Экономика 30 Окт 2015, 11:05
Светает…

Данные, которые Росстат получил за сентябрь, вселяют пусть осторожный, но от этого не менее долгожданный оптимизм. По крайней мере, именно так их интерпретирует Минэкономразвития. Появились оценки, что рост российского ВВП возобновится в IV квартале этого года, а в 2016 г. и вовсе составит 2,6%. Вопросы, правда, остаются. Главный: если рост действительно начался, то почему?

Подарки от Росстата

18 октября министр экономического развития Алексей Улюкаев дал интервью Владимиру Познеру на Первом канале. Министр заявил, что низшая точка падения экономики пройдена в июне, с сентября началось восстановление. «Уверен, что падать дальше мы не будем, но и восстанавливаться будем медленно», — считает Улюкаев. В конце августа он был еще осторожнее: о том, что «хрупкое дно» под ногами, министр говорил, но в том, что рост начинается, уверен не был.

Теперь Минэкономразвития располагает статистикой. 15 октября Росстат опубликовал данные по промышленности. А в них преподнес сенсацию: промышленная продукция за сентябрь выросла на 0,6%, продемонстрировав лучший результат с декабря 2014 г. Как напоминает «Коммерсантъ», этого не предвещали ни стабильно плохие показатели опережающих индексов Росстата и ИЭП им. Егора Гайдара (ухудшились), ни индекс PMI банка HSBC (остался стабильно низким). Перевозки железнодорожных грузов в сентябре также сократились на 1,2%, тогда как в августе выросли на 0,6%.

Тем не менее статистика демонстрирует: в сентябре заметно выросло производство товаров длительного пользования, инвестиционных товаров (машин и оборудования), хотя выпуск стройматериалов продолжает снижаться, продовольствия и непродовольственных товаров. Наиболее быстро растут мясная и масложировая промышленность, а также производство сахара, детского питания, бытовой химии и фармацевтики.

Можно, конечно, добавить ложку дегтя. Производство автомобилей растет, а продажи — нет. Другими словами, автомобили дальше склада никуда не уехали. Другой пример, который приводит «Коммерсантъ»: налицо резкий рост (с 10 штук в августе до 56 штук в сентябре) выпуска электровозов по долгосрочному контракту РЖД, но 9 октября в своем заключении Счетная палата зафиксировала, что приобретение РЖД локомотивов за счет средств Фонда национального благосостояния не имеет стратегического обоснования. Промышленный рост, конечно, неустойчив.

Но говорить о том, что у наметившегося роста нет реальных оснований, а он охватывает не только промышленность, до которой сумел добраться только в сентябре, в сельском хозяйстве рост за сентябрь составил вполне ощутимые 4%, а за девять месяцев 2015 г. 0,4%, неверно. 19 октября Росстат опубликовал данные по инвестиционному процессу. И они снова сенсационны. В сентябре инвестиции увеличились на 4,4% по сравнению с августом. Да, они сократились на 5,6% по сравнению с сентябрем прошлого года; но сентябрьская статистика по инвестициям все равно существенный прогресс по сравнению с годовым падением на 6,8% в августе и на 8,5% — в июле.

Темпы прироста выпуска

Комментарий Евгения Гавриленкова, главного экономиста, управляющего директора Sberbank CI В.: «Был зафиксирован помесячный рост инвестиций даже с поправкой на эффект сезонного сглаживания и календарные факторы. Мы считаем, что это связано с повышением макроэкономической стабильности». Гавриленков идет еще дальше: «2016 г. может быть сильным, и мы считаем, что рост ВВП в 2,5% будет реалистичным прогнозом». Остается напомнить, что прогноз на 2016 г. Минэкономразвития гораздо скромнее — рост, но всего на 0,7%. Впрочем, «Финансовая газета» уже отмечала: прогнозисты (и не только российские) весьма и весьма падки на изменения в свою продукцию, вносимую в связи с конъюнктурными колебаниями, которые в свое время прогнозистами не предусматривались. Теперь прогнозисты вполне могут подхватить вирус оптимизма и соответственно переделать свои документы. Прогноз, как известно, — это процесс, и его точность обратно пропорциональна временному интервалу, отделяющему прогнозиста от цели прогноза.

Если же вернуться к вселяющей оптимизм статистике инвестиций, то следует добавить еще одну цифру, которую «Финансовая газета» уже приводила в прошлом номере. В III квартале отмечен чистый приток капитала в Россию в $5,3 млрд. Чистого ввоза капитала по итогам квартала не было 5 лет — со II квартала 2010 г., тогда он составил $4,1 млрд. Если начался инвестиционный разворот, это уже серьезно.

Рост как предчувствие

Но не отпускает ощущение зыбкости. Это ощущение явно разделяют и чиновники. «По нашим оценкам, экономика достигла дна в июне—июле и сезонно сглаженный ВВП где-то в июле—августе — ноль… в сентябре мы даже имеем небольшой рост — 0,3% по отношению к августу», — так цитируют информагентства выступление замминистра экономического развития Алексея Ведева на заседании комитета Госдумы по бюджету и налогам. Он не сумел убедительно донести до слушателей самое важное в своем выступлении. Думаю, потому, что, мягко говоря, не вполне понятно, состоялся ли перелом к росту.

Динамика ВВП

Кто драйвер? Это не цены на нефть (они альпинизмом больше не увлекаются), не внутренний спрос (он под волной инфляции). Ведев видит источник роста инвестиций в том, что за восемь месяцев прибыль российских компаний выросла на 37%.

Тогда следующий вопрос: откуда такой рост прибыли в кризис? Ответ: от девальвации рубля. Это прибыль, полученная экспортерами.

Теперь два вывода.

Первый. Условия для поворота экономики к росту созданы усилиями не правительства, а ЦБ, именно он режиссер девальвационных па рубля.

Но есть и оборотная сторона. Девальвация подстегивает инфляцию, а та в свою очередь оставляет проценты по кредитам на практически неберущейся высоте.

Именно эта часть сентябрьской статистики вызывает наибольшие опасения. После четырех месяцев ежемесячного восстановления корпоративного кредитования и двух месяцев умеренного восстановления розничного кредитования в сентябре оба сегмента несколько снизились.

Комментарий Наталии Орловой, главного экономиста Альфа-банка: «Одним из возможных объяснений является то, что после периода волатильности курса рубля в августе и скачка инфляции до 0,6% месяц к месяцу в сентябре (15,7% год к году) рынок начал опасаться повышения ключевой ставки и, следовательно, стоимости рефинансирования уже существующего долга. Мы полагаем, что ЦБ сохранит ставку без изменений на заседании 30 октября, и это поддержит рост кредитования до конца года. В то же время риски, связанные с повышением ставки ФРС, равно как и ухудшение тренда роста в Китае, могут оказать давление на кредитную активность и в 2016 г.».

Инвестиций же за счет собственных ресурсов компаний, на которые рассчитывает Ведев, для поворота к росту может не хватить, тем более что нефтяникам нужны инвестиции, которые могут предоставить только их технологически продвинутые иностранные коллеги, а те упираются в стенку санкций.

Второй вывод. Даже имеющийся источник инвестиций может обмелеть, если Минфин заставит экспортеров делиться с бюджетом своей девальвационной прибылью.

Роль бюджета к контексте инвестиций и в целом перспектив перехода к экономическому росту, скорее, негативна, чем позитивна. Снова даю слово Наталии Орловой: «Проект бюджета-2016 предусматривает рост расходов на 4%, в том числе индексацию пенсий всего на 4% и продолжающуюся заморозку зарплат госсектора. Хотя мы сомневаемся, что накануне выборов правительство сможет следовать этому подходу к бюджетной политике, жесткий проект бюджета, судя по всему, повлияет на принятие решений в реальном секторе, подталкивая компании к корректировке своих прогнозов роста на 2016 г. и поддерживая жесткую экономию, что ограничит темпы восстановления экономики».

Как нетрудно видеть, Орлова оптимистичных прогнозов Гавриленкова не разделяет.

Рост пока остается предчувствием.

Николай Вардуль

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться