Темпы роста цен бьют прогнозы

Данные Росстата на прошлой неделе показали, что уровень годовой инфляции в России достиг 3,8% – нижней границы прогноза ЦБ на весь год. Если темпы роста цен сохранятся на текущем уровне, то к заседанию совета директоров Центробанка по ключевой ставке 4-процентный таргет будет уверенно превышен. В этом случае к концу года инфляция сможет вплотную приблизиться и к верхней границе прогноза Банка России – 4,2%. И хотя шансы на то, что цены будут расти медленнее, присутствуют, вероятность повышения ключевой ставки уверенно растет.
Российская экономика / 25 Ноя 2018, 16:00
Темпы роста цен бьют прогнозы

Поверх прогнозов

Данные Росстата об инфляции на неделе, закончившейся 19 ноября, можно, на первый взгляд, счесть оптимистическими – недельные темпы роста потребительских цен снизились с 0,2% до 0,1%. Тем не менее в результате годовые темпы инфляции вышли на уровень 3,8%. И это важный рубеж.

Как известно, в сентябре одновременно с повышением ключевой ставки ЦБ объявил и о пересмотре в сторону повышения прогноза по инфляции – 3,8–4,2% по итогам 2018 года и 5–5,5% в 2019 году. Увеличению темпов роста цен способствовали грядущее повышение НДС, санкции, отток нерезидентов с рынка ОФЗ, рост доходностей, девальвация рубля и другие факторы. 

Уверенности в том, что взаимное влияние всех их может быть абсолютно точно рассчитано, у ЦБ быть, конечно, не могло. И в двух последних пресс-релизах об итогах заседания совета директоров появлялся пассаж: «Банк России будет оценивать целесообразность дальнейшего повышения ключевой ставки, принимая во внимание динамику инфляции и экономики относительно прогноза, а также учитывая риски со стороны внешних условий и реакции на них финансовых рынков».

В конце сентября прогноз Банка России по инфляции в правительстве еще не стеснялись называть завышенным. Минэкономразвития только-только повысило свои оценки на этот год до 3,4%, а на 2019 год – до 4,3%. Эту позицию можно понять, учитывая, что федеральный бюджет на 2019 год, принятый Госдумой в третьем чтении на прошлой неделе, рассчитан исходя из 4,3%, а не 5,5% инфляции. Так что помимо явного и немалого профицита (1,93 трлн руб.) в нем заложены и скрытые дополнительные, чисто инфляционные доходы. А свои прогнозы Минэкономразвития по мере приближения к Новому году постепенно пересматривает.

В ежемесячном докладе «Картина экономики», опубликованном 9 ноября, например, сказано: «При сохранении курса рубля на текущем уровне в оставшиеся месяцы года инфляция на потребительском рынке сохранится примерно на уровне октября и составит 0,4–0,5% в месяц. В годовом выражении темпы роста потребительских цен в ноябре и декабре ускорятся до 3,7–3,8%». Учитывая то, как быстро были достигнуты эти цифры, от декабрьского доклада можно ожидать уже и оценок, полностью согласующихся с прогнозом ЦБ.

В ожидании НДС

Вопрос, впрочем, не в том, каким будет прогноз, а в том, будет ли сама инфляция укладываться в рамки прежних оценок ЦБ. Еще в октябре из Банка России можно было услышать, что к концу года инфляция будет близка к нижней границе прогноза. Теперь она с почти полуторамесячным опережением достигнута.

И на прошлой неделе директор департамента исследований и прогнозирования Банка России Александр Морозов уже предлагал «ориентироваться на середину» диапазона 3,8–4,2%. Для этого, однако, нужна уверенность в том, что темпы роста цен так и останутся на уровне 0,1% в неделю, а предшествующее ускорение до 0,2% – это лишь разовый всплеск. При таком раскладе на конец года действительно можно ожидать инфляцию в 3,9–4%. Это довольно точное попадание как в таргет ЦБ, так и в середину его прогнозного диапазона. В этом случае регулятор вполне мог бы воздержаться от повышения ключевой ставки. Проблема в том, что это означало бы остановку, если даже не поворот вспять уже начавшегося процесса разгона инфляции.

Между тем факторы, влияющие рост цен, – от снижения курса рубля до сезонного подорожания овощей и грядущего повышения НДС, – продолжают свое воздействие. Да и заметное сезонное снижение темпов инфляции в декабре для России совершенно нехарактерно. 

Если же взять темпы среднесуточного прироста цен, достигшего в ноябре 0,021% (против 0,011% в октябре), и предположить, что они сохранятся на этом уровне, можно увидеть, что таргет ЦБ достигается уже в первых числах декабря, а к его концу от отметки 4,2% инфляцию будут отделять сотые доли процента. Это все еще в рамках прогноза ЦБ, но вполне вероятно, что в таком случае он пошел бы на повышение ставки.

Такие среднесуточные темпы прироста цен соответствуют даже не 5%, а почти 8% годовых. Иначе говоря, это означало бы, что ускорение инфляции идет куда быстрее, чем ранее ожидалось. Так что для того, чтобы 14 декабря ключевая ставка была бы повышена, нужно уже не ускорение темпов инфляции, а лишь их сохранение на уровне первых недель ноября.

Другой вопрос – каковы шансы на это? В этом году не было еще ни одного месяца, когда бы цены выросли более чем на 0,6%, что примерно соответствует среднесуточным темпам ноября. И сейчас это кажется аномально высокой инфляцией. Но и в прошлом, и в позапрошлом году такие месяцы случались не раз, а инфляция тогда была не выше, чем намечаемая на следующий год. Другое дело, что основная часть прироста инфляции ожидалась Центробанком после Нового года.

Между тем признаки того, что грядущее повышение НДС заранее закладывается бизнесом в цены, появились даже не в ноябре. «Годовые темпы удорожания непродовольственных товаров в октябре увеличились на 0,1 п. п., до 4,1%. Такая динамика связана с ослаблением рубля в текущем году и, возможно, с опережающей корректировкой цен в связи с предстоящим повышением НДС», – замечал Банк России в своем комментарии по инфляции.

В декабре – непосредственно накануне повышения налогов и на фоне сезонных всплесков спроса – этот процесс пойдет особенно интенсивно. И шансы на то, что в этом году НДС окажет более заметное влияние на инфляцию, чем ранее ожидали ЦБ и Минэкономразвития, конечно, присутствуют.

Подъемная сила

При этом «динамика экономики относительно прогноза», которую Банк России также обещает учитывать при решениях о ключевой ставке, помешать подъему последней уже не сможет. Дело в том, что, по оценкам ЦБ, сейчас темпы роста ВВП близки к потенциально возможным. Потенциал этот, правда, невелик – меньше 2%, но, с точки зрения регулятора, попытки его увеличения путем смягчения денежно-кредитной политики бессмысленны. Ужесточение же ее, напротив, позволяет добиться большей определенности для бизнеса в плане инфляции и уровня ставок.

И на прошлой неделе Эльвира Набиуллина, представляя в Госдуме «Основные направления денежно-кредитной политики» говорила о смещении баланса рисков в сторону проинфляционных. Речь шла не только о рисках, связанных с санкциями. 

«Повышение НДС даст временный эффект на инфляцию, но в нашей стране не заякорены инфляционные ожидания, они очень подвижны, и, если инфляционные ожидания растут, это может вылиться потом и в повышение инфляции», – говорила она.

Часть наблюдателей расценила эти заявления как подготовку рынка к повышению ставки. Так, например, посчитали аналитики Райффайзенбанка, написавшие: «Такая риторика увеличивает шансы на «упреждающее» повышение ключевой ставки на декабрьском заседании при том, что инфляционные риски не выглядят сейчас управляемыми, а вопрос по ужесточению санкций против РФ, видимо, будет рассматриваться Конгрессом США лишь в следующем году». И это при том, что сам Райффайзенбанк ждет на конец года лишь 3,9% инфляции. Чего уж говорить о раскладе, при котором 4-процентный таргет может быть достигнут еще в декабре.

 

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться