Ущерб от ограничений в отношении России составил $6,3 млрд

Ущерб от ограничений в отношении России составил $6,3 млрд

За 2018 год в составе крупнейших торговых партнеров России произошли интересные изменения: Турция сместила с 6-го места США, 9-е место вместо Японии получила Польша, годом ранее не входившая даже в десятку, но зато из ТОР-10 вышел Казахстан. Однако основное внимание сейчас привлекает не это, а ограничения, мешающие свободной торговле. Их немало – против нас введено 159 таких мер, наносящих ущерб, исчисляемый миллиардами долларов. В прошлом году удалось снять только небольшую часть из них.
Мировая экономика / Георгий Смирнов 03 Мар 2019, 12:15
Ущерб от ограничений в отношении России составил $6,3 млрд

Борьба тарифная и нетарифная

Борьба против мешающих нашей внешней торговле мер ведется активная, но и фронт ее широк. 18 февраля 2019 года Минэкономразвития опубликовало доклад, согласно которому за прошедший год оно устранило либо либерализовало 32 торговых ограничения (включая угрозы их введения), которые мешали доступу российских товаров на внешние рынки. Эксперты отмечали, что их действие создавало риски ущерба, превышающего $330 млн в год. При этом предполагаемые общие потери от торговых ограничений, которые уже существуют в отношении России, составляют около $6,3 млрд.

Их самыми разными странами введено множество. Так, Евросоюз ввел 25 ограничительных мер, ущерб от которых Минэкономразвития оценивает в $2,42 млрд, а США – 9 (на $1,168 млрд). Но десятки их ввели и другие страны, в том числе и те, которых мы считаем партнерами и даже ближайшими союзниками, – Белоруссия, Китай, Индия, Иран, Бразилия, Вьетнам. При этом Индия находится на третьем месте по числу введенных против России мер после ЕС и Украины, а Белоруссия – на 4-м. И это не говоря о Турции, Мексике, Таиланде, Австралии, а также десятках других стран с меньшим взаимным товарооборотом и соответственно потерями. Эти меры, впрочем, если и обусловлены политикой, то главным образом торговой.

Всего Минэкономразвития насчитало 159 ограничений, введенных 62 странами: 68 мер защиты рынка (48 антидемпинговых пошлин, 19 специальных защитных пошлин и одна компенсационная), а также 91 нетарифная мера. На последние из $6,3 млрд предполагаемого ущерба приходится $1,4 млрд. При этом в структуре потенциальных потерь России от ограничений наибольшая доля приходится на антидемпинговые ($2,6 млрд) и специальные защитные пошлины ($2 млрд).

Кроме того, в отношении наших товаров за рубежом сейчас проводится 13 расследований. Россия, впрочем, активно следит за такими процессами. Минэкономразвития в прошлом году участвовало в европейских антидемпинговых расследованиях, которые касались низкоуглеродистого феррохрома, а также в индийских торговых процессах по дихромату натрия и нитриту натрия. После этого вмешательства институты ЕС и Индии отказались от введения антидемпинговых мер против российских товаров, ввиду отсутствия оснований для этого.

Далее Минэкономразвития провело переговоры с Министерством торговли и промышленности Индии по поводу жалоб от индийских производителей, которые потребовали введения компенсационных пошлин против российского экспорта. По мнению российских экспертов, одобрение жалобы могло привести к началу волны компенсационных расследований с потенциальным введением мер по всему миру, но индийскую сторону удалось уговорить отказаться от расследования.

Представители Минэкономразвития также смогли повлиять на отмену турецких запретов на импорт российской сельскохозяйственной продукции: пшеницы, риса, кукурузы, нерафинированного подсолнечного масла, гороха и жмыха семян подсолнечника.

Бразильское министерство развития, промышленности и внешней торговли приостановило на 2 года действие запретительного антидемпингового ограничения для российских экспортеров горячекатаного стального проката (535 промышленных товаров), и вполне вероятно, что после этого срока мера будет полностью ликвидирована. Бразильские власти дополнительно снизили импортные пошлины на 65 товарных позиций в IT-сфере и устранили жесткие требования к поставкам российской пшеницы.

Российскими представителями была проведена работа и в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС): в Киргизии было отменено освобождение местных производителей в пищевой и перерабатывающей промышленности от уплаты НДС, что плохо влияло на позиции российских экспортеров; а в Белоруссии была выравнена ставка НДС на товары, ввозимые из стран ЕАЭС.

Минэкономразвития оценивает потери от китайских ограничительных мер в $174 млн, однако это не смогло помешать росту взаимной торговли – товарооборот достиг $108,3 млрд. Более того, российский экспорт в Китай в прошлом году впервые с 2006 года превысил импорт на $3,9 млрд. С 1 ноября 2018 года в Китае объявили о снижении ставок ввозных таможенных пошлин на более чем 1500 товаров, включая металлы, древесину и текстиль. В том же месяце Россельхознадзор подписал с Главным таможенным управлением КНР Протокол о взаимных поставках замороженного мяса птицы и молочной продукции. Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев во время визита в Китай заявил о необходимости доведения объема взаимной торговли до $200 млрд. За 2018 год он вырос на 24,5% – при сохранении таких темпов это может быть осуществлено буквально за 3 года. Вот только основной частью нашего экспорта в Китай так и остается сырье.

Проблемы с ВТО

15 февраля 2019 года Минэкономики Украины обвинило Россию в несоблюдении правил ВТО ввиду того, что российские ограничения на импорт украинских товаров не согласованы с Соглашением организации об упрощении торговли. Причиной возмущения послужило постановление премьер-министра РФ от декабря 2018 года о запрете ввоза из Украины несколько десятков промышленных и сельскохозяйственных товаров в качестве ответа на украинские санкции. Стоит отметить, что на эту страну распространяется продуктовое эмбарго (запрет на ввоз свинины, овощей, фруктов и молочной продукции) еще с начала 2016 года. В октябре прошлого года президент РФ Владимир Путин подписал указ о вводе новых экономических ограничений против Украины в связи с обострением отношений.

17 февраля 2019 года министр экономического развития Максим Орешкин заявил, что действия США негативно влияют на работу ВТО и рушат все принципы, на которых строилась эта организация. Несмотря на это, министр уверен, что Россия не должна покидать ее, так как может спровоцировать существенное ухудшение торговых отношений и нарушение взаимодействия с другими организациями. Американское торговое представительство неоднократно обвиняло Россию в том, что она придерживается политики импортозамещения и нарушает нормы ВТО. Но не стоит забывать и про действия самих американцев, которые в 2018 году показали, что масштабные торговые войны вполне возможны и в наши дни.

Противостояние Китая и США в экономической сфере может также помочь России увеличить экспорт в КНР и попытаться заменить хотя бы часть американских товаров. Почти такая же ситуация произошла с соей, но в декабре 2018 года поставки были возобновлены. Ослабление нашей торговли с США помимо прочего связано с сокращением импорта на фоне ослабления рубля, к тому же упали поставки алюминия. Споры по американским ограничениям все еще рассматриваются в ВТО, а эти процессы достаточно длительны.

Для выполнения майского указа правительство в ближайшие 5 лет будет добиваться достижения объема экспорта несырьевых и неэнергетических товаров до $250 млрд в год. Из них $45 млрд должны приходиться на агропромышленный комплекс, а $50 млрд – на машиностроение. В плане предусмотрена отмена лишних требований при лицензировании экспорта и валютном контроле, что способно помочь развитию российской торговли.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться