К чему приведет снижение ставок в России и США

К чему приведет снижение ставок в России и США

На следующей неделе пройдет заседание совета директоров ЦБ РФ, а несколькими днями позднее решения по ставке будет принимать ФРС. И от российского, и от американского регуляторов участники рынка ждут смягчения денежно-кредитной политики.
Мировая экономика / Глеб Баранов 14 Июл 2019, 13:00
К чему приведет снижение ставок в России и США

Для США это будет по-настоящему выдающееся событие – первое снижение ставки с 2008 года. Для России оно будет вторым в цикле снижения ставок, начатом в июне, но и его невозможно переоценить. И если о долгосрочном влиянии таких событий на экономику можно спорить, то фондовые рынки они обычно поддерживают. Это означает, что рост американских и российских акций, который некоторым аналитикам уже кажется изрядно затянувшимся, имеет шансы на продолжение.

Мягко ставят

Если в июле российский и американский регуляторы не снизят ставки, то можно будет начинать говорить о появлении серьезных проблем в их коммуникации с рынками. И тот, и другой сделали если не все, то многое для того, чтобы убедить даже сомневающихся – смягчение денежно-кредитной политики будет. Их риторика отнюдь не напоминала знаменитое высказывание главы ФРС конца 1980-х – начала 2000-х Алана Гринспена: «Если вам показалось, что я выразился достаточно ясно, вы неверно меня поняли».

«В июле мы будем рассматривать возможность снижения процентной ставки. Мы не исключаем снижение в 50 базисных пунктов. Наверняка будем рассматривать эту возможность», – заявляла в начале июня на Международном финансовом конгрессе председатель Банка России Эльвира Набиуллина.

Позднее в эфире телеканала «Россия‑24» она выразилась не менее прямо: «Как правильно выбрать траекторию перехода к нейтральной ставке – это зависит от того, как развивается экономика, какие данные, какие инфляционные, дезинфляционные риски мы видим. Сейчас мы видим, что проинфляционные риски небольшие, продолжают снижаться. Мы видим последние слабые данные экономики. И это нас заставит, видимо, в июле серьезно подумать по поводу траектории снижения ставок. Исходя из этого, мы будем выбирать и шаг».

И замедление темпов роста ВВП в первом квартале до 0,5%, и падение темпов роста потребительских цен до 4,7% в июне, действительно, налицо. Так что поддержка идеи снижения ставки слышна и со стороны исполнительной власти. «У нас сейчас очень быстро сокращается инфляция, быстрее, чем мы планировали. Это один из индикаторов того, что мы «пережали» ДКП, в том числе и то, что падает у нас широкая денежная база – она начала падать в конце прошлого года, чего никогда вообще не было, – в номинальном выражении снижение пошло», – заявлял, например, помощник президента РФ Андрей Белоусов.

В США ситуация внешне сходная, хотя темпы роста ВВП в первом квартале здесь и были в шесть раз выше, чем в России. Президент Дональд Трамп регулярно требует от ФРС снижения ставки, и чуть более чем за полгода позиция ее председателя Джерома Пауэлла развернулась на 180 градусов – от ужесточения денежно-кредитной политики до заявлений, которые рынок трактует, как прямые указания на ее смягчение на ближайшем заседании FOMC.

Хотя, справедливости ради, надо сказать, что звучат они не настолько прямо, как в России. На прошлой неделе, выступая в Конгрессе США, Джером Пауэлл, например, заявил, что ФРС намерена «принимать необходимые меры для поддержания роста» экономики. Американские фондовые индексы на этой новости переписали исторические максимумы, продолжив тем самым самый длинный период роста акций в истории.

Снижение ставки ФРС – ситуация, с которой рынки сталкивались в последний раз очень давно, еще в 2008 году. Так что событие, к которому, по мнению участников рынка, их готовит Джером Пауэлл, вполне можно считать эпохальным. Ранее подобные действия американского регулятора всегда заметно влияли на акции и облигации во всем мире, цены на товарных рынках, курсы валют, да и вообще на все, что имеет котировки. Иначе и быть не может, учитывая масштабы американской экономики. И недооценивать возможное влияние на отечественный фондовый рынок первого в этом десятилетии снижения ставки в США, конечно, не стоит. Но и о российской ключевой ставке также нельзя забывать.

Ставка на рост

Вообще-то принято считать, что снижение ставок ведет к росту ценных бумаг. У облигаций с этим все просто – раз цена растет, значит, доходность снижается. И чем дольше срок до погашения, тем ощутимей рост бумаги. Например, в этом году на фоне ожиданий снижения ключевой ставки и самого ее понижения, произошедшего в июне, десятилетние ОФЗ, по оценке аналитиков Промсвязьбанка, уже принесли инвесторам 27% дохода (переоценка плюс купоны). А самые короткие бумаги при этом принесли немногим больше депозита.

Для акций связь не столь проста, ведь дивиденды способны меняться, а срока до погашения нет. Но обычно, когда доходности облигаций снижаются, интерес инвесторов к акциям растет – в таких условиях люди соглашаются платить больше за будущие прибыли. К тому же росту последних может способствовать более дешевый кредит.

На деле, конечно, все обстоит не так однозначно – мало того, что в разных странах ситуация может отличаться, так еще и в рамках одной экономики в разное время все может оказываться по-разному. Так, по расчетам профессора Wharton School of the University of Pennsylvania Джереми Сигела, в 1955–1959 годах средняя доходность американских акций через год после снижения ставки составляла 36%, а уже десятилетием позже – только 8,6%.

Но один рынок это в любом случае не показательно. Элрой Димсон, Пол Марш и Майк Стонтон из London Business School несколько лет назад провели более обширное исследование. В нем рассматривалось влияние снижения ставок на ценные бумаги 21 страны с 1901 до 2015 года.

Для каждой страны они выделили годы роста или падения ставок, после чего смотрели доход по акциям и облигациям на следующий год. Выяснилось, что в 19 странах после снижения ставок доходности акций в среднем были больше, чем после их повышения. Исключением были Япония и Новая Зеландия.

Средняя разница в реальной (скорректированной на инфляцию) доходности составила 8,4%, а максимальная оказалась в Италии – больше 25%. В США она оказалась самой незначительной из тех стран, на акции которых хорошо влияло снижение ставок. А вот с облигациями, вопреки, казалось бы, более очевидному влиянию на них ставок, ситуация обстояла хуже. В 7 странах разница в реальных доходностях оказалась отрицательной, а среднее преимущество после снижения ставок составило 1,5%. Но все же оно имело место и тут.

Назад в «девяностые»

Но хотя полезность снижения ставок для ценных бумаг подобные исследования в целом и демонстрируют, в таких случаях всегда очень важен контекст. Скажем, долгое время покупка акций после начала цикла снижения ставок и продажа после первого повышения давали инвесторам в США дополнительный доход относительно индекса. Однако в 1990-х ситуация изменилась – эта стратегия все еще приносила прибыль, но стала серьезно уступать простой покупке S&P500.

Любопытно, что политика ФРС в те годы имела сходство с нынешней – в 1995–1996 и 1998 годах ставку снижали на фоне одних лишь рисков рецессии (при отсутствии не только ее самой, но и четких ее симптомов). Хотя, справедливости ради, нельзя не отметить, что признаки замедления экономики тогда наблюдались – например, снижались индексы деловой активности. Все это дало рынкам еще несколько лет роста – вплоть до весны 2000 года. Экономика США в том десятилетии поставила рекорд по продолжительности подъема – 10 лет. Побит он был только пару недель назад.

На снижения ставки, особенно неожиданные, акции и в нулевых годах реагировали бурно, но вот с продлением экономического цикла получалось уже не очень хорошо. 3 января 2001 года ФРС снизила ставку с 6,5% до 6%. Это вызвало рост индекса S&P на 5%, а индекса NASDAQ – на 14%, но уже в апреле началась рецессия. Сами же индексы вернулись к падению еще в феврале. Схожая история получилась и при снижении ставки 17 августа 2007 года, но поначалу акции опять же заметно выросли.

Тем не менее часть аналитиков сейчас склоняется к тому, что нынешняя ситуация – иная. Более чем ожидаемое снижение ставки, полагают они, станет сигналом к началу падения – раз решение ФРС уже в цене, то трейдеры последуют старинному правилу «покупай на фактах, продавай на слухах».

И это не говоря о том, что по историческим меркам американские акции сейчас оценены очень высоко. США по разным коэффициентам либо спорят за лавры самого дорогого рынка в мире, либо являются им. За последние 200 лет на пальцах одной руки можно пересчитать случаи, когда акции за будущую прибыль американских компаний инвесторы были готовы платить дороже. Так что грядущего обвала на рынке ждут уже не первый год.

Но статистика, как уже говорилось, голосует за рост. И если история способна о чем-либо говорить, то ожидать серьезного падения акций в первые месяцы после снижения ставки ФРС как минимум не приходится. А в дальнейшем, как это было уже не раз, все будет зависеть от успешности борьбы с призраком рецессии.

Пока же американский фондовый рынок продолжает рост – на прошлой неделе фондовые индексы США вновь переписали исторические максимумы. После «голубиных» заявлений Джерома Пауэлла S&P впервые превысил отметку 3000 пунктов, прибавив с начала года уже почти 20%. Индекс Мосбиржи, также росший весь год, обновил рекордные значения еще на позапрошлой неделе, но на прошлой подъема не показал. Тем не менее в случае продолжения роста на биржах США можно ожидать роста и на развивающихся рынках, в том числе и в России. Тем более что у нас есть и собственные драйверы роста – снижение ставки Банком России и самая низкая оценка акций в мире.

 

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться