Придет ли странная торговая война к странному миру

Придет ли странная торговая война к странному миру

Масштаб военных действий и интенсивность обмена ударами в торговой войне США и Китая непрерывно возрастают. Но китайский экспорт в США продолжает расти, а американская экономика чувствует себя вполне устойчиво. Одновременно во всех остальных странах мира темпы экономического роста падают. И пока нет ответа на вопрос о том, что же дальше: соскальзывание в мировой экономический кризис или мирная сделка, которую обе империи выдадут за свою победу?
Политэкономика / Андрей Кушниренко 31 Авг 2019, 10:30
Придет ли странная торговая война к странному миру

Торговая война между США и Китаем идет уже так давно, что многие подзабыли, с чего все начиналось. А началось все в январе 2018 года, когда США, руководствуясь своим законодательством, а не правилами ВТО, ввели защитные меры в отношении импорта солнечных батарей, стали и алюминия из всех стран мира – а не только из Китая – в виде пошлин в 30% на 4 года с постепенным их уменьшением до 15%.

Но Китай при этом пострадал больше других стран и в итоге не только обратился с жалобой в суд ВТО (как и другие обиженные), но и предпринял ответные действия. Он повысил импортные пошлины, задев интересы уже американских экспортеров, на товары в объеме $3 млрд. Это и стало спусковым механизмом для дальнейшего развития событий, которому мы стали свидетелями.

В дальнейшем росли как пошлины, так и объем охваченных ими товаров. И если станут реальностью новые американские пошлины, то с 1 сентября 2019 года они по более чем половине товаров китайского экспорта достигнут 30%, а это фактически запретительный уровень. Ну, и что же при этом происходит во взаимной торговле Китая и США?

Мимо цели

В 2017 году (до начала конфликта) Китай ввез в США на $522,9 млрд (в основном продукцию электроники и электротехники, машиностроения, легкой промышленности). США ввезли в Китай на $187,5 млрд (в основном это услуги, высокотехнологичная продукция и ряд сельскохозяйственных товаров). Дефицит в торговле с Китаем составил $335,4 млрд. В 2018 году (в разгар конфликта) Китай экспортировал в США на $540 млрд (то есть больше, чем до конфликта), а вот США экспортировали только на $120 млрд (меньше, чем в 2017 году). Соответственно, возрос дефицит в торговле – до $420 млрд.

Эта же тенденция продолжается и в 2019 году. За первые 6 месяцев экспорт Китая в США упал на 7,8%, а американский – на 31,4%. Американская экономика выглядит, судя по текущим экономическим показателям, достаточно уверенно. Внешне все выглядит неплохо и в Китае, и насчитанные Трампом 3 млн рабочих мест, якобы потерянных Китаем, остаются на его совести. Значит, все остается, как было? Почему же тогда империи продолжают наносить друг другу ответные удары, расширяя их арсенал? При этом обе стороны понимают, что потенциал пошлин уже исчерпан, все товары обложены высокими и запретительными пошлинами.

Команда президента Трампа потому и зовет под свои знамена союзников. Как сказал высокопоставленный американский переговорщик Виллемс 28 августа: «Если эти парни из Японии, ЕС, Великобритании и Франции хотят большей ясности с Китаем, им не стоит медлить, потому что их поддержка США и единство позиции являются критически важным фактором». Одновременно Дональд Трамп призвал американские фирмы выводить свои производственные мощности из Китая и разворачивать их в США.

В свою очередь Китай прибег к снижению курса юаня, чтобы элиминировать действие пошлин для своих экспортеров, заговорил о возможной продаже американских казначейских обязательств на $1,1 трлн (это грозит обвалить американский фондовый рынок, правда, и мировой тоже) и усилено приглашает любые иностранные высокотехнологичные фирмы, суля всяческие льготы и бонусы. Зачем все это, если в экономике все нормально?

На самом деле все гораздо сложнее: приведенные выше макроэкономические показатели скрывают глубинные процессы, происходящие в мировой экономике.

Скрытые угрозы

Торговая война США и Китая запустила процесс снижения темпов экономического роста во всех ведущих странах мира. Во втором квартале 2019 года снижение темпов роста было зафиксировано в государствах –членах ОЭСР с 0,6 до 0,5%, в том числе в Германии – с 0,4 до 0,1% (фактически, это начало рецессии), в США – с 0,8 до 0,5%.

Дело в том, что, хотя экспорт США в Китай не так и велик, крупнейшие корпорации США (и Германии) очень зависят от КНР – это важный рынок сбыта. В 2018 году 23,6% выручки Intel пришлось на Китай, у Apple эта доля составила 19,6%, у Starbucks – 20,2%, у Boeing – 12,8%. Производственные цепочки многих высокотехнологичных компаний США (и Германии) завязаны на Китай. Под особым ударом оказались чипмейкеры: Qualcom – 65,4% выручки из Китая, Micron Technologies – 51,1%, Broadcom – 53,7%, Texas Investments – 44,1%. Неслучайно каждое жесткое выступление Дональда Трампа сопровождается обвалами на фондовых рынках. 28 августа этого года 200 американских фирм-производителей обуви обратились к президенту США с просьбой не вводить дополнительные пошлины с 1 сентября, мотивируя это тем, что «пошлины – это скрытый налог на американских покупателей» и «он грозит нам остановкой нашего бизнеса».

 

А Китай? Китай, учитывая масштабы его экономики, конечно, вправе и дальше утверждать, что она подобна не пруду, берега которого могут разрушить ветер и ураган, а океану, с которым ветер и волны ничего сделать не в силах. Но на самом деле китайская экономика гораздо сильнее зависит от ситуации в США и ЕС, чем наоборот. По расчетам МВФ, рост ВВП Китая на 1% приводит к росту ВВП США на 0,038%, а ЕС – на 0,04%. Рост ВВП США на 1% дает дополнительный рост ВВП Китая на 0,16%. К тому же перед Китаем стоит задача не просто экономического роста, а обеспечения прорыва и лидерства в высокотехнологичных областях. А в условиях конфликта с США это сделать на порядок сложнее, чем когда этого конфликта не будет.

Контуры сделки

Ну, и что же с переговорами и со сделкой? Обе стороны, объявив о введении с 1 сентября дополнительных пошлин, одновременно договорились о проведении в середине сентября очередного раунда переговоров. Вот что по этому поводу сказали Китай и США:

– Лю Хе (вице-премьер Китая): «Китай нацелен на решение проблемы через консультации и взаимодействие в спокойных формах».

– Д.Трамп: «Мы получили два очень хороших звонка из Пекина и предлагаем вернуться за стол переговоров».

Что это означает? Судя по предшествующим событиям, это может означать все что угодно, но по мнению автора, до конца года сделка будет. Трампу нужна победа, которую он может продемонстрировать избирателям и, что самое главное, дать попробовать на вкус (рост объемов производства и новые рабочие места). Китаю же нужна передышка в торговой войне, в ходе которой он смог бы перегруппировать свои силы и начать новое наступление в борьбе за технологическое лидерство.

Перерастет ли нынешний конфликт в мировой экономический кризис? Не исключено, поскольку любая война, в том числе и торговая, с определенного момента развивается по своей логике, но маловероятно. Риск велик, а выигравших в этой войне не будет. Будет ли носить эта сделка долгосрочный характер? Конечно, нет. Она не решает проблем технологического лидерства, а относит их на потом. К тому же надо учитывать особенности китайского менталитета в переговорном процессе. Любое соглашение для Китая – это не закон для его немедленного исполнения, а направление дальнейших действий. И кстати, если сделка будет достигнута, она не будет носить характер межправительственного Соглашения, подлежащего одобрению Конгрессом США – демократы никогда не утвердят документ, говорящий о победе Трампа. Договоренность президента США с Канадой и Мексикой, которая должна прийти на смену НАФТА и которая была достигнута полтора года назад, до сих пор лежит в Конгрессе. А раз так, то у США с Китаем будет подписан Меморандум о взаимопонимании, и, скорее всего, нам надо будет ожидать новых торговых войн и заранее к ним готовиться.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться