Сырьевая зависимость России опять усиливается

Сырьевая зависимость России опять усиливается

Еще недавно власти с гордостью заявляли, что доля сырьевого экспорта в доходах бюджета резко сократилась, а экономика «слезает с нефтяной иглы». Однако свежая статистика говорит об ином.
Российская экономика / Павел Еськов 07 Июн 2018, 14:50
Сырьевая зависимость России опять усиливается

Согласно данным Федеральной налоговой службы, основой российского экспорта в январе–апреле этого года стали именно топливно-энергетические товары, доля которых в составе экспорта составила 64,2%. При этом стоимостный объем топливно-энергетических товаров вырос на 27,2%, а физический объем – на 6,8%. 

«Экспорт керосина в январе–апреле увеличился на 18,1%, каменного угля – на 17%, автомобильного бензина – на 7%, природного газа – на 5,3%», – говорится в материалах ФНС. Вместе с тем физические объемы экспорта жидкого топлива сократились на 10,8%, электроэнергии – на 4,6%, каменного кокса – на 2,8%, нефти и нефтепродуктов – на 1,8%.

Иными словами, углеводороды принесли российской экономике почти две трети «заработка». 

Напомним, что в апреле прошлого года премьер-министр Дмитрий Медведев докладывал президенту Владимиру Путину о том, что ненефтяные доходы государства за 2017 год составили 64% от общего объема бюджета. В то время как доходы от экспорта нефти и нефтепродуктов занимали в федеральном бюджете России на 2017 год около 37%. 

«Структура экономики и торговли продолжает меняться, эту динамику нам нужно поддерживать и впредь», – отмечал тогда глава Кабмина.

Вместе с тем многие эксперты отмечали, что изменение структуры доходов бюджета связано не с ростом несырьевого экспорта, а со снижением цен на «черное золото». 

Сейчас, когда баррель нефти марки Brent вновь устремился к отметке в 80 долларов, ситуация резко изменилась. 

Почти все годы, когда цены на нефть были высокими, российская экономика существовала по простому принципу: на те деньги, которые страна получала от продажи углеводородов, производились закупки импортного оборудования, технологий и т.д. По сути, это самый простой способ. Однако он не учитывает нестабильность нефтяного рынка и курса рубля. 

В составе импорта наибольшая доля пришлась на машины и оборудование – 46,1%. В то время как год назад этот показатель был равен 45,4%. Импорт легковых автомобилей вырос на 45,3%, а грузовых автомобилей снизился на 10,4%.

Когда цены на нефть рухнули в три раза, валютные поступления в страну резко снизились. И это сказалось на всей экономике: стоимость импорта выросла из-за девальвации рубля, а внутреннее производство неспособно было заменить импорт. 

Безусловно, частично эта проблема была решена – были предприняты меры по импортозамещению продовольствия. Но ведь технологическая зависимость никуда не делась. На развитие технологий нужно тратить огромные средства, вкладывая в научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки. Кроме того, требуется продолжительное время.

Нынешний бурный рост цен на нефть, который мы видим, а в моменте на 11:14 мск Brent стоит 75,66 долларов за бочку, он, по сути, играет против нашей экономики, поскольку снижает стремление к развитию внутреннего производства. А между тем задачи такие стоят. 

Более того, даже на реализацию майских указов президента деньги от продажи нефти не пойдут: в среду, 6 июня, замминистра финансов Владимир Колычев заявил, что смягчение бюджетного правила невозможно. 

«Изменение бюджетного правила не обсуждается. Такое изменение приведет к снижению предсказуемости макроэкономических условий для бизнеса и граждан, поставит под угрозу возможность устойчивого достижения ориентира по инфляции, ухудшит экономику многочисленных инвестиционных проектов в различных секторах экономики», – сказал господин Колычев. 

Честно говоря, не совсем понятно как смягчение бюджетного правила может негативно сказаться на инвестиционных проектах, как и на достижении ориентира по инфляции. Думается, здесь иные причины.

Как сообщил Минфин в поправках к бюджету-2018, в этом году ведомство может купить валюты в резервы на 2,74 трлн рублей.  Этот рекордный объем, без сомнения, определен на основании ожидаемого объема дополнительных нефтегазовых доходов бюджета.

Кстати, за весь прошлый год министерство купило на рынке валюту «всего» на 830 млрд рублей.

Так может все-таки инфляция растет не из-за смягчения бюджетного правила, а из-за ослабления рубля, спровоцированного покупкой валюты?

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться