Киев объявил судебную войну Москве и Берлину

Киев объявил судебную войну Москве и Берлину

Согласие Дании на строительство экспортного газопровода «Северный поток – 2» в исключительной экономической зоне этой страны в Балтийском море должно было ускорить переговоры о продлении украинского газового транзита в 2020 году.
Политэкономика / Константин Смирнов 09 Ноя 2019, 10:00
Киев объявил судебную войну Москве и Берлину

Несмотря на то что датское разрешение запоздало и в лучшем случае трубопровод заработает не ранее марта будущего года, позиции Москвы на трехсторонних газовых консультациях (Россия – Украина – ЕС) явно усилились. Однако в Киеве тут же предприняли ответные шаги, чтобы поставить под сомнение возможность достижения устраивающего все стороны газового компромисса. Украинские переговорщики пытаются буквально выкрутить руки российским оппонентам, надеясь на помощь США, Польши, прибалтийских стран, а также ряда членов Еврокомиссии. Цель Киева – заключить новое соглашение на фактически кабальных условиях для Москвы. Сроком на 10 лет при повышении транзитных тарифов и ежегодном бронировании слишком значительных объемов прокачки газа. При этом еще и добиться от «Газпрома» уплаты $22 млрд по решениям Стокгольмского арбитража и Киевского хозяйственного суда.

В «Газпроме» настаивают на трех обязательных условиях, выполнив которые НАК «Нафтогаз Украины» сможет рассчитывать на подписание нового транзитного договора (ныне действующий заканчивается уже 31 декабря). Во-первых, необходимо обнулить все обоюдные судебные претензии. Во-вторых, договориться о возобновлении прямых поставок украинским потребителям. В-третьих, в ближайшее время Украине необходимо имплементировать европейское энергетическое законодательство, чтобы создать независимого от «Нафтогаза» оператора ГТС.

Эти условия поддержаны президентом Владимиром Путиным.

Но, вместо того чтобы начать переговоры о возможности взаимного прекращения арбитражного противостояния, «Нафтогаз» на следующий день после объявления разрешения Дании подает еще один иск к «Газпрому» в Стокгольм на $12,2 млрд. А торговый представитель Украины Тарас Качка грозит судебным иском Германии. И хотя на последних консультациях 8 ноября в Брюсселе стороны пытались нащупать все-таки компромисс, дело идет к полному провалу трехсторонних переговоров по вине Киева.

Переговорный абсурд

Обнулять взаимные судебные претензии в «Нафтогазе» явно не намерены. Глава украинской компании Андрей Коболев подсчитал, от чего придется отказаться. По его словам, почти $3 млрд Стокгольмский арбитраж присудил «Нафтогазу» в феврале 2018 года. На самом деле речь идет о первоначальной сумме в $2,56 млрд. Стокгольмские арбитры рассматривали два взаимных иска от «Газпрома» и «Нафтогаза». И приняли «соломоново» решение. «Нафтогаз» должен был погасить задолженность по поставкам российского газа более чем в $2 млрд. А «Газпром» – более $4,6 млрд за сокращение транзита. После вычета украинской задолженности «Газпром» обязали оплатить $2,56 млрд. «Газпром» оспорил арбитражное решение в вышестоящем гражданском суде и не платит поэтому по счетам. Украинская сторона выставляет пени и штрафы и пытается арестовать активы «Газпрома» с разной степенью успеха в ряде западных стран. Окончательные вердикты будут вынесены не ранее 2021 года.

Кроме того, «Газпром», как упомянул Коболев, отказывается платить еще по одному стокгольмскому иску на сумму в $12 млрд по поводу повышения задним числом транзитных тарифов. Наконец, еще $7 млрд отсудил у «Газпрома» Киевский хозяйственный суд по иску Антимонопольного комитета Украины, обвинившего российскую газовую компанию в монопольном положении на украинском транзитном рынке. Иск более чем абсурден. Но оспорить его на территории Украины не удается. Итого получается $22 млрд. От таких денег ни Андрей Коболев, ни исполнительный директор «Нафтогаза» Юрий Витренко отказываться не собираются. Тем более что они оба после «победы» в Стокгольме получили многомиллионные премии. Если же будет проведен взаимный отказ от судебных исков, им придется деньги вернуть в бюджет. Так что вообще ни в каком соглашении с «Газпромом» эти топ-менеджеры «Нафтогаза» не заинтересованы.

Поэтому и появился новый иск против «Газпрома» в Стокгольмский арбитраж. Витренко написал в Facebook, что его компания рассчитывает получить с «Газпрома» компенсацию в $11,8 млрд за отказ пересмотреть задним числом (в 2018–2019 годах) транзитные тарифы. Еще $448 млн российская структура должна заплатить по ожидаемому решению Стокгольмского арбитража за иные нарушения, например за прямые, минуя «Нафтогаз», поставки «голубого» топлива в ДНР и ЛНР. Так что судебные ставки только растут. Правда, Коболев обещал снизить аппетиты по последнему иску до $2 млрд, если «Газпром» сохранит транзит и доходы по нему для украинской стороны на прежних уровнях ($3 млрд в год). Абсурдный и низкоэффективный шантаж. На таких условиях и с такими переговорщиками договориться будет просто невозможно.

Российско-германский газовый союз

Перспективы российского газового экспорта в Европу всегда особо беспокоили немецкие энергетические компании и власти. До 2030 года в Германии будут расти потребности в этом топливе. Принято решение о закрытии всех АЭС и существенном сокращении угольных электростанций. Возобновляемые источники энергии при всем их быстром развитии в этой стране не смогут полностью покрыть образующийся дефицит. В Берлине никогда не выступали за перекрытие украинской трубы, но активно при этом поддерживали, включая проектное финансирование, «Северный поток – 2». Слишком сильно подорожал украинский транзит, и слишком высоки стали политические риски, постоянно генерируемые в Киеве.

Ситуация на трехсторонних газовых переговорах Берлину заметно не нравится. На прошлой неделе в Петербург на рабочую встречу с председателем правления «Газпрома» Алексеем Миллером приезжал уполномоченный правительства ФРГ по транзиту газа через Украину Георг Граф Вальдерзее. Обсуждали, как сообщается в пресс-релизе российской газовой компании, взаимодействие «Газпрома» с Украиной в 2020 году. Миллер в очередной раз перечислил подходы к заключению нового транзитного контракта. Первый – «урегулирование судебных споров между “Газпромом” и украинской стороной». Это означает взаимный отказ от претензий и прекращение судебных разбирательств между ПАО «Газпром» и НАК «Нафтогаз Украины» по контрактам на поставку и транзит российского газа, восстановление баланса коммерческих интересов сторон. Речь также идет об отмене решения Антимонопольного комитета Украины о наложении на «Газпром» штрафа за якобы злоупотребление монопольным положением на украинском рынке транзита газа.

Второй – «готовность Украины к прямым закупкам российского газа с 2020 года и определение объемов таких закупок». Это напрямую влияет на пропускную способность российской ГТС. Наконец, в рамках имплементации положений Третьего энергетического пакета ЕС в национальное законодательство Украине необходимо обеспечить реальную независимость национального регулятора и создать сертифицированного независимого газотранспортного оператора. При такой конфигурации «Газпром» сможет размещать заявки на транзит газа в относительно небольших объемах. Обязательного бронирования, как требуют в Киеве и Брюсселе, 60 млрд кубов газа в год не потребуется.

Если до 1 января 2020 года эта работа не будет завершена, то «Газпром» «готов к продлению на переходный период действующего транзитного контракта с учетом актуальных рыночных условий.

О реакции Вальдерзее не сообщалось. Все-таки Берлин не может открыто вставать на российскую сторону. Однако, как сообщила немецкая газета Bild, на прошлой неделе правящая коалиция ХДС/ХСС и СДПГ внесла в Бундестаг законопроект, согласно которому «Северный поток – 2» освободят от ограничений по пропускной способности согласно последней Газовой директиве ЕС.

По этому документу поставщик газа не может являться собственником трубопровода. Должны быть зарезервированы мощности под независимых поставщиков (данная проблема напрямую коснулась газопровода в Германии Opal). «Северный поток – 2» может остаться полупустым, и российский холдинг вместе с западными компаниями-партнерами понесет убытки. Директива касается проектов, которые вводятся в действие после 23 мая 2019 года. То есть напрямую затрагивает «Северный поток – 2».

Однако в законопроекте об особенностях ратификации Газовой директивы к 23 мая привязывается не завершение трубопроводных проектов, а статус инвестиций в них. Если они были и раньше и продолжаются и подпадают под понятие «текущие», то проект (в том числе «Северный поток – 2») уже не подпадает под изменения Газовой директивы.

Берлинская инициатива повергла противников «Северного потока – 2» буквально в шок. Если демарш удастся, то уже в 2020 году появятся возможности для резкого сокращения украинского транзита – примерно с 90 млрд кубов в год до 40 млрд. А в 2021 году благодаря «Северному потоку – 2» и двум ниткам «Турецкого потока» украинский транзит станет совсем не нужным.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться