На Всемирном экономическом форуме обсудили «мировой беспорядок»

На Всемирном экономическом форуме обсудили «мировой беспорядок»

Последний Всемирный экономический форум (ВЭФ), несколько дней назад завершившийся в швейцарском Давосе, если и войдет в историю глобализации, то как площадка упущенных возможностей. Девиз ВЭФ‑2019 – «Глобализация 4.0: в поисках глобальной архитектуры в век четвертой промышленной революции» – был задуман президентом и основателем форума Клаусом Швабом как ориентир в ближайшее и среднесрочное будущее мировых политических и экономических отношений.
Мировая экономика / Константин Смирнов 27 Янв 2019, 16:00
На Всемирном экономическом форуме обсудили «мировой беспорядок»

Но наиболее известные и авторитетные участники форума 4-ю революцию в основном игнорировали в своих выступлениях – не до нее, хотя судьбы цифровых валют и обсуждались. На глазах трещит здание общемировых правил торговли и валютных связей из-за протекционистских и санкционных войн, поэтому основой дискуссий в Давосе стало обсуждение глобальных рисков и путей их преодоления. Кстати, и доклад устроителей, опубликованный накануне форума, был назван в соответствующем духе «Глобальные риски: Растущая геополитическая и геоэкономическая напряженность».

Однако о том, как вернуть «мировой беспорядок», по выражению участника форума Анатолия Чубайса, в границы «мирового порядка», договориться в Давосе не удалось.

Что не удивительно – в Давос впервые за 49 лет проведения ВЭФ не приехали ранее заявленные мировые лидеры: американский президент Дональд Трамп (по причине shutdown), французский Эммануэль Макрон (помешали «желтые жилеты») и британский премьер Тереза Мэй (Brexit). Не посетил форум китайский лидер Си Цзиньпин, невысок был уровень и российской делегации – ее возглавил министр экономического развития Максим Орешкин. На этом не особенно вдохновляющем фоне по-настоящему прорывным стало лишь выступление немецкого канцлера Ангелы Меркель, открыто заявившей о противостоянии Европы и США.

Бунт на европейском корабле

Ангела Меркель приняла решение вскоре покинуть пост федерального канцлера, главой правящей партии ХДС она уже не является. Может быть, поэтому на последнем давосском форуме она высказывалась более откровенно, чем ранее. Хотя год назад в Давосе Меркель довольно прямолинейно предупредила об опасности протекционистского курса Дональда Трампа (американский президент тогда также выступал на форуме). И это при том, что в январе прошлого года он еще не ввел повышенные ввозные пошлины на сталь и алюминий из большинства стран-производителей, включая ЕС, и не начал торговую войну со второй крупнейшей экономикой мира – Китаем.

Однако сейчас Меркель была еще более настойчивой в критике экономической политики Вашингтона, вынуждающей его европейских партнеров принимать ответные защитные меры: «Европа вынуждена сегодня противостоять США, так как те злоупотребляют своей доминирующей ролью в мировой экономике». Как именно это происходит, Меркель также пояснила. США «вводят санкции, используют доллар как средство давления на европейский бизнес».

Вряд ли немецкого канцлера так уж сильно беспокоят антироссийские санкции. В конце концов ЕС их также вводит вслед за Америкой. Но, как известно, срыв ядерной сделки с Ираном и ограничительные меры против этой страны, предпринятые Трампом, в Берлине были встречены с осуждением. Интересно также провести параллель между недовольством валютной политикой Вашингтона Ангелой Меркель и российскими руководителями. Последние давно и детально критикуют американские власти за использование доллара в качестве финансового оружия. Особенно беспокоят планы Вашингтона вообще запретить российским банкам пользоваться долларовыми расчетами. 

И Владимир Путин, и Дмитрий Медведев все чаще предупреждают о том, что американцы сами подрывают доверие к своей валюте как к мировому резервному инструменту, поэтому в России и предпринимаются первые шаги к замене доллара в международных расчетах иными национальными валютами, включая евро.

Меркель явно сдержаннее, но от этого ее приговор доллару не становится менее жестким. Раз он ограничивает европейский бизнес, то хотя это не произносится вслух, Берлин может и симметрично ответить. Например, Германия может поставить вопрос о реформировании МВФ и Всемирного банка. Фактически контрольный пакет голосов в этих международных финансовых структурах принадлежит США, но Китай и ряд других развивающихся стран в последнее время добились некоторого увеличения в нем своей акционерной доли. Правда, доля эта до сих пор не соответствует их сильно возросшему экономическому весу, так что борьба продолжается.

Берлин также считает, что политическое и финансовое влияние в мире явно не соответствует экономической мощи второй (после Китая) экспортной державы в мире. К тому же Меркель недовольна тем, что США игнорируют законные интересы Поднебесной и Индии, в результате чего эти страны создают альтернативные МВФ и ВБ финансовые институты, наподобие Азиатского банка инфраструктурных инвестиций.

Сделала реверанс Меркель и в сторону России. В Давосе она еще раз подчеркнула, что Германия продолжит покупать природный газ в нашей стране. В течение десятков лет потребности в «голубом топливе» останутся высокими, так как Германия закрыла в прошлом году последнюю угольную шахту, а в 2020-м окончательно откажется от ядерной энергии (в 2011 году после катастрофы на японской АЭС в Фукусиме на референдуме немецкие избиратели проголосовали против атомной энергетики). Правда, Меркель, чтобы лишний раз не злить Трампа, обещала покупать и СПГ американского производства. Но, как известно, американский сланцевый газ не только дороже примерно на треть российского трубного газа, но и российского СПГ тоже. Так что какой именно сжиженный газ будет поступать на немецкие терминалы, покажет время.

В целом Меркель призвала в Давосе к «балансу сил», отсутствие которого ее сильно беспокоит, так как мешает вовремя ответить на глобальные вызовы, наподобие перехода к возобновляемым источникам энергии, цифровой инфраструктуре и изменениям в миграционной политике.

Организаторы ВЭФ‑2019 в свою очередь опросили экспертов на предмет глобальных рисков. 90% из них предупреждают, что в этом году разногласия между крупными державами усилятся. Поэтому «дальнейшее расшатывание многосторонних торговых правил и ухудшение международных отношений» мешает странам реагировать на растущее количество «серьезнейших проблем».

Китайский компромисс

Пожалуй, одной из главных упущенных возможностей Давоса‑2019 стало то, что не состоялись переговоры на высшем уровне между делегациями Китая и США по вопросу о прекращении между ними торговой войны. Хотя накануне многие наблюдатели именно этого и ожидали. Обмен запретительными ввозными пошлинами на многомиллиардные суммы, начавшийся летом прошлого года, привел торговые и инвестиционные отношения между двумя странами к кризисной черте, которая может привести к новому глобальному экономическому кризису. Во всяком случае в исследовании International business report Grant Thornton в результате опроса 5000 лидеров бизнеса в 35 странах выяснили, что в прошлом году бизнес-оптимизм упал с 54% до 39% по причине экономической неопределенности и торгового противостояния США и Китая.

Давос, правда, посетил Ван Цишань, заместитель председателя КНР и правая рука Си Цзиньпина. Он обнадеживающе заявил: «КНР и США, две крупнейшие экономики мира, находятся в состоянии взаимной необходимости». Иными словами, высокопоставленный китайский чиновник дал понять, что обе стороны смогут достигнуть обоюдного выигрыша в торговых отношениях. Впрочем, дойдет ли в полной мере этот посыл до американских переговорщиков – не совсем ясно.

Прошедший 7–9 января этого года в Пекине раунд двусторонних торговых переговоров вроде бы прошел успешно. Ряд договоренностей говорят о возможности прекращения так пугающей весь мир торговой войны между США и Китаем. Последний действительно готов идти на серьезные уступки, так как американский рынок стратегически важен для экономики Поднебесной. Но есть и сложности. 

Вашингтон намерен выжать по максимуму уступки у Пекина, и не столько в сфере доступа на рынки, сколько в области контроля за китайскими банками, финансовыми и промышленными компаниями, который должен полностью ликвидировать саму возможность краж интеллектуальной собственности у американских производителей. Насколько же далеко могут отступить в Китае, пока неизвестно. Поэтому подписание запланированного на 2 марта нового торгового соглашения может и не состояться или может быть отложено на более длительный срок.

Таким образом, рано рассчитывать на прекращение экономического противостояния США с другими странами, включая даже союзников.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться