Какую копилку вскрывать?

Какую копилку вскрывать?

Экономика 30 Апр 2013, 12:22
Какую копилку вскрывать?

Первым неприкосновенность ФНБ нарушил президент России Владимир Путин: в послании Федеральному собранию он заявил, что 100 миллиардов рублей из ФНБ в 2013 году могут быть вложены в ценные бумаги, связанные с инфраструктурными проектами.

Главное – как давно известно, начать. Где 100, там и 400 млрд рублей из копилки.

"В отношении использования ФНБ на определенные цели я вот что скажу: если министр говорит о том, что нужно направить часть средств без нарушения бюджетного правила, и мы знаем, как это сделать, уважаемые коллеги, если можете мне предложить без изменения бюджетного правила, я возражать не буду. Сделайте предложение, и мы этим займемся", - сказал Медведев, выступая на коллегии Минэкономразвития.

Белоусов охотно объяснил, как именно он собирается тратить резервные средства – например, через ВЭБ. Но это будет иметь смысл только если средства будут размещены под сравнительно низкие процентные ставки - 2-4% годовых. "Если они будут размещены в ВЭБе по ставке около 6% - толку будет мало", - сказал министр, заметив, что более низкие ставки должны быть сопоставимы с теми, по которым Банк России размещает средства золотовалютных резервов за рубежом.

ЧТО ДОРОЖЕ – ДЕНЬГИ ИЛИ ВРЕМЯ?

Белоусов пояснил, что речь может идти о суммах порядка 200-400 миллиардов рублей в год, причем 150-200 миллиардов можно выделить уже в 2013 году под конкретные, полностью готовые проекты.

Глава МЭР еще раз поставил под сомнение необходимость накопления нефтегазовых доходов в Резервном фонде и ФНБ. Он пояснил, что несколько лет назад в момент создания Стабфонда действовал фиксированный курс рубля, а приток нефтяных денег провоцировал денежную эмиссию. Изъятие средств из экономики через Стабфонд сдерживало инфляцию. Сейчас же – при плавающем курсе - этой функции уже нет.

Другим аргументом в пользу накоплений, по его словам, была страховка от нового кризиса. Но это сработает, если цены на нефть снизятся, а потом вернутся на прежний уровень. Если же нефтяные цены остановятся на уровне $70-80 за баррель, то "мы просто проедим эти резервы за два-три года и останемся и без денег, и без дорог", сказал он.

Поэтому часть этих средств должна быть направлена на инфраструктурные проекты, чтобы сэкономить более ценный ресурс - время. "И, хочу заметить, это можно сделать без нарушения бюджетного правила", - заявил глава Минэкономразвития, предупреждая возражения со стороны министерства финансов.

Глава МЭР признал, что при размещении средств через ВЭБ временной лаг составит около полугода, так как ВЭБ долго рассматривает проекты. Вместе с тем, подчеркнул он, есть проекты, в которые очень важно направить финансирование именно в 2013 году – это, в частности, инвестиции в дороги Москвы и Подмосковья, проекты вокруг ЧМ-2018 по футболу, а также вложения в реконструкцию БАМа и Транссиба.

Кроме варианта с ВЭБом, сообщил Белоусов, "еще люфты" можно найти в законодательстве. "Мы внимательно изучили то, как записано бюджетное правило в Бюджетном кодексе", - сказал министр, заметив, что такие возможности были найдены, но не уточнил, какие именно.

По словам министра, МЭР фактически уже внесло соответствующие предложения в правительство, однако пока трудно сказать, когда кабинет министров примет решение. "Я надеюсь, что речь идет о месяцах, а не о годах", - сказал он.

РОСТ КАК ЦЕЛЬ И КАК УСЛОВИЕ

Белоусов Поставил 6 задач, которые можно решить за счет расширения госрасходов и которые могут обновить структуру экономики. «Финансовая газета» их уже перечисляла: социальные проблемы; развитие здравоохранения, образования, жилищного строительства; военное строительство; транспорт и энергетика, региональное развитие.

Потребуется 7,5% ВВП. При сегодняшних темпах роста экономики - около 3% в год - потребуется 2,5 года только для создания реального резерва в экономике для выполнения этих задач. "А учитывая, что через бюджетную систему перераспределяется только одна треть прироста ВВП, этот срок увеличивается в три раза - до семи-восьми лет", - считает Белоусов.

Значит, экономика должна расти быстрее.

Дальше МЭР раздваивается. Одной рукой министерство снижает прогноз роста ВВП России на 2013 год с 3,6% до 2,4%. Другой рукой рисует потенциал ускорения.

Главное -- инвестиции. Валовые национальные сбережения в РФ сегодня одни из самых больших в мире - почти 30% от ВВП. Однако инвестиции в основной капитал составляют всего 20% ВВП, остальное выводится за рубеж.

"Задача - за счет улучшения предпринимательского климата, снижения процентных ставок (уже к 2015 году) достичь инвестиций 25% ВВП, а в перспективе - приблизиться к 30%", - вот основа оптимизма Белоусова.

Вторым резервом для роста, по словам Белоусова, является экспорт неэнергетических товаров, в том числе машиностроения. Медведев поддержал министра. "Нам действительно нужна современная система поддержки экспорта, потому что где-то наша конкурентоспособная продукция не находит себе места, на тех рынках, где ее традиционно покупали или могли бы покупать, а где-то мы не работаем как следует", - сказал Медведев.

При этом он отметил, что необходимо совершенствовать не только систему господдержки, но и "гарантийные механизмы оттачивать, но чтобы не было ощущения, что вернулась халява".

Еще один резерв роста Белоусов нашел в выведении из тени малого и среднего предпринимательства. По его словам, в России сегодня в теневом секторе работает 18 миллионов человек, и за счет создания условий для их выхода из тени можно увеличить долю малого бизнеса в ВВП с сегодняшних 19% до 40-50%.

СУХОЙ ОСТАТОК

Произошло ли что-то принципиально новое на коллегии МЭР? С точки зрения подходов к экономической политики, нет.

Все как всегда. МЭР утверждает, что время дороже денег, тем более, что деньги в резервных фондах есть, а время уходит. Минфин, представители которого если и были на расширенной коллегии МЭР, но предпочли в чужих стенах боя не принимать, утверждает, что главное – быть готовым к худшему, а значит, резервы должны быть в резерве, пока «черный день» не наступил. Что принесет время, еще неизвестно, а деньги тем и хороши, что дают страховку.

Сначала в этом споре победа оставалась за Минфином. Принято и зафиксировано в Бюджетном кодексе бюджетное правило. Его не один раз публично поддержал президент Путин. На последнем экономическом совещании у президента, прошедшем в Бочаровом ручье, как рассказывал принимавший в нем активное участие (его выступление продолжалось 40 минут) Алексей Кудрин), договорились отказаться от кредитно-денежной накачки экономики и не нарушать бюджетное правило.

Но, как демонстрирует коллегия МЭР, дискуссия продолжается. Но уже не столько в виде столкновения позиций, сколько в поиске конкретных возможностей вскрыть резервные фонды. Это относительная новость.

МЭР пристраивается в кильватер к президенту, который распорядился забрать из ФНБ 100 млрд рублей на инфраструктурные проекты, и стремится нарастить эту сумму в разы.

Но дальше все, увы, опять возвращается на старые рельсы. МЭР с экспертной беспристрастностью демонстрирует: нынешняя экономика стагнирует, чтобы она получила новые перспективы, необходимы структурные перемены, которые невозможны без госрасходов. Чтобы эти госрасходы стали реальностью, нужен экономический рост. Тупик.

Выход из него один – улучшение инвестиционного климата, что поможет сбережения перевести в инвестиции внутри страны, а не за рубежом. Это «копилка» покрупнее резервных фондов и вскрыть ее давно пора.

Чего Белоусов не сказал, но что упомянул Кудрин в процессе недавнего телеобщения Владимира Путина со страной, действительное улучшение инвестиционного климата – задача политическая. Иначе все так и останется на уровне причитаний.

Тогда остается лишь присутствовать при затухании экономического роста.

Николай Вардуль, использованы материалы агентства «Прайм»

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться