Огни проходящего мимо поезда

Огни проходящего мимо поезда

Экономика 19 Янв 2014, 12:03
Огни проходящего мимо поезда

Почти весь 2013 год нам говорили, что экономические затруднения, выражающиеся в том, что вот уже почти два года экономика замедляется, твердо прописавшись в фазе стагнации, России надуло из-за границы. Из США с их финансовыми проблемами, из Европы с грециями, португалиями, испаниями и италиями. Только в конце года президент Владимир Путин в заключительном телеобщении со страной признал, что главные проблемы, которые никак не может решить наша экономика, внутренние. Особенно контрастно разница в состоянии мировой и российской экономики проступает, если сравнить итоги 2013 года в России и в США.

Российская экономика, как известно, балансирует на нуле, что официально признают в Минэкономразвития, а американская уверенно встает на ноги. Вот ее статистика: за 2013 год S&P 500 вырос более чем на 29%, что является лучшим результатом для индекса с 1997 года. Dow Jones в ушедшем году прибавил более 26% — это максимальный рост для показателя начиная с 1995 года. Nasdaq подскочил за год на 38%, продемонстрировав рекордный подъем с 2009 года.

Индекс потребительского доверия в декабре вырос до 78,1 пункта с 72 пунктов месяцем ранее, тогда как эксперты, опрошенные агентством Bloomberg, ожидали показателя в 76 пунктов. Индекс изменения цен на жилье S&P/Case-Shiller в октябре вырос на 13,6% в годовом выражении, что является наибольшим приростом для показателя с февраля 2006 года. Количество незавершенных сделок по продаже домов (Pending Home Sales) на вторичном рынке США в ноябре выросло на 0,2% по сравнению с октябрем. Аналитики полагали, что число сделок выросло в месячном выражении на 1% после снижения на 1,2% в октябре.

Если к этому прибавить снижение доли безработных и более чем умеренный рост цен, не приходится удивляться тому, что ФРС с января 2014 года начинает сворачивать объемы скупки облигаций в рамках программы QE 3, оставив пока без изменения рекордно низкий уровень процентных ставок. Другими словами, «доктор ФРС» свою задачу выполнил: прописанное лечение дало положительный результат, «больной» выздоровел, «курс лечения» завершается.

В России все не так. Есть обильно растиражированный образ, едва ли не впервые найденный Львом Толстым в романе «Воскресенье», — проезжающий мимо ночной поезд, где есть свет, надежда, устремленность — все, чего так не хватает герою (героине). Так вот, Россия остается стоять «на полустаночке в цветастом полушалочке, а мимо пролетают поезда». Самое печальное в том, что на проходящий поезд нет ни билета, ни собранного в дорогу багажа.

Казалось бы, правительство не сидит, сложа руки. Президент считает достижением попытку использовать и американский опыт мягкой политики — это расходование средств резервных фондов на инвестиционные цели, и следования европейским рецептам повышения финансовой дисциплины — в России действует бюджетное правило, множатся ряды финансовых контролеров. Есть достижения в продвижении вверх по лестнице индекса Всемирного банка Doing business, а вот ни инвестиций, ни роста нет.

Почему? Потому что формализация процессов управления, их привязка к достижению тех или иных количественно определяемых критериев — это здорово и технологично, но перекладывать процесс управления на компьютерные программы значит подменять управленческую квалификацию умением эти программы составлять, а это совсем не одно и то же.

Что значит одновременно сокращать бюджетные расходы и расширять расходы резервных фондов на поддержку экономики? Если расходы из суверенных фондов превышают сокращение собственно бюджетных расходов, это и есть расширение госрасходов, как это действие ни маскировать и не переименовывать. Эффект в том, что при этом дефицит бюджета остается под контролем, это, конечно, лучше, чем наоборот, но для экономики состояние бюджета вторично, первично наличие инвестиций и уровень инфляции. Инвестиций остается критически недостаточно, а это значит, что, во-первых, исключительно государственные инвестиции экономику не вытягивают; во-вторых, само направление этих госинвестиций оценивается экономикой как недостаточно эффективное. Так, сочинская Олимпиада вызывает вопросы у частных инвесторов, которые совершенно не уверены в перспективах окупаемости своих затрат. Инфляции, как показывают предварительные оценки Росстата, в рамках целевых значений не удержатся, что опять же связано с нехваткой инвестиций, которые тормозят скорость обращения денег.

С рейтингом Doing business ситуация и вовсе похожа на шарж. Чиновники сумели освоить технологию изготовления индекса, и Россия за 2012 год шагнула вверх на 19 ступенек. Ура, конечно, но где же инвестиции? Рейтинг рейтингом, но инвестиционный климат измеряется не столько им, сколько объемом вливающихся в экономику инвестиций. У нас же получается прогресс в «улучшении» инвестиционного климата при отсутствии инвестиций и бегстве капиталов. Противоречие налицо, «ура» отменяется.

В 2014 году правительство с подачи президента применяет сильнодействующее средство — замораживание тарифов естественных монополий для корпоративного вектора. По идее, оно, сократив затраты компаний, должно высвободить ресурсы для инвестиций, той же цели служит и заложенный в эту меру антиинфляционный заряд. Но вот что любопытно: не зависимые от правительства аналитики, работающие, например, в Промсвязьбанке или в UFS Investment Company, оценивают эту меру совсем не так, как это делает правительство.

Ситуация похожа на ту, когда Россия, по словам президента Путина, стремится одновременно идти и по американскому, и по немецкому пути, то есть и экономику госрасходами поддержать, и бюджет дисциплинировать, вот только есть риск, что получится хуже. Замораживание тарифов естественных монополий — это очевидный удар по их инвестиционным программам. Пока же именно госкомпании — главный генератор инвестиций в российской экономике. Замены их инвестициям эксперты не видят. Взвесив плюсы и минусы, аналитики Промсвязьбанка пришли к неутешительному выводу: «Мы считаем, что до волевого решения правительства о сохранении инвестиционных программ отмеченных компаний (естественных монополий. — Н.В.) ждать уверенного роста инвестиций в основной капитал вряд ли возможно». Аналитики UFS эту позицию в принципе разделяют, но они идут не со стороны самих естественных монополистов и сокращения их инвестиционных программ, а со стороны других компаний, которым заморозка тарифов «Газпрома» или РЖД могла бы открыть дорогу к инвестициям. Но этого, как считают в UFS, скорее всего, не произойдет. По очень простой причине: заморозка фактически вводится всего на год, а этого совершенно недостаточно, для того чтобы выстроить новые инвестиционные планы. Вот и вся стратегия, в таком виде она «не даст бизнесу большой уверенности в завтрашнем дне и может не привести к желаемой активизации инвестиционной активности, стагнация которой сейчас тормозит экономику».

Средства утоления инвестиционного голода, мучающего российскую экономику, правительство так и не нашло.

Поезд мировой экономики проходит мимо.

Николай Вардуль

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться