Как санкции против Ирана влияют на нефтяные цены

Как санкции против Ирана влияют на нефтяные цены

На прошлой неделе вступила в силу новая порция американских санкций против Ирана, включающая запрет на экспорт нефти и нефтепродуктов. Рынок готовился к этому давно, и уже к началу октября нефтяные цены вышли на многолетние максимумы. Но сейчас они снижаются – США, Саудовская Аравия и Россия заместили выбывшую с рынка иранскую нефть, а санкции оказались мягче ожидавшихся. И теперь все будет зависеть от того, удастся ли ОПЕК+ договориться об ограничении добычи.
Политэкономика / Глеб Баранов 10 Ноя 2018, 12:00
Как санкции против Ирана влияют на нефтяные цены

Обеднение Ирана

Рынок готовился к запрету на экспорт нефти Ираном с мая, когда президент США объявил о выходе из «ядерной сделки». Было анонсировано восстановление всех антииранских санкций, существовавших до 2015 года, включая вторичные, направленные против тех стран, которые ведут бизнес с Ираном.

Вводились санкции постепенно. Часть из них действует с 7 августа, когда была запрещена торговля с Ираном драгметаллами, алюминием, сталью и еще рядом товаров. Были также введены ограничения на операции с долларом, иранским реалом и суверенным долгом, под санкциями оказался автопром. Ограничения, включавшие запрет на экспорт нефти и нефтепродуктов, вступали в силу 5 ноября.

Однако в реальности экспорт иранских энергоносителей стал сжиматься сразу же после выхода США из «ядерной сделки». Если в апреле Иран довел экспорт нефти до 2,8 млн барр. в сутки, то уже в июне он упал до 2,3 млн барр., а в сентябре – до 1,8 млн. Контрагенты Ирана стали сворачивать контакты с ним заранее.

Падения экспорта иранской нефти до нуля после 5 ноября никто не ждал: у Ирана богатый опыт торговли под санкциями, но. на его снижение до 1 млн барр. рассчитывать было можно. Учитывая, что снижали добычу и другие страны (в частности Венесуэла), ситуация грозила взлетом нефтяных цен. И американские власти предложили ОПЕК+ нарастить экспорт. При всех разногласиях по прочим вопросам к этой просьбе нефтепроизводители прислушались. Саудовская Аравия, Россия и США быстро наращивали добычу, замещая иранскую нефть.

Цены, впрочем, все равно росли, и к 3 октября был зафиксирован максимум с 2014 года – $86,74 за баррель нефти Brent. После этого баланс был достигнут (три основных производителя нефти нарастили добычу до рекордных уровней), и на фоне уверенного роста запасов нефти в США цены пошли вниз, выйдя накануне ноябрьских санкций в район $73 за барр. Падение на 16% за месяц было заметным движением цен даже для славящегося волатильностью нефтяного рынка, но и этим все не закончилось.

В порядке исключения

5 ноября очередная порция ограничений была введена. Они коснулись не только нефти, но и более 700 лиц, организаций, самолетов и кораблей Ирана. Среди прочего, санкции были наложены на национальную авиакомпанию Iran Air, Организацию по атомной энергии, Центробанк Ирана и 14 крупнейших банков.

Список был настолько широк, что иранцы тут же с ехидством отметили, что санкции наложены даже на несуществующие объекты. Так, под санкционные ограничения попали танкер Sanchi, затонувший в январе 2018 года, и банк Tat Bank, закрытый в 2012 году. Попал в список и один российский банк – «Мир Бизнес Банк», акционером которого является «Банк Мели Иран».

И хотя ЕС к санкциям не присоединялся, подготовив к тому же план их обхода, платежная система SWIFT, зарегистрированная в Бельгии, объявила об отключении иранских банков. Ранее о том, что она должна сделать это, заявил министр финансов США Стивен Мнучин. «Приостановка доступа иранских банков к системе обмена сообщениями вызывает сожаление, однако мы прибегли к ней с целью обеспечения стабильности и сохранения целостности мировой финансовой системы», – заявила SWIFT.

Это дает некоторое представление о том, как будет вести себя европейский бизнес при новых антироссийских санкциях США. Мнение европейских властей его будет волновать в меньшей степени, чем списки американского минфина. Европу такой расклад сил, конечно, радовать не может, тем более что в августе Еврокомиссия приняла блокирующий регламент, позволяющий европейским компаниям в судебном порядке компенсировать ущерб от санкций.

«Мы приняли к сведению решение SWIFT и считаем решение об исключении как вызывающее сожаление, так как это может сказаться на целостности международной финансовой системы, –передало агентство «Прайм» слова представителя европейской дипслужбы Майи Косьянчич. – Что касается специального целевого механизма, работа продолжается и сейчас она ускорена. Это сделано, чтобы обеспечить европейскому бизнесу продолжение законной торговли c Ираном».

Будет ли европейский бизнес активно пользоваться создаваемыми механизмами обхода санкций, пока остается вопросом. И едва ли такая возможность могла бы повлиять на котировки нефти, если бы самая ожидаемая часть ограничений не оказалась куда более мягкой, чем ожидал рынок. Госсекретарь США Майк Помпео объявил, что для восьми стран-импортеров иранской нефти сделано временное исключение из режима санкций. Китаю, Индии, Италии, Греции, Японии, Южной Корее, Тайваню и Турции разрешено сотрудничать с Ираном в этом направлении еще полгода.

Перебор

Уже на следующий день цены на смесь Brent упали до $71,18 за баррель. Послабления для крупнейших импортеров нефти из Ирана фактически означали перенос санкций на шесть месяцев. Снижение иранского экспорта до 1 млн а, по некоторым прогнозам, даже и до 0,8 млн барр. в сутки, отменялось. По первым оценкам, поступление иранской нефти на мировой рынок должно было теперь составить 1,2–1,8 млн барр. Последнее означало бы, что объем не изменится в сравнении с сентябрем.

А между тем Саудовская Аравия, Россия и США с начала года уже нарастили добычу на 2,5 млн барр. в сутки. И американцы на этом останавливаться не собирались – добыча сланцевой нефти растет стремительно.

Управление энергетической информации американского минэнерго (EIA) на прошлой неделе повысило прогноз по добыче нефти в США на 2019 год – на 300 тыс. барр. в день. Среднесуточная добыча здесь в августе достигла очередного исторического рекорда – 11,346 млн барр. в сутки. Это на 2 млн больше, чем в прошлом году, но в следующем EIA прогнозирует уже 12,06 млн барр. Иначе говоря, прирост ежедневной добычи нефти в США за два года равен максимальному объему иранского экспорта.

Так что реакцию нефтяных цен можно назвать даже умеренной. Все-таки мировой спрос на энергоносители растет, а ожидать дальнейшего снижения иранского экспорта даже с такими санкциями вполне можно. К тому же на рынке ждали, как отреагирует ОПЕК+.

На прошлой неделе российский министр энергетики Александр Новак сообщил о консультациях с отечественными нефтяными компаниями относительно ситуации на рынке с учетом санкций. Позиция России по этому вопросу должна быть выработана к заседанию мониторингового комитета ОПЕК+ в Абу-Даби. Пока, как передает агентство ТАСС, Новак говорит, что «рынок находится в стадии хорошей балансировки». Также, со ссылкой на «источник в ОПЕК», агентство сообщило, что Россия и Саудовская Аравия начали консультации о возврате к сокращению добычи нефти в 2019 году. «По его словам, подумать о сокращении добычи уже в следующем году, после того как обе страны максимально наращивали добычу на протяжении пяти месяцев, предложила Саудовская Аравия», – рассказали в ТАСС.

Схожие данные приводило и агентство Reuters. А представитель Ирана в ОПЕК Хосейн Каземпур заявил агентству Bloomberg, что России и Саудовской Аравии придется сократить добычу минимум на 1 млн барр. в сутки. На этих новостях, напоминающих слухи, падение нефтяных цен и остановилось. Они даже чуть выросли, но пока ограничение не станет фактом, большего ждать уже не приходится.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться