США смягчили санкционный режим России

США смягчили санкционный режим России

Почти годичная эпопея с наложением американских санкций на предприятия алюминиевого магната Олега Дерипаски практически подошла к концу. Минфин США 27 января буквально за несколько часов до истечения срока последней отсрочки официально исключил EN+, UC Rusal и «Евросибэнерго» из своего ограничительного списка SDN. Позже – 7 марта – таким же образом может быть решен вопрос и с концерном «ГАЗ».
Политэкономика / Константин Смирнов 02 Фев 2019, 16:00
США смягчили санкционный режим России

Индивидуальные санкции против самого Дерипаски, а также еще ряда его активов, оставлены в силе. Вашингтон ослабил санкционную удавку после того, как Олег Дерипаска выполнил ряд его требований: уменьшил свою долю акций в EN+ с 70% до 44,95%, согласился с обновлением в пользу американской стороны советов директоров EN+ и UC Rusal. Фактически контроль над российской алюминиевой отраслью переходит за океан. Кремль почему-то не против.   

Новый владелец

Еще одним требованием Управления по контролю за иностранными активами (OFAC) Минфина США к компаниям Дерипаски было заключение UC Rusal договора об обмене акциями с швейцарским трейдером Glencore. Он получит 10,55% в En+ в течение года, обменяв 8,75% в UC Rusal на бумаги холдинговой компании. Это позволит EN+ получить полный контроль над алюминиевой компанией (до обмена доля компании была ниже 50%).

Сделку проведут в два этапа. Сразу после снятия санкций Glencore передаст En+ около 2% UC Rusal, остальные 6,75% — через 12 месяцев. Вначале доля En+ в UC Rusal вырастет с 48,13% до 50,13%, а в конце — до 56,88%.

Акции самой EN+ будут перераспределены следующим образом. Олег Дерипаска отказался от владения 25,05% акций этой головной компании. Часть из них перешла под контроль ВТБ. По сообщению госбанка, если раньше он владел 7,65%, то теперь – 22,27%. То есть, российское кредитное учреждение обзавелось еще 14,62% акций. Но голосовать на собраниях акционеров EN+ ВТБ сможет лишь пакетом в 6,25%. Остальными 16%, по данным агентства Reuters, получит право голосовать независимый управляющий Дэвид Крейн. Еще одной частью акций EN+ будут распоряжаться группа других независимых управленцев: Ди Джей Бейкер, Артур Додж и компания Ogier Global Nominee, зарегистрированная в офшоре на британском острове Джерси.

Олег Дерипаска (кстати, по оценке Forbes, состояние олигарха до начала сделки с американскими властями достигало $6,4 млрд) оставит у себя 44,95% акций EN+. Но голосовать он сможет лишь 35% пакетом.

В результате несмотря на неокончательную ясность с распределением акций, формально контроль за EN+ (около 2/3 акций) остается за российской стороной – самим основателем компании Дерипаской и ВТБ, но значительная их часть становится фактически привилегированными – дивиденды получать можно, но голосовать, а значит, реально управлять активами, – нельзя. Иными словами, голосующие акции в большей мере оказываются под контролем иностранцев, которыми, в свою очередь, будет управлять OFAC Минфина США, прежде всего за счет назначения удобных ему 6 из 12 членов совета директоров. Они будут подбираться исключительно из граждан США или подданных Великобритании. Еще двое директоров не могут выдвигаться лично Олегом Дерипаской.

Сейчас в совет директоров EN+ по предложению американского минфина включены в качестве независимых директоров, как и было оговорено, семь новых кандидатур: Кристофер Бэнкрофт Бернхэм, председатель и главный исполнительный директор Cambridge Global Capital LLC, (входил в 2016 году в переходную команду Дональда Трампа); Карл Хьюз, председатель комитета по аудиту EnQuest PLC, Джоан Макнафтон, председатель климатической группы Европейской коалиции за новую энергию (до 2007 года работал в британском правительстве); Николас Йордан, брат известного в России инвестора Бориса Йордана и бывший соруководитель российского подразделения Goldman Sachs (оба брата – американские граждане, но имеют русские этнические корни); Игорь Ложевский, профессор ВШЭ, бывший вице-президент подразделения по управлению активами Deutsche Bank в Восточной Европе; Александр Чмель, директор программ корпоративного управления Московской бизнес-школы «Сколково»; и Андрей Шаронов, президент этого образовательного учреждения, бывший замминистра экономического развития РФ.

Как видно, из новых директоров EN+ не все являются иностранцами. Трое из них – Ложевский, Чмель и Шаронов – будут явно отстаивать российские интересы, но не Дерипаски, у которого осталось право только на 4 директоров из 12. Однако в главном органе EN+ остались также председатель совета директоров, инициатор и проводник в жизнь соглашения Дерипаски с американским Минфином лорд Грегори Баркер (бывший министр энергетики Великобритании), а также Филипп Мейлфэйт.

Изменения руководящих органов продолжилось и в «Русале». Но в этой алюминиевой компании новые назначения (9 директоров из 14) были проведены не непосредственно Минфином США, а обновленным им советом директоров EN+. Но зато Вашингтон первым делом потребовал избавиться от нежелательного топ-менеджера, слишком тесно связанного, по мнению американских чиновников, с Олегом Дерипаской. Что и было сделано. Назначенного только 1 января этого года председателем правления UC Rusal француза Жана-Пьера Тома уволили.

Старые перспективы

Исключение из санкционного списка Минфина США трех может быть уже бывших предприятий Олега Дерипаски, безусловно, продукт компромисса. Вопрос в том, насколько он выгоден российской и американской сторонам и какие риски при этом несет.

Начнем с нас. С геополитической точки зрения отмена ограничений алюминиевой отрасли довольно благоприятна для России. Здесь налицо репутационный выигрыш. Вашингтон 6 апреля 2018 года вносит активы Дерипаски и его самого в проскрипционный перечень. Это вызывает мощную информационную волну, рубль падает на 10%, американские инвесторы бегут из ОФЗ. Но уже 27 апреля министр финансов США Стивен Мнучин дает задний ход. Санкции в полном объеме не вводятся, ограничиваются только долгосрочные контракты. Краткосрочные ежемесячно продлеваются вплоть до 28 января этого года.

Получается, что санкции не вечны. Их можно не только обойти, но даже отменить.

Если взять экономический аспект, то алюминиевая отрасль, одна из наиболее экспортоориентированных и поэтому сильно подверженная первичным и вторичным западным санкциям, сохраняет производство, поставки за рубеж и рабочие места. Именно на это и упирал министр экономического развития Максим Орешкин, успокаивая СМИ. Добавим также, что вероятный бенефициар санкций – крупнейшая в мире алюминиевая компания Alcoa не успела воспользоваться конкурентным преимуществом и не нарастила производство.

Но есть и риски. 

Вашингтон, оттеснив от управления Олега Дерипаску, в значительной мере перехватил контроль над его ключевыми активами. Он может нарастить успех и национальный суверенитет над отраслью может оказаться под реальной угрозой. Первым испытанием станет решение нового состава совета директоров EN+ по поводу перерегистрации предприятия из британского офшора на острове Джерси на российский на острове Октябрьский. Аппетит приходит во время еды. Новые санкционные атаки США могут предпринять и на другие стратегические предприятия, например, производящие титан.

У американцев ситуация также не самая проигрышная. Минфин предотвратил резкий скачок цен на алюминий, так как «Русал» – второй в мире его производитель, а также один из основных поставщиков на мировой рынок глинозема. Если бы это случилось, то ряд ведущих отраслей заокеанской экономики, например, авиа- и автостроение понесли бы значительные потери в конкурентной борьбе с европейскими, японскими и китайскими компаниями.

Кроме того, российским чиновникам и бизнесменам дали понять, что с американцами не нужно ссориться, а идти им навстречу.

Но и у них есть риски. Раз санкции отменили русским, хотя бы и частично, то насколько жестко они будут применяться как к той же России или Ирану? Угрозы введения новых санкций станут менее опасными, а значит не столь эффективными, как на них рассчитывают за океаном.


Комментарий 

Алексей Калачев, главный аналитик по энергетическому сектору ГК «Финам»

Эйфория по поводу снятия американских санкций с UC RUSAL на Московской бирже продлилась недолго – от силы минут 10 с начала торгов 28 января. Затем котировки акций компании начали снижение. Пресловутое правило «покупай на слухах, продавай на фактах» основано на том, что для инвесторов зачатую ожидания важнее свершившихся событий – только так можно успеть сработать на опережение.

На ожиданиях скорого снятия санкций стоимость акций «Русала» к моменту события уже почти вернулась к уровню, с которого она обрушилась в апреле прошлого года. Теперь, когда угроза санкций снята, на динамику бумаг компании в большей степени будут влиять ожидания будущих финансовых результатов. А они могут оказаться хуже, чем в прошлом году.

Как это ни парадоксально звучит, попадание «Русала» в санкционный список Минфина США сыграло ему на руку в финансовом плане – тем более что сроки ограничений на операции с его активами все время переносились и так и не вступили в силу. Однако само введение санкций, затронувших целую российскую отрасль металлургии, с одной стороны, уронило курс рубля, а с другой – ожидание дефицита алюминия на рынке подняло его цены. Валютная выручка компании выросла, а значительная часть затрат, которую «Русал» несет в рублях, осталась на низком уровне.

Теперь этот фактор не будет работать. Снятие опасений по поводу поставок продукции «Русала», вместе с общим замедлением темпов роста спроса на промышленные металлы, будет давить на цены алюминия, и выручка компании в текущем году может снизиться.

Кроме того, исключение компании из санкционного списка состоялось ценой снижения влияния Олега Дерипаски и отказа от формального контроля над «Русалом». В чем здесь минус? «Русал» владеет 27,8% акций «Норникеля», и эти акции важны для компании. Они являются весомым обеспечением большой долговой нагрузки компании и источников дополнительных доходов. В иные годы дивидендные поступления от владения пакетом акций «Норникеля» обеспечивало «Русалу» до половины прибыли. Добиваться этого удавалось в споре с вторым контролирующим акционером «Норникеля» Владимиром Потаниным за счет большого влияния Олега Дерипаски.

Потеря этого влияния может все изменить. «Норникель» нуждается в реализации большой инвестиционной программы, для чего потребуется рост капвложений, в том числе за счет снижения дивидендной доходности акций компании.

Доходы «Русала» в этом году могут существенно снизиться, что отрицательно скажется на стоимости его акций (на уровне 25-30 руб за штуку).

 

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться