макао в год 39 миллиардов долларов – по 1200 долларов. Причем средний срок пребывания китайского туриста на территории Макао – сутки.

Второе – нам просто необходимо максимально открыть границы для граждан тех стран, с более высокими доходами на душу населения по сравнению с Российской Федерацией. Пора перестать ориентироваться на количество туристов, а ставить цели в виде дохода в целом и дохода одного туриста. Соответственно, чем больше доход – тем больше должно быть инфраструктуры, которая будет обслуживать именно такой поток. Посмотрите, наш реальный внутренний спрос это 36 миллионов человек с доходами выше 25 000 рублей. А западной Евразии и на Ближнем Востоке в радиусе 3-х часов полета от Европейской части России проживают почти 800 миллионов с ВВП на душу населения в 2,5 раза выше, чем в России. В радиусе 6 часов полета уже 2,3 миллиарда человек, правда с ВВП на душу в 1,5 раза выше, чем в России.

А это значит, что нам необходимо переориентировать туристическую инфраструктутру России с обслуживания внутреннего рынка, который тощий, нищий и будет только беднеть, на обслуживание внешнего рынка, где платежеспособного спроса в десятки раз больше. Раз уж у России экспортно-ориентированная сырьевая экономика, и из расчета этого рубль будет постоянно девальвироваться, чтобы снизить долларовые издержки экспортеров, то, очевидно, что и нашу туристическую индустрию разумно переориентировать на экспорт. На то, чтобы из страны не выезжали деньги, а чтобы она стала насосом, который всасывает сюда мощный поток экспортных доходов

И третье – изменение налогового регулирования отрасли. Минфин упорно держится за НДС – это просто «священная корова». Но никто и никогда не задавался вопросом: сколько НДС собирается с гостиниц Российской Федерации за год. А его собирается всего лишь 18 миллиардов рублей, то есть примерно 230 миллионов долларов.

Получается, государство держится за 18 миллиардов рублей, которые являются 0,1% (десятой долей одного процента),федерального бюджета, а теряет десятки миллиардов долларов, которые россияне увозят на отдых за рубеж. Эти деньги уехали навсегда, они не вращаются в экономике России. Это прямые потери 18% внешнеторгового сальдо страны и 3,5% ВВП в год, а с учетом мультипликатора почти 10%. И каждый миллиард долларов выручки в туризме это даже за рубежом 40 000 только прямых рабочих мест, а в России по данным Росстата порядка 120 000. То есть – минус 35 миллиардов в год на туризме означают потерю почти 4 миллионов прямых рабочих мест – 6% от трудоспособного населения.

— Кому необходимо решать эту проблему?

— Ростуризм знает об этой проблеме, и они пытаются ее решить. Но они пока не смогли математически обосновать изменения перед Министерством финансов, и поэтому Минфин стоит на своем.

Сейчас готовится национальный проект по туризму, в котором, к сожалению, мы опять не увидели изменений в системе фискального регулирования отрасли. И это говорит о том, что надежда на то, что сейчас сюда хлынут какие-то невиданные объемы частных инвестиций, абсолютно беспочвенны. Если не будет изменения налогового регулирования, остается один вариант: закрыть границы для россиян.

И здесь есть пример: в июле было совещание у президента Путина по поводу налогообложения IT-индустрии, на котором, как вы знаете, было принято решение о том, чтобы снизить налог на прибыль до 3%, отчисления с фонда оплаты труда снижены до 7%, НДС у них не было уже давно.

И что случилось? Небо упало на землю? Государственный бюджет пошатнулся? Да нет, ничего не произошло. А ведь по экономическим параметрам IT-индустрия является точной копией туристической индустрии. Это и количество занятых, и внутренний экономический оборот, количество экспорта услуг и товаров. Вот только импорт в IT-индустрии в два раза меньше, чем по туристической сфере. То есть, мы импортируем туристических услуг  в целом на 45 миллиардов долларов в год суммарно, а по IT-сфере – двадцать с чем-то миллиардов.

Оказывается, можно принимать такие решения. Просто это было решение Владимира Владимировича и он поставил перед фактом Минфин. И ничего с бюджетом не случилось.






Также в рубрике

  • Цифровая трансформация стала главным трендом развития банковских продуктов и услуг в 2020 году. Пандемия ускорила процесс преобразований и обеспечила условия для продвижения цифровых сервисов среди клиентов банков.
    Мероприятия26 октября 2020, 17:00
  • Финансовые трудности компаний, связанные с разразившимся COVID-19, продолжают набирать обороты. Кроме того, в вопросы аренды недвижимости вносит свои коррективы и необходимость переводить сотрудников на удаленный режим работы.
    Недвижимость26 октября 2020, 16:14
  • 27 октября в 19:00 во Дворце Спорта «Видное» состоится Галафинал чемпионата России по миксфайту, организатором которой является Всероссийская Федерация Спортивного Миксфайта.
    Афиша26 октября 2020, 15:25
  • Трудовой кодекс РФ устанавливает для работников определенную продолжительность рабочего времени. Несмотря на это, в некоторых случаях работодатель может ее увеличить. Но он должен знать, когда это допустимо и как оформляется.
    Российская экономика25 октября 2020, 19:00
  • Дробление бизнеса – это бизнес-процесс реорганизации компании, в результате которого вместо одной фирмы появляется ряд новых самостоятельных структур. Эксперт Ассоциации налоговых консультантов Андрей Илларионов рассказывает, что нужно делать, чтобы отбиться от обвинений в незаконном дроблении бизнеса.
    Российская экономика25 октября 2020, 17:00