Кто Вы, доктор Фридман?

Кто Вы, доктор Фридман?

Экономика 17 Авг 2012, 19:22
Кто Вы, доктор Фридман?

Рейганомика

Восьмидесятые годы прошлого века в США — не лучшие времена. Политики не любят слово кризис. Поэтому практически каждый серьезный спад в экономике в обращение вводится новое слово для его обозначения. Вначале это была депрессия. Потом рецессия. К концу 1970-х ситуация вновь оказалась настолько серьезной, что на свет появился новый термин — стагфляция, то есть застой, спад производства и высочайший уровень безработицы при одновременной инфляции. Ее катализатором оказался рост цен на энергоносители на мировых рынках.

Неудивительно, что доминировавшая экономическая теория — кейнсианство — оказалась подвергнута серьезному сомнению. Государственный сектор работал неэффективно: чрезвычайные заимствования и расходы стремительно увеличивали объем денежной массы.

Рецепт выхода из кризиса сводился к нескольким основным пунктам: введение жесткого контроля за количеством денег в обращении. Снижение государственных расходов и вообще роли государства в экономике. Сокращение налогов для стимулирования бизнеса.

Итогом проводимой политики стало сокращение безработицы с 7,9% в начале реформ до приемлемых 3,9% к 1988 году, инфляции с 13,5 до 4,1% за тот же период. Рост ВВП стабилизировался на отметке приблизительно 4%. Вне всяких сомнений экономика начала выздоравливать. И жизнь многих американцев стала существенно лучше. Еще больше «повезло» гражданам с высоким уровнем дохода — для них налоги за время президентства Рональда Рейгана снизились с 70 до 26%.

Однако это иллюзия, что политики слушают экономистов до конца. В то же самое время мы наблюдали существенные отклонения от теории монетаристов. Так, во времена Рональда Рейгана происходит существенный рост военных расходов. Нельзя забывать, что высокие цены на нефть в этот период оказывали существенную поддержку доживающим свой век коммунистическим режимам. И противостояние двух систем достигло в те годы своего апогея.

Но и на внутреннем рынке США вмешательство государства в экономику сокращалось не во всех секторах. Так, например, был впервые создан стратегический нефтяной резерв. А контроль над энергоресурсами оказался возложен на вновь созданное специальное министерство.

Были и отрицательные стороны проводимых реформ. Существенно возросло расслоение общества. Около 30 млн американцев оказались за чертой бедности. Государственный долг вырос с 997 млрд до 2,85 трлн долларов.

Тэтчеризм

Другой страной, в которой монетаризм продолжил свое триумфальное шествие по планете, стал ближайший союзник Соединенных Штатов — Великобритания, прежде всего в эпоху правления Маргарет Тэтчер. Основой ее политики также стали сокращение государственных расходов, жесткий контроль денежной массы и приватизация предприятий.

Несомненный положительный итог — снижение инфляции с 10,3% в мае 1979 года до 4,6% уже в 1983-м. Но в экономике за все приходится платить. Оборотной стороной политики Маргарет Тэтчер стал рост уровня безработицы с 1,5 млн до 3,3 млн человек. Страну охватили массовые акции протеста — прежде всего рабочих закрывающихся убыточных угольных шахт. В конце концов политику тэтчеризма не поддерживали не только члены лейбористской партии, но и многие консерваторы-то есть даже те, кто привел «железную леди» к власти.

В то же время необходимо отметить, что уже с 1984 года в Великобритании произошло смягчение денежно-кредитной политики, и, по мнению многих экономистов, денежная масса в процессе приватизации росла в достаточной мере хаотично.

Другие страны

Менее известными примерами использования монетаризма в основе государственной экономической политики могут служить Австралия и Новая Зеландия конца 1970-х годов. В это время мировой экономический кризис нанес существенный урон пятому континенту. Промышленно-аграрная страна того времени была ориентирована на экспорт сырья и сельхозпродукции в Азию, прежде всего в Японию. В результате проведения реформы — сокращению государственного сектора, приватизации — положительным результатом стал подъем обрабатывающей, а не только добывающей промышленности. Австралия заняла достойное место среди развитых стран мира.

Пожалуй, именно здесь политика, основанная на монетаризме, показала наилучшие результаты. Страна до последнего времени не знала рецессий начиная с 1990-х годов. Промышленность демонстрировала стойкий рост в среднем около 5% в год. А уровень безработицы снизился до рекордных для Австралии 4,3%.

Чилийский опыт

Наиболее спорным считается применение теории монетаризма в Чили — во времена Аугусто Пиночета. Приход диктатора, чтобы ни говорили его яростные противники, пришелся на крах социалистической идеи в отдельно взятой стране. Государственная экономика буксовала. Уровень инфляции в 1972 году составлял 260%, в 1973-м — уже выше 600%. Раздутые расходы социальной сферы покрывались самым традиционным способом — при помощи печатного станка. В стране процветал черный рынок. Граждане испытывали на себе все прелести полевевшей экономики — прежде всего тотальный дефицит. До 30 видов основных продуктов распределялись по карточкам.

В такой ситуации крах системы оказался неизбежен. И Чили стала одной из первых в мире стран, которая пошла по пути перехода от социалистических к рыночным ориентирам.

Сегодня мало кто назовет Аугусто Пиночета национальным героем — спасителем не может стать человек, убивавший людей за политические взгляды. Однако сложно не признать, что перемены в стране были на тот момент — неотвратимы с точки зрения истории.

Руководство пришедшей к власти хунты обратилось за помощью в проведении реформы к экономистам чикагской школы, среди которых был Милтон Фридман.

Нельзя сказать, что перемены проходили легко. До сих пор экономисты спорят о результатах. Среди принимаемых мер были и те, которые впоследствии использовались в странах Восточной Европы и в нашей стране: либерализация экономики, приватизация предприятий государственного сектора, отмена государственного регулирования цен, реформа социальной сферы и пенсионной системы.

Результаты не были получены быстро. Можно говорить о том, что экономика стабилизировалась только к началу 90-х годов прошлого столетия. А в первое десятилетие перемен Чили довелось преодолеть все те явления, которые, как мы сейчас знаем, неизбежны при переходе экономики на рыночные рельсы: падение уровня жизни населения, гиперинфляция, рост внешнего долга, неоднократная девальвация национальной валюты. Почти 10% чилийцев оказались в эмиграции, очевидно, не только из-за политического давления режима, но и по чисто экономическим причинам.

Рост производства начался лишь в 1984 году и составил от 3,8 до 6% — более точно сказать невозможно из-за различий в данных официальной государственной и реальной статистики тех лет. Однако доподлинно известно, что к 1989 году подъем составлял более 7%.

Конечно, даже эти высокие показатели — более чем скромные по сравнению с результатами того же периода, например в странах Азиатско-Тихоокеанского региона. Тем более с учетом немалой цены, которую пришлось заплатить за эти достижения чилийскому народу.

При этом справедливости ради надо отметить, что Милтон Фридман, хотя и консультировал власти Чили, но никогда не занимал ни одной официальной должности при Аугусто Пиночете. Исторический факт: Фридман отвечал диктатору неизменным отказом.

Его слушали президенты и диктаторы

Так кто же он на самом деле этот ученый, оказавший такое влияние на мировую экономику? Его слушали законные президенты и захватывающие власть диктаторы. А между тем Фридман — это человек, о котором можно сказать, что он, как это называют американцы, сделал себя сам.

Милтон Фридман появился на свет ровно сто лет назад 31 июля 1912 года в Бруклине (Нью-Йорк) в семье эмигрантов из Берегово — сегодняшней территории Украины (в то время — Австро-Венгрии). Его родители занимались мелкой розничной торговлей.

После рождения ребенка семья переехала в Равей (штат Нью-Джерси), где Милтон Фридман окончил среднюю школу в 1928 году незадолго до своего 16-летия.

Свое образование он продолжил в Рутгерском университете, где в 1932 году получил степень бакалавра. Его специализацией были математика и статистика, так как в то время он планировал стать актуарием — специалистом по расчету рисков страховых компаний.

Студенческие годы Фридмана пришлись на начало Великой депрессии. Поэтому его интерес к экономике был не случаен. Он продолжил образование в Чикагском университете — самой престижной в мире кузнице кадров по экономике. Его учителями стали Артур Бернс, который в будущем стал директором Федеральной резервной системы США, и Гомер Джонс — один из признанных специалистов в области теории процентной ставки.

Благодаря Джонсу Фридман написал дипломную работу по экономике и получил рекомендации для продолжения образования. В 1933 году Фридману присвоили степень магистра и направили на стажировку в аспирантуру Колумбийского университета.

В 1934 году Милтон Фридман пришел на работу в Чикагский университет, где с 1935-го стал ассистентом-исследователем.

Начало его карьеры пришлось на тяжелые времена, поэтому занять должность в академической среде было непросто. Только благодаря новому курсу Рузвельта ему удалось получить работу в Национальном комитете по природным ресурсам в Нью-Йорке, где молодой ученый принял участие в масштабном исследовании по потребительскому бюджету.

В 1937 году Милтон Фридман начал многолетнее сотрудничество с Национальным бюро экономических исследований. В этой организации он работал помощником известного экономиста того времени Саймона Кузнеца — автора и разработчика теории экономических циклов, в честь которого названы волны Кузнеца.

В 1940 году совместно с Кузнецом они выпустили исследование «Доходы от независимой частной практики», которое стало основой докторской диссертации Фридмана.

В этом же году ученый начал свою преподавательскую карьеру — он стал помощником профессора в Университете Джеймса Мэдисона (штат Висконсин), но предпочел вернуться на государственную службу.

В 1941–1943 годах Милтон Фридман работал в Казначействе США консультантом по вопросам налогообложения в военное время. В этот период он придерживался теории кейнсианство, о чем сожалел впоследствии.

С 1943 по 1945 годы он занимал должность заместителя директора группы статистических исследований военной сферы в Колумбийском университете. После окончания Второй мировой войны в 1946 году Фридман получил степень доктора и вернулся в Чикагский университет для работы профессором экономики.

В 1950 году Фридман — консультант по стратегии реализации плана Маршалла в Европе. Причем еще в эти годы, то есть за 20 лет до того, как это произошло на практике, в своих выступлениях он прогнозировал крах Бреттон-Вудской валютной системы и призывал перейти к плавающим курсам.

В 1956 году книга «Исследование в области количественной теории денег» принесла Милтону Фридману мировую известность. В результате ее издания в экономике появилось новое направление, которое позже получило название монетаризма.

В 1962 году вышла в свет его книга «Капитализм и свобода». В 1963-м Фридман совместно с Анной Шварц опубликовал научную работу «Монетарная история Соединенных Штатов», в которой проводится анализ роли денег в экономических циклах, в частности в период Великой депрессии.

В 1967 году опубликована его книга «Роль денежной политики». В этой работе Фридман писал о том, что одной из самых больших ошибок правительств и центральных банков было увеличение государственных расходов с целью сократить безработицу. Ученый доказывал, что безработица в любом случае будет иметь место «на естественном уровне». А попытки правительств стимулировать потребительский спрос и увеличить число рабочих мест провоцируют рост инфляции, не снижая безработицу.

В 1970 году вышла в свет книга «Монетарная статистика Соединенных Штатов».

В 1976 году Милтон Фридман был удостоен Нобелевской премии по экономике «За достижения в области анализа потребления, истории денежного обращения и разработки монетарной теории, а также за практический показ сложности политики экономической стабилизации».

В течение 10–20 лет монетаризм был одним из основных направлений мировой экономической теории начиная с 70-х годов прошлого века.

Согласно взглядам Фридмана, для нормального функционирования экономики исключительное значение должно отводиться устойчивости денег. Рынок сам в силу внутренних тенденций и условий стремится к стабильности, к саморегулированию. А система рыночной конкуренции обеспечивает стабильность. Цены, по мнению Фридмана и его последователей, выполняют роль главного инструмента, обеспечивающего корректировку в случае нарушения равновесия.

Именно деньги, а не административные, не ценовые инструменты и не налоговая система способны наилучшим образом обеспечить экономическую стабильность как главную цель регулирования.

Темпы роста денежной массы и динамика валового внутреннего продукта взаимосвязаны. Изменение денежной массы влияет на развитие деловой активности и цикличность производства.

В результате развития этой теории основным инструментом денежной политики в наиболее развитых странах стало не возведение тех или иных административных барьеров, а операции на открытом рынке.

При этом взгляды самого Фридмана в области политики — это последовательный либерализм, а в экономике — максимальный отказ от вмешательства государства в происходящие процессы.

Так, в одном из своих многочисленных интервью Милтон Фридман, рассуждая о налоговой системе и ставках, сказал фразу, над которой стоило бы задуматься сторонникам популистских политических решений: «Вы не сможете помочь бедным, уничтожив богатых».

Милтон Фридман скончался в 2006 году в Нью-Йорке.

Монетаризм: победы и поражения

Принято считать, что реформы начала 1990-х в нашей стране — в эпоху раннего Бориса Ельцина — также опирались на идеи монетаризма. Действительно, в их основу была положена либерализация экономики, отпуск цен и приватизация.

Однако, как и в других странах, учение монетаристов никогда не было использовано в полной мере. Зачастую проблемы бюджетного дефицита решались самым непродуктивным способом — путем эмиссии денег, роста бюджетных заимствований вместо сокращения государственных расходов.

Не произошло и либерализации экономики в полной мере, как это предписывает учение Милтона Фридмана, — до сих пор в стране сохраняется сильный государственный сектор, а регулирование остается на чрезвычайно высоком уровне.

Сам Фридман не оценил российские реформы. Однажды он, рассуждая о переменах в постсоциалистических странах в одном из своих последних интервью, сказал следующее: «Россия — это катастрофа. Но, с другой стороны, посмотрите на Польшу, Венгрию, Чехию, другие бывшие советские сателлиты. Все они достигли гораздо больших успехов. Кроме того, посмотрите на другие коммунистические страны, такие как Китай. В Китае наблюдается большой экономический прогресс. Это, конечно, скорее чудо, его достижения за последние 10 — 15 лет. И я считаю, что возрастающая роль рынка в экономике вынудит Китай к еще большей открытости политической системы, повернет его в сторону более демократического общества».

Мировой экономический кризис

Сегодняшний кризис многие считают результатом политики монетаристов. Если исходить из теории монетаризма, то причиной болезни мировой экономики — в чрезвычайно высоком уровне денежной массы, раздутости национальных бюджетов и масштабах государственных заимствований для покрытия дефицита. Причем сегодня эта тенденция затрагивает уже не только всемирного должника — Соединенные Штаты Америки, но и большинство стран Европы.

В 1990-е годы монетаризм перестал быть доминирующим учением. Ему на смену пришли неокейнсианство и другие течения. Но стал ли мир от этого лучше, а экономика — крепче?

Возможно, уже в самые ближайшие годы власти ведущих стран и руководители центральных банков будут вынуждены искать другие подходы для решения проблем вместо тех, которые использовались в последнее десятилетие. И в этом им, скорее всего, помогут в том числе и работы Милтона Фридмана.

В отличие от Кейнса его именем не была названа разработанная им экономическая теория. Название «монетаризм» впервые выдвинул его коллега Карл Брунер. Однако имя Милтона Фридмана навсегда останется в одном ряду с классиками экономической науки, такими как Адам Смит, Дэвид Рикардо и др. В конце концов, со дня его рождения прошло всего 100 лет. А для того, чтобы истинный вклад ученого в науку оценила история, нужно время.

Алексей Суховерхов

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться