Проблема мусора в России переросла в национальный проект

Проблема мусора в России переросла в национальный проект

Мусор неумолимо наступает. В России, по официальным данным, зарегистрировано 1029 свалок. Сколько незаконных – никто не знает. По разного рода подсчетам на них скопилось не менее 3 трлн т твердых бытовых (коммунальных) отходов (ТБО). На переработку в лучшем случае поступает 3–4%. Остальное гниет и заражает почву и воды. Окрестное население буквально задыхается.
Российская экономика / Константин Смирнов 02 Июн 2018, 13:00
Проблема мусора в России переросла в национальный проект

Ситуация с ТБО становится все более напряженной. Особенно в Московской области. Дело дошло до открытых протестов граждан. Приходится вмешиваться лично Владимиру Путину. По его указанию, например, закрыли полигон в Балашихе (полигон Кучино). Однако, по данным МЧС, концентрация сероводорода на этой закрытой свалке превышает допустимые нормы в 25 раз.

Не случайно борьбу с ТБО власти решили поднять на уровень национального проекта. В майском указе президента «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» перечислены 15 нацпроектов. Под номером «7» – в сфере экологии. 

Одна из целей проекта – «эффективное обращение с отходами производства и потребления, включая ликвидацию всех выявленных на 1 января 2018 года несанкционированных свалок в границах городов». Для чего необходимо «формирование комплексной системы обращения с твердыми коммунальными отходами, включая ликвидацию свалок и рекультивацию территорий, создание условий для вторичной переработки всех запрещенных к захоронению отходов производства и потребления».

Речь идет о масштабном строительстве предприятий по утилизации отходов и мусоросжигательных заводов в рамках государственно-частного партнерства.

Трудности переработки

Отходы в России делятся на 5 классов, исходя из их опасности для окружающей среды. Первые два «поставляют» промышленные предприятия и шахты. С их утилизацией ситуация может быть и не идеальна, но более или менее налажена. За ней внимательно следит Ростехнадзор. А отвалы – источники ценных химических элементов.

Сложнее с бытовыми (коммунальными) отходами (3–5 классы), которые производятся не только собственно населением, но и малыми и средними предприятиями, особенно в сфере обслуживания. 

Ежегодный прирост мусора составляет до 14%. 40% от него – упаковки разного рода. И практически ничего из этой опасной массы не перерабатывается во что-то полезное. 

Правда, на данный момент в целом по России действуют 250 мусороперерабатывающих и 10 мусоросжигающих заводов. Но по оценкам специалистов, это капля в море – на них попадает в лучшем случае, как уже указывалось, 3% коммунальных отходов. Преобладают свалки, в том числе стихийные.

Бизнес по переработке ТБО пока оказывается слишком затратным и рискованным. Одно дело получить лицензию у местных властей на организацию свалки. Она не очень дорогая, так как соответствующие услуги чрезвычайно востребованы. Конечно, нужны еще разрешения от СЭС и пожарной инспекции. Но в целом получается вполне подъемная сумма для предпринимателей. Дальше расходы минимальны. Хозяин свалки должен, конечно, разравнивать привезенный мусор и засыпать его слоем земли. Но большинство этими нужными работами практически не занимается. А деньги за складирование стабильно получает, так как все «производители» ТБО платят за их вывоз и захоронение.

Не удивительно, что действующие полигоны быстро переполняются и во многих случаях забрасываются их владельцами. Рекультивировать опасные для окружающих территории приходится местным властям. Но, как правило, они остаются малопригодными для хозяйственной деятельности.

Построить завод по переработке ТБО намного дороже, чем обзавестись полигоном по складированию ТБО. Необходимы не только разрешающие документы. В принципе власти их выдают охотнее и быстрее, чем при нарезке свалок. Но необходимо закупить оборудование, предназначенное для разделения различных фракций мусора. Цены, естественно, зависят от объемов и глубины переработки. Небольшой цех потянет на $50 тыс. А крупный перерабатывающий комбинат – на все $20 млн. Плюс необходимо нанимать обслуживающий персонал, искать потребителей произведенной продукции и самое главное – обеспечить стабильное поступление ТБО. На первый взгляд, последних пруд пруди. Но не все так просто. 

По данным специалистов, среднестатистическое мусорное ведро содержит: 50% полимеров (поливинилхлорид, полиэтилен, полипропилен), 25% пищевых отходов, 10% бумаги и картона, 15–20% резины, металла и текстиля. При этом к переработке годится в среднем не более 60% отходов.

Поэтому бизнес-успех в этой отрасли в принципе возможен. Но, если предприятию придется самому для начала сортировать доставленные ТБО, то прибыль зачастую становится мало достижимой. Другое дело – раздельный сбор мусора в самом начале его выброса. Так, тонна использованных пластиковых бутылок поставляется переработчикам по 2 тыс. руб. за тонну. Продать полученную после их утилизации и нового передела продукцию можно и за 100 тыс. руб. за тонну. Но нужны чистые бутылки! Между тем раздельный сбор мусора даже в Москве буксует. Соответствующих контейнеров мало, и далеко не каждые отходы они принимают.

Поэтому призывы властей к бизнесу идти в мусоропереработку воспринимаются отечественными предпринимателями крайне осторожно.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться