ВВП бьет рекорды на бумаге

Министерство экономического развития объявило, что в прошлом году ВВП вырос на большую величину, чем прогнозировало само ведомство еще совсем недавно – вместо 1,7–1,8% все 2%.
Российская экономика / Константин Смирнов 02 Фев 2019, 12:00
ВВП бьет рекорды на бумаге

Разница, на первый взгляд, незначительная, но вопросы остаются. Как может, даже не намного, ускориться экономический рост, когда пятый год подряд падают реальные располагаемые доходы населения? В 2018 году – еще на 0,2%. Особенно заметно снизился предпринимательский доход, что лишний раз свидетельствует о торможении экономической активности, практически не растут инвестиции, а более или менее заметный прирост – 1,4% – фиксируется лишь в экспорте товаров и услуг. 

Внутреннее производство на самом деле топчется на месте, и только в строительстве Росстат неожиданно заметил оживление – до лишних 5,4% вместо 0,5%, как считал ранее. Однако лишними долями процентов экономическую ситуацию не украсишь. Тем более что в этом году прогнозируется дальнейшее замедление роста ВВП – до 1–1,3%.

Цифровой туман

«Рост в последние годы неубедителен», – напомнил на последнем заседании экономического клуба ФБК известный экономист, партнер Matrix Capital Евгений Гавриленков. Крайне низкие темпы увеличения ВВП представляют, по его мнению, «серьезную угрозу для национальной безопасности». Но рассчитывать на значительное ускорение в обозримом будущем не приходится. Во всяком случае оно находится под большим вопросом. Против увеличения ВВП играет крайне жесткая денежно-кредитная политика (ключевая ставка повышена ЦБ до 7,75%), ужесточается и бюджетная политика (в этом году бюджетное правило стало постоянным), соответственно уменьшаются расходы федерального бюджета (их рост может возобновиться только в 2020 году). К этой картине надо добавить усиление регуляторного пресса. В целом, как подчеркнул Гавриленков, макроэкономическая политика явно не стимулирует ускорение роста ВВП.

Поэтому непонятно каким образом Росстат недавно насчитал 2% в 2018 году. Пересчитали объемы строительства и получилось вместо 0,5% роста 5,9%. Странно. Ведь в производстве строительных материалов налицо спад.

С другой стороны, ФНС рапортует о 15% увеличении сбора налогов в прошедшем году. А это было бы невозможно без какой-либо экономической активности. Но какой?

По мнению Евгения Гавриленкова, независимые эксперты практически не получают достоверной статистической информации. Были ли на самом деле 5,9% или их не было, достоверно не известно. «Россия живет в тени». И не только с точки зрения неуплаты налогов 15 млн самозанятых, но и в сфере статистики.

Так, рост ВВП разгоняется или тормозится? Все данные говорят как раз о его торможении. Единственным очагом потенциального роста остается только бюджет. Вернее, бюджетные инвестиции. Но и к ним есть вопросы. Насколько они эффективны и нужны ли вообще президентские национальные проекты экономике. Евгений Гавриленков привел забавную параллель между некоторыми нацпроектами и строительством пирамид в Древнем Египте. В тогдашний экономический рост включались тысячи тонн камня, песка, кораблей и транспортных платформ на брусьях, наконец, рабочей силы. По мнению археологов, на возведение пирамиды одно моментно требовалось до 80 тыс. работников. Но все эти усилия явно не способствовали реальному экономическому росту и процветанию.

У нас также есть непонятные проекты, наподобие космодрома «Восточный». Сотни миллиардов рублей потратили на его строительство (десятки миллиардов на криминальные откаты), а отдача – минимальная.

Таким образом, российская экономика существует в тисках «статистической неопределенности», считает эксперт.

Факторы угасающего роста

Уточнения Росстата и Минэкономразвития уже стали довлеть над экспертным сообществом. В «Комментариях о государстве и бизнесе» №185 от 29 января, подготовленном Центром развития Высшей школы экономики, сразу же делается ссылка на пересмотр строительной статистики. Но при этом замах автора «Комментариев...» Николая Кондрашова еще сильнее – рост ВВП в 2018 году со «строительной» поправкой достиг даже не 2%, а 2,1%.

Однако собственные расчеты ВШЭ несколько скромнее – 1,9%. Что все же больше, чем в 2017 году – 1,6%. Но в любом случае оперировать приходиться цифрами, недалеко ушедших от ноля.

Против несколько большего, чем планировалось, роста ВВП говорят и итоги III и IV кварталов. По оценке ВШЭ, в этот период наблюдалось охлаждение экономики после «активного роста в 1-м полугодии».

Тем не менее ряд факторов подтверждают, что экономический рост все же скорее есть, чем нет. Его поддерживает благоприятная внешнеторговая конъюнктура. Последние два года средние темпы увеличения мирового ВВП сохраняются на уровне рекордных с 2011 года 3,7%. Это сформировало повышающийся спрос на российские товары и услуги, чему способствовало еще в большей мере ослабление рубля в прошлом году, что, естественно повысило конкурентоспособность российских предприятий. По расчетам ВШЭ, реальный эффективный валютный курс, понизился на 7,7% (в 2017 он, наоборот укрепился на 15,9%).

Довольно высокие цены на нефть в 2017-м и первой половине 2018-го (котировки временами превышали $80 за баррель, средняя цена в прошлом году составила $70/б) также поддерживали экономический рост за счет увеличения притока валюты, а главное сказывались на росте экспорта. В прошлом году экспорт, по данным ВШЭ, повысился на 5,4% (2017 – плюс 5%). Причем выделяется сильное увеличение экспорта услуг, особенно транспортных и логистических, отыгравшее предыдущее падение – с $70 млрд в 2013-м до $51 млрд в 2016-м.

В целом прямой вклад экспорта товаров и услуг в прирост ВВП в 2018-м повысился до 1,4 процентных пункта, против 1,3 п.п. в 2017-м. Что составило 70% от общего показателя. В результате именно внешний спрос и оказался важнейшим драйвером экономического роста в 2017–2018 годах.

Однако остальные (внутренние) показатели практически не сыграли своей роли локомотива экономического развития.

Факторы стагнации

Кроме успешного экспорта остальные показатели не блещут и фактически тормозят, а не ускоряют развитие. Так, динамика внутреннего спроса в отличие от внешнего заметно ухудшилась по сравнению с 2017 годом. По оценкам ВШЭ, рост конечного потребления замедлился в 2018 году до 1,8% против 3% в 2017-м. Отдельно стоит отметить, что уменьшился спрос со стороны государства – плюс всего лишь 0,3% в ушедшем году. Для сравнения в 2017 – на 2,5%. А ведь государство в последнее время чуть ли не единственный источник инвестиций.

Но наиболее тревожная ситуация сложилась в сфере спроса населения. Он практически не растет. Прибавил всего-то 2,3% (против 3,2% в 2017-м). Причина – пять лет подряд падают реальные располагаемые доходы населения. 2018-ом они «усохли» еще на 0,2%. Интересно, но высокопоставленные чиновники, включая президента Владимира Путина до последнего утверждали, что доходы хотя бы ненамного, но вырастут. Видимо, Росстат не успел вовремя подправить цифры.

Ситуацию не смоли спасти даже данные о росте реальных зарплат. Правда, неясно до сих пор на какую величину они на самом деле выросли. В августе министр труда Максим Топилин заявил о беспрецедентном за последние годы их увеличении на 11%. Эта оценка вызвала бурное обсуждение, так как никто такого повышения оплаты труда попросту не заметил. Затем в Минэкономразвития коллегу поправили: если вычесть обязательные социальные платежи и НДФЛ, то получится не более 7,8%. 

Аналитики ВШЭ настаивают лишь на 6,8%. Но и эта цифра вызывает сомнения. Дело в том, что повышали зарплату в прошлом году далеко не большинству работников. Речь идет лишь о части бюджетников и специалистах ряда подотраслей ТЭК. К тому же независимые эксперты утверждают, что и бюджетники в основном получили разовые выплаты перед президентскими выборами.

Что же касается доходов от предпринимательства и собственности, которые наиболее последовательно отражают экономическую активность, то они заметно уменьшились в прошлом году – на 1% и 10% соответственно.

В итоге рост реальных расходов населения хотя и был отмечен статистикой, объясняется в основном не увеличением зарплат, а снижением сбережений и ростом кредитования.

Впрочем, даже в отрицательных тенденциях всегда есть и обнадеживающие моменты. Снижение внутреннего спроса наряду с ослаблением рубля привело к резкому замедлению темпов наращивания импорта товаров и услуг – до 2,5% против целых 17,4% в 2017 году. Поэтому розничный товарооборот несколько увеличился, причем за счет продаж отечественной продукции. А это, в свою очередь, подстегнуло рост промышленности – до 2,9% в прошлом году. Однако обрабатывающие отрасли все же показали более скромные результаты (+2,6%), чем добывающие (4,1%). И далеко не все из первых показали какие-нибудь положительные результаты.

Заметим также, что после нескольких лет неуклонного роста в сельском хозяйстве показатели 2018-го серьезно снизились из-за меньшего урожая и относительно высокой базы 2017 года. В итоге данные за прошлый год показывают, что уровень экономической активности во втором полугодии существенно понизился, что дает возможность заговорить даже о стагнации, наступившей, впрочем, после перегрева первого полугодия, вызванного сильным наращиванием цен на нефть.

В этом году все выше перечисленные факторы будут складываться, скорее всего, еще более неудачно для российской экономики, в том числе и из-за повышения НДС. Не стоит забывать и опасность эскалации западных санкций. Минэкономразвития поэтому прогнозирует лишь 1,3% роста ВВП, независимые эксперты – не более 1% или даже вокруг ноля.

Теги: ВВП, рост ВВП
Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться