Активы Олега Дерипаски переходят под американский контроль

Активы Олега Дерипаски переходят под американский контроль

В ближайшее время – вероятно уже к 28 января или даже раньше – американские власти поставят точку в истории снятия санкций с активов олигарха Олега Дерипаски.
Политэкономика / Константин Смирнов 19 Янв 2019, 16:00
Активы Олега Дерипаски переходят под американский контроль

На прошлой неделе Конгрессу США не удалось заблокировать план Минфина вывести из санкционного списка компании EN+, UC Rusal и «Евросибэнерго» взамен на снижение в них доли Дерипаски. Точнее, подавляющее большинство членов Палаты представителей проголосовали за блокирование этого решения. Но Сенат поступил иначе. И юридической силы документ, принятый в нижней палате Конгресса, не получит. 

Теперь руки у министра финансов США Стивена Мнучина развязаны – скорее всего российская алюминиевая отрасль не будет подвергнута западным ограничительным мерам. Но есть опасность, что плата за компромисс может оказаться слишком высокой. Одни из ведущих отечественных предприятий фактически окажутся вне российской юрисдикции и станут жертвами внешнего рейдерского захвата.    

Первый удар

Минфин США 6 апреля 2018 года ввел очередную порцию санкций против ряда российских юридических и физических лиц. В апрельский проскрипционный список были включены в том числе алюминиевый магнат Олег Дерипаска и 8 его компаний, включая En+, UC Rusal, «Евросибэнерго», «Базовый элемент», группу «ГАЗ» и др.

Акционеров этих компаний обязали продать свои бумаги до 5 мая прошлого года, а контрагентов завершить сделки с подсанкционными структурами – до 5 июня. Кроме того, все активы и счета предприятий Дерипаски планировали заморозить на территории США также в месячный срок, после этого наступила бы очередь ЕС и других стран. Американские власти часто прибегают к вторичным санкциям.

Однако уже 23 апреля министр финансов Стивен Мнучин неожиданно дал задний ход. Он заявил о возможности снятия санкций с наказанных компаний, если Дерипаска откажется от контроля над ними. Чтобы дать время обдумать последствия, сроки прекращения сделок с UC Rusal для международных контрагентов были продлены до 23 октября прошлого года.

Маневр лорда

Председатель совета директоров EN+, бывший министр энергетики Великобритании, лорд Грегори Баркер в июле предложил Мнучину компромиссный вариант решения проблемы. Олег Дерипаска отказывается от контроля над своими предприятиями, передав большую часть своих акций сторонним инвесторам, американцы в ответ исключают его компании из санкционного списка.

Судя по всему, реакция за океаном была положительной. Так, 16 сентября контрагентам, которые и раньше работали с российскими компаниями, разрешили заключать новые контракты с UC Rusal и другими структурами из санкционного списка, но в тех же объемах, что и ранее. Буквально через несколько дней до 12 ноября продлили сроки для завершения сделок, затем дали еще один месяц, потом два.

Наконец, 19 декабря Бюро по контролю за иностранными активами (OFAC) Минфина США заявило о готовности снять санкции с компаний Дерипаски в течение 30 дней, если будут выполнены условия по его отстранению от управления бизнесом. Представитель UC Rusal тут же уточнил, что его компания приветствует решение OFAC и продолжает работу, необходимую для нормального режима производства.

Хроника капитуляции

Условия сдачи активов под американский контроль, наверняка, опубликованы не все. Но известно, что главное обязательство Олега Дерипаски – снизить свою долю в EN+ (эта компания владеет 48,1% UC Rusal) с 70% до 44,95%, то есть, контрольные пакеты акций алюминиевых компаний передаются в другие руки.

Кроме того, швейцарский трейдер Glencore (в свое время 50% егоакций контролировал Геннадий Тимченко) должен обменять долю в UC Rusal (8,9%) на акции En+. По одним данным, акции Дерипаски должны перейти под управление ВТБ (сейчас у него более 9%), хотя президент этого банка, Андрей Костин, сам находится под американскими санкциями, по другим – акции российского бизнесмена могут оказаться в американском «слепом» трасте. Но при любом раскладе OFAC потребует ограничить голосующие акции Дерипаски 35%, а ВТБ и инвесторы, связанные с прежним владельцем алюминиевых и энергоактивов, должны передать право голосования «независимой третьей стороне», которая явно не будет зарегистрирована в российской юрисдикции.

En+ также обязалась сменить прежний совет директоров. Из 12 новых членов Дерипаска может номинировать только четырех, остальные будут независимыми, причем шестеро – граждане США и поданные Великобритании, которых будут подбирать в американском Минфине. Директора из обоймы Дерипаски при этом не смогут работать в ключевых комитетах (финансовом и по развитию) совета директоров EN+, соответственно, членов совдира «Русала» будет назначать совет директоров EN+.

Компании Дерипаски должны предоставлять OFAC полную информацию о своей деятельности, например, ежеквартальные отчеты и протоколы заседаний руководящих органов. Нельзя менять регистрацию с иностранной на российскую без одобрения новых советов директоров и уведомления OFAC. Поэтому вопрос о перерегистрации EN+ и «Русала» с британского оффшора на острове Джерси на владивостокский остров Русский остается открытым...

Неприкрытая аннексия или взаимная выгода?

Информация о соглашении между Олегом Дерипаской и Минфином США уже 20 декабря прошлого года способствовала взрывному росту стоимости акций алюминиевых компаний. Так, на Гонконгской бирже Rusal подорожал на 8,6% (до $4,76 млрд), на Московской – на 15,6% (до 462,8 млрд руб.) Лондонская биржа металлов сообщила, что возобновит торговлю металлом UC Rusal, если санкции будут сняты.

Правда, 9 января – когда стало известно, что Конгресс США, несмотря на беспрецедентные усилия Стивена Мнучина (он уговаривал поддержать алюминиевое соглашение сенаторов и конгрессменов 11 часов подряд), попытается торпедировать саму возможность вывода активов Олега Дерипаски из санкционного списка – акции компаний рухнули в среднем на 5%.

Однако ястребиная атака захлебнулась. 17 января Палата представителей из-за преобладания в ней демократов отвергла соглашение, посчитав, что идти на уступки «союзнику Путина», к тому же замешанному якобы во вмешательстве в американские президентские выборы, просто недостойно. Но накануне голосования в нижней палате Сенат поддержал Стивена Мнучина, поэтому дезавуировать решение Минфина о снятии санкций с предприятий Дерипаски его противникам на Капитолийском холме так и не удалось. В результате, скорее всего, не позднее 28 января санкционное соглашение заработает. Рынок вновь положительно отреагировал на эту новость, и акции алюминиевых компаний выросли в среднем на 7%.

Выгоды американской стороны от вывода предприятий российской алюминиевой отрасли налицо. Закрытие в результате санкций американского рынка перед российским алюминием (6% мирового произвосдства) и сырьем для его производства («Русалу» принадлежит большое число месторождений бокситов в Западной Африке и на Ямайке) неизбежно вызовет существенный рост цен на этот металл, что неизбежно скажется на снижении конкурентоспособности американских авиа- и автопрома. Но важнее перехват фактического контроля над одной из ключевых отраслей российской экономики и значительными экспортными потоками.

Многие российские эксперты и политики уверены в том, что речь в данном случае идет о недружественном поглощении отечественных компаний или о фактической аннексии путем профессионального использования санкционного инструментария. Есть информация, что многие близкие к Олегу Дерипаске акционеры срочно сбрасывают свои акции, видимо, зная о негативных для себя последствиях.

В итоге складывается ситуация, последствия которой для России и ее экономики могут стать крайне неблагоприятными. Получается, что Вашингтон, применив всеобъемлющие санкции, добился в конце концов своей цели – обеспечения контроля над, для начала, частью российского народного хозяйства. При этом понятно, что вряд ли Олег Дерипаска пошел на такого рода уступки американской стороне без одобрения первого лица в государстве, который и раньше часто приходил на помощь олигарху.

Однако, с другой стороны, вывод алюминиевых и энергокомпаний из проскрипционного списка наверняка станет прецедентом – это первый случай снятия санкций не в суде, не в ВТО, а по соглашению с Минфином США. А значит, эту ситуацию смогут использовать в своих целях и другие фигуранты санкционных списков, и не только американских, но и европейских. Наконец, алюминиевые предприятия не закроются, рабочие места на них сохранятся, экспорт не иссякнет. 

В конечном итоге не все обстоятельства этого дела стали известны – может быть, существует в Кремле и другой план выхода из кризисной ситуации. Во всяком случае, в интервью BFM в кулуарах Гайдаровского форума министр экономического развития Максим Орешкин успокоительно высказался в том духе, что национальные интересы страны из-за дела Дерипаски не пострадали. А за этим власти следят с особым вниманием.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться