Что значит быть послом бизнеса в московской власти

Что значит быть послом бизнеса в московской власти

Экономика 26 Июн 2016, 11:32
Что значит быть послом бизнеса в московской власти

Как сократить коррупционную составляющую во взаимодействии контрольно-надзорных органов с бизнесом, какой информации не хватает бизнесменам, почему возросло число уголовных дел против бизнесменов, что собой представляют «Наши победы»? На эти и другие вопросы отвечает Михаил Вышегородцев, Уполномоченный по защите прав предпринимателей в городе Москве.

Михаил Михайлович, Вы общаетесь со столичными бизнесменами и принимаете от них жалобы на проблемы, которые мешают вести бизнес. Что сейчас больше всего беспокоит предпринимателей в Москве?

В числе главных проблем, с которыми предприниматели приходят к нам за помощью, можно назвать отсутствие финансирования для развития собственного бизнеса, налоговые претензии со стороны города, высокие ставки арендной платы. Ну и, конечно, в том же списке находится недовольство общением с контрольно-надзорными органами. В среднем на решение проблем с надзорными контролирующими организациями московский бизнес закладывает в свои расходы порядка 6–10% от своего бюджета.

Вы имеете в виду коррупционную составляющую?

Да, я имею в виду неучтенные платежи, помогающие предпринимателям выходить из различных ситуаций. Пришел, например, с проверкой трудовой инспектор, увидел, что в офисе стоит компьютер, а под ногами работника нет коврика, — директору надо «решить» проблему. Пришла экологическая проверка, нашла нарушения — надо «решить» проблему. Наша задача в этой ситуации — помочь исключить из взаимодействия сторон коррупционную составляющую и снизить нагрузку на бизнес, связанную с контрольно-надзорными мероприятиями.

Недавно к нам обратился собственник стоматологической клиники. У его компании, как положено, есть договор на утилизацию медицинских отходов, но проверяющий из Роспотребнадзора решил, что маленькая клиника должна утилизировать медицинские отходы так же как и большая больница. Но это же не соответствует нормам. Нам пришлось вмешиваться и разъяснять проверяющим, что они не правы. В результате проблема была снята.

А буквально на днях мне принесли письмо, которое один молодой лейтенант полиции направил директору только что открытой кальянной. В письме он требует предоставить ему все бумаги компании с такой формулировкой: «В связи со служебной необходимостью просим предоставить документы по списку…». И в этом списке — все, начиная от устава организации. Зачем все это работнику полиции, что за служебная необходимость? Еще он пишет, что документы надо не отправлять по почте, а передать ему лично в руки. Все это незаконно. Я посоветовал этим предпринимателям отправить данное письмо в МВД.

К сожалению, немногие бизнесмены знают о такой возможности — обратиться к Уполномоченному для решения своей проблемы. Многие рассчитывают на то, что им в случае чего помогут деньги. Это плохо. Наши возможности надо использовать.

У нас на сайте есть раздел под названием «Наши победы». Там мы размещаем информацию о всех случаях, когда нам удалось помочь предпринимателям. Это результат работы всей нашей большой команды юристов, общественных помощников, членов экспертных советов, нам помогают хорошие взаимоотношения с органами городской власти, и законодательной, и исполнительной. Чиновник такой человек, он слышит только своего руководителя, и поэтому часто проблемы можно решить, когда есть, что называется, политическая воля. Могу сказать, что сейчас от первого лица города как раз идет посыл на решение проблем бизнесменов, связанных с нарушением их законных прав и неисполнением требований нормативно-правовых документов.

Ваш коллега, Федеральный бизнес-омбудсмен Борис Титов назвал минувший год самым тяжелым для российского бизнеса. Количество случаев уголовного преследования предпринимателей, снижавшееся с 2008 г., в 2015 г. выросло сразу на 20%. Какова эта статистика в Москве?

Количество обращений по уголовным делам в прошлом году увеличилось в разы. Если раньше 70% заявок касалось вопросов имущественно-земельных отношений, а уголовные дела занимали процентов десять, то теперь уголовная часть выросла где-то до 25%, а имущественно-земельная тема уменьшилась до 50%. Причина — изменение законодательства и решение Конституционного суда отменить часть статьи 159 Уголовного кодекса о мошенничестве, где предусматривалось разное наказание для предпринимателей и для всех остальных граждан. Суд признал эту норму неконституционной, но депутаты не успели внести соответствующую поправку и пропустили срок изменения законодательства. Из-за этой оплошности законодателя и пошла вся эта эпопея увеличения количества преследований и наказаний по этой статье.

Ситуация примерно одинаковая что по России, что в Москве. Может, в Москве даже чуть похуже, здесь предпринимателей больше, чем в других регионах.

И мы готовы помогать, подключаться к работе. Думаю, совместными усилиями придем к успехам.

На Ваш взгляд, предприниматели достаточно хорошо информированы о своих правах?

К сожалению, плохо. Бизнес не информирован в том числе и о возможностях, о тех городских программах, которые город разработал для стимулирования предпринимательской деятельности. На одной из встреч представители Ассоциации российских банков рассказали, что сейчас в Москве практически невозможно снять банковскую ячейку: все заняты. Это значит, что бизнес вытащил все свои деньги — депозиты из банков, вложения из бизнеса, конвертировал их в валюту и положил в ячейку. Деньги не работают, и это очень плохо для экономики. Наша задача — предложить бизнесу вытащить деньги из банковских ячеек и вложить их в реальные проекты, которые предлагает Москва. Для этого мы разработали проект создания единого реестра инвестпроектов. Допустим, Департамент имущества, выставляя на торги те или иные помещения, публикует сведения на одном ресурсе, а Департамент науки и промышленности, реализуя проект по освоению промзон и строительству технопарков, — на другом. Наше предложение: сделать единый ресурс, чтобы любой человек, который имеет деньги и хочет их инвестировать, мог получить доступ к полной информации.

К слову, о желании инвестировать. Десять лет назад в Москве была очень актуальна тема рейдеров, которые тоже активно искали объекты для инвесторов.

Что сейчас? Рейдерство ушло в прошлое?

Сейчас эта тема, конечно, не такая злободневная, но из повестки дня она не ушла. К нам периодически поступают жалобы от предпринимателей о том, что рейдеры пытаются захватить их бизнес, в основном недвижимость или земельные участки.

А какие механизмы они исполь­зуют?

Подделку документов, фальсификацию результатов собраний акционеров. Совсем криминальные методы сейчас, наверное, уже не применяются, но дыр в законодательстве еще достаточно много, поэтому мы тоже выступаем с рядом предложений, поправок в законодательство, которые уменьшили бы возможности для рейдерства.

На Ваш взгляд, насколько активно московские предприниматели подключаются к работе в рамках государственно-частного партнерства?

Хотелось бы большего. Бизнес не рвется в государственно-частное партнерство. Эта схема пока больше интересна властям, потому что она помогает им за счет инвесторов экономить деньги на реализацию проектов.

Для того чтобы работа в этом направлении шла активнее, требуется закон о государственно-частном партнерстве, которого в Москве сейчас нет. Это сдерживает реализацию проектов.

Но проекты по аналогии с государственно-частным партнерством существуют. Например, столичный департамент науки, промышленной политики и предпринимательства предлагает сегодня частному бизнесу строить промпарки, технопарки, давая льготы по аренде земли, по налогам. Также для примера могу привести создание очистных сооружений в Зеленограде, которые были построены немецкой компанией. Была оформлена концессия на 15 лет, все это время город платил за очистку сточных вод, а затем объект перешел в собственность Москвы. Сам инвестор, который построил, не в накладе, он получил свою прибыль и очень доволен.

А в каких отраслях экономики активнее всего работает столичный малый и средний бизнес?

Точных данных ни у кого нет. Но если говорить оценочно, то более половины московских компаний — это услуги и торговля. Такая ситуация совершенно нормальна. Любая столица мира имеет примерно такую же статистику, потому что это всегда туристический центр, где сосредоточено много гостиниц, ресторанов, транспортных компаний и т. д.

На втором месте у нас находится арендный бизнес. В Москве сдается много квартир, много нежилых помещений, и небольшие компании и предприниматели активно участвуют в этом процессе. Также в столице работает достаточно много строительных фирм и организаций, которые производят продукты питания.

Есть ли статистика, сколько всего малых и средних компаний работает в Москве?

К сожалению, тоже нет. Ни в Москве, ни в России обязательного реестра субъектов малого и среднего бизнеса до сих пор не существует. Только недавно налоговые службы получили указание его сформировать, и когда они завершат эту работу и идентифицируют каждый хозяйствующий субъект, определят, к какой категории он относится, можно будет об этом говорить.

Какие экономические ниши в Москве, на Ваш взгляд, сейчас могут быть наиболее привлекательными для открытия бизнеса?

Я бы назвал все-таки ту же сферу услуг. Москва — это 15 миллионов жителей плюс 3 миллиона туристов. Это сумасшедший рынок сбыта. Всем этим людям нужно каждый день что-то есть, что-то покупать, на чем-то ездить. Мне кажется, сервисов такого рода у нас пока не так много, как в европейских странах. И чем больше будет предложено услуг для посетителей, тем будет лучше и для города, и для бизнеса.

По той же логике я бы посоветовал предпринимателям развивать производство продуктов питания. Для этого есть территории в Новой Москве, и некоторые компании, работающие в этой сфере, уже получили господдержку как фермерские хозяйства. Сегодня потребность в продуктах питания, в строительных и отделочных материалах будет только возрастать, и если предприниматели пойдут в эти ниши, у них будет хорошая возможность развить свой бизнес.

Сейчас у потребителей идет смена приоритетов, акцент смещается от импортного к отечественному, потому что импортное стоит намного дороже, и это дает возможность нашим предприятиям расти. Невыгодно сегодня колбасу и сосиски везти из-за рубежа, но зато выгодно, например, растить здесь зелень, огурцы, помидоры. Мне кажется, что предпринимателям стоит обратить внимание на этот сектор.

Беседовала Юлия Земцова

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться