«Жесткие американские санкции» окажутся сравнительно мягкими

«Жесткие американские санкции» окажутся сравнительно мягкими

Предложение американских сенаторов о новых санкциях против России, внесенное в Конгресс два дня назад, оказалось более мягким, чем ожидалось.
Политэкономика / Павел Еськов 15 Фев 2019, 16:00
«Жесткие американские санкции» окажутся сравнительно мягкими

Если прошлогодняя версия законопроекта DASKA сенаторов Линдси Грэма и Роберта Менендеса предусматривала, что президент США должен заблокировать активы и операции в американской юрисдикции российских госбанков – Внешэкономбанка, Сбербанка, ВТБ, Газпромбанка, Банка Москвы, Россельхозбанка и Промсвязьбанк, то новая трактовка не столь резка.

Самое важное изменение: из ключевого пункта об ограничениях российских госбанков исчез список конкретных финансовых организаций. Теперь определить список банков предлагается самому президенту Дональду Трампу. Причем санкции предлагается ввести только против тех кредитных учреждений, которые способствовали вмешательству российского правительства «в демократические процессы в других странах».

По мнению экспертов, это означает то, что самые значительные российские финансовые организации по сути не будут подвержены санкциям.

«Мы считаем, крупные публичные банки России не участвовали в финансировании подобных операций», – указывают в обзоре аналитики ITI Capital Искандер Луцко и Анна Лакейчук.

Это, так сказать, первое.
Второе: новые санкции против проектов производства сжиженного природного газа (СПГ).

Грэм и Менендес предлагают обязать Трампа наложить санкции против любого лица, инвестирующего в любые проекты, способствующие возможности России строить за пределами России предприятия, позволяющие экспортировать сжиженный газ. Запрет коснется проектов, которые оцениваются дороже чем в 1 млн долл. или будут иметь рыночную стоимость не менее 5 млн долл. в течение года после запуска.

Хотя, как указывает директор отдела корпораций Fitch Дмитрий Маринченко, российских СПГ-проектов за рубежом практически не существует.

Впрочем, «практически» и «не существует» – «две большие разницы».

Еще в 2017 году «Роснефть» приобрела 30% в египетском месторождении Zohr. В нынешнем году Египет планирует начать экспорт газа, в том числе в виде СПГ. Правда, на данном этапе не ясно, будет ли «Роснефть» напрямую или в рамках своей доли в Zohr участвовать в производстве СПГ в Египте.

И третье новшество DASKA 2019 в сравнении с DASKA 2018: изменились сроки запрета на инвестиции в российский госдолг.

Нынешняя версия ужесточает сроки введения санкций против новых выпусков российских госбондов. Если в варианте прошлого года президенту давалось 90 дней после принятия закона на введение санкций, а запрет вводился еще через 180 дней, то в новой версии эти сроки сократились до 60 и 90 дней соответственно.

Что же касается запрета владения уже размещенными ОФЗ – в проекте ничего нет.

Таким образом, российские чиновники сохраняют оптимизм.

«Никаких дефолтов, никаких сокращений бюджета и секвестров не предусматривается», – прокомментировал в кулуарах инвестиционного форума в Сочи первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов.

Экономисты Bank of America Merrill Lynch отмечают, что исчезновение из законопроекта конкретных госбанков кажется хорошей новостью. Ведь для российского рынка неопределенность с санкциями гораздо хуже, нежели сами санкции.

Впрочем, теперь неопределенность будет тянуться не очень долго – до момента принятия DASKA 2019.

Если он, конечно, вообще будет принят.

Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться