Вперед к рецессии

Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ) учреждали для наглядной демонстрации прорывных перспектив экономического развития страны.
Российская экономика / Константин Смирнов 10 Июн 2019, 14:10
Вперед к рецессии

На ПМЭФ-2019 договорились до экономического

Особенно решительно ставилась эта задача после того, как повысили уровень патронажа форума – с Совета федерации до президентского. Внешне все так и есть: в этом году на ПМЭФ съехалось 3,5 тыс. только иностранных гостей (1000 из Китая, 500 – из США). Главным из них, естественно, стал председатель КНР Си Цзиньпин. Ожидается заключение инвестиционных контрактов более на 3 трлн руб. Устроитель форума Владимир Путин вновь подробно остановился на реализуемых в стране нацпроектах, которые к 2024 году выведут экономику России на 5-е место в мире и повысят благосостояние населения. Вот только на ПМЭФ2019 так и не приехал Майкл Калви, управляющий партнер Baring Vostok, остающийся под домашним арестом, а министр экономического развития Максим Орешкин заявил о возможности рецессии уже в 2021 году. При этом глава Счетной палаты Алексей Кудрин представил свой план выхода из продолжающегося кризиса.

Неправильный кредит

На одной из открывающих ПМЭФ2019 сессий «Российская экономика в поисках стимулов роста» случился форменный скандал. Министр экономического развития Максим Орешкин задел за живое председателя ЦБ Эльвиру Набиуллину. «Сейчас я считаю, что у нас перекос произошел в сфере потребительского кредитования. Можно говорить о том, что наибольший риск рецессии в России в ближайшие годы обусловлен проблемами в сфере потребительского кредитования», – заявил министр. Он обеспокоен тем, что на рынке надулся опасный пузырь и, когда он лопнет, мало не покажется.

О проблеме завышенных потребительских займов Орешкин предупреждает не первый раз. На Столыпинском форуме 22 мая (см. «ФГ» № 19 от 27 мая) он уже сетовал на то, что население «украло» из производства кредитных ресурсов на 1,5% ВВП. И эту политику пора прекращать. В этот раз глава Минэкономразвития пошел еще дальше и дал пессимистический прогноз: «Темп роста (потребкредитования)… абсолютно превышает темпы роста доходов населения… Если сейчас ничего с этим не делать, к 2021 году мы можем рецессию получить». Объяснение простое: по словам министра, в стране лидирующий тип кредитного предложения – потребительский кредит, а за последний год прирост составил 1,8 трлн руб. (30% в год), итого 2% ВВП создано необеспеченными потребительскими займами.

Понятно, что это камень в огород Центрального банка. Последний за экономический рост официально не отвечает (хотя на самом деле стимулирует его зачастую куда сильнее, чем остальные ведомства), его прерогатива – валютный курс и инфляция. Но правительственные чиновники явно не хотят стать крайними, когда вернется экономический кризис. А ведь само это слово вместе с «рецессией» стало уже запретным в лексиконе верхних этажей власти. Однако темпы роста ВВП в первом квартале упали до 0,5% в годовом выражении, Всемирный банк по итогам года прогнозирует не более 1,2% (в апреле – 1,5%), Алексей Кудрин обещает менее 1%.

Правда, оптимизм поддерживает помощник президента Андрей Белоусов. Он уверяет, что «на 100%» рост в этом году превысит запланированные Минэкономразвития 1,3%, так как уже в апреле он дошел до 0,8% годовых, а шок от повышения НДС на 2% проходит. Интересно, правда, зачем подвергать родную экономику шоковой терапии, зная, что это небезопасно? Собрать в федеральном бюджете побольше денег на реализацию нацпроектов? Так, может оказаться, что правительство потратит их, например, на проекты, которые принесут ожидаемый эффект не до 2024 года, а когда-нибудь в 2030-х годах.

Кудрин в этой дискуссии занимает пессимистические позиции: «Я экономического кризиса все-таки не жду. Обсуждается возможность, что в каком-то квартале экономический рост станет меньше нуля, то есть войдет на один или два квартала в рецессию, но я предполагаю, что, скорее всего, не будет такого, хотя риски есть», – комментирует он и прогнозирует, что и в будущем потенциала роста более чем в 2% нет. Шансов перегнать общемировые темпы ничтожно малы.

В общем, ничего хорошего в макроэкономическом блоке правительства не ждут, несмотря на победные реляции премьера Дмитрия Медведева и инвективы президента. Но ответственность за торможение экономического роста нужно разделить с мегарегулятором, который обязан следить за кредитными историями.

Однако не на тех напали. Эльвира Набиуллина ответила жестко и прямо: «Я абсолютно не согласна с этими тезисами». Несмотря на высокие темпы потребительского кредитования, рисков для финансовой стабильности сейчас нет, считает глава ЦБ, а долг домохозяйств составляет всего 14% ВВП, что меньше, чем во многих других странах. И вообще, считает она: темпы увеличения кредитов населению вполне соответствуют росту ипотеки.

В итоге омбудсмен отбила мяч на территорию правительства: «Люди берут кредиты не от хорошей жизни. Это люди с низкими доходами, и это экономическая проблема, чтобы у людей была занятость, были доходы, и тогда им не нужно будет идти за кредитами», поставив жирную точку – «вот на данный момент больших проблем с потребительским кредитованием нет, нет пузырей, нет рисков финансовой стабильности». А что касается корпоративного кредитования, то это «иллюзия абсолютная», что его можно увеличить ее за счет снижения потребкредитования – нужно снижать риски для бизнеса, завершила дискуссию Эльвира Набиуллина. Возражать ей не стали.

Рейдерский захват по Пушкину

Зато кое-кто засомневался в эффективности президентских национальных проектов. Алексей Кудрин заявил на ПМЭФ: «При нынешней структуре экономики, при нынешнем качестве институтов, в том числе государственного управления, у нас нет возможности для серьезного прорыва». При этом он оценил ситуацию с арестом основателя инвестиционного фонда Baring Vostok как «шоковую» для российской экономики. Следствием этого, например, стало ускорение оттока капиталов. С начала года – это $40 млрд. Для сравнения: за весь прошлый год – $66 млрд.

В первый день форума отмечали 220-летний юбилей Александра Пушкина. И Алексей Кудрин напомнил участникам сюжет повести «Дубровский», а точнее, схему рейдерского захвата имения отца главного героя его соседом Троекуровым. Точь-в-точь как сейчас с принадлежащим Baring банком «Восточный». Чтобы отжать акции, Следственный комитет по заявлению одного из миноритариев банка арестовывает нескольких лиц, имеющих то или иное отношение к этому делу. Правда, после двух месяцев заключения главного фигуранта Майкла Калви переводят под домашний арест. Но эта форма задержания не дает ему права управлять бизнесом. Кто же после этого рискнет по-крупному вложиться в Россию?

Поэтому Кудрин предлагает не нацпроекты, а свою программу 6 шагов по возвращению в экономику частного бизнеса, основанную не на достижении взятых с потолка цифр, а структурных и институциональных реформ:

Первое. Слабая судебная система. Здесь должны решаться все споры. Если она работает плохо, то защита бизнеса недостаточно выгодна. По опросу, больше 50% представителей бизнеса не доверяют суду. Это серьезный приговор.

Второе. Правоохранительная система. 70% бизнеса считают небезопасным ведение бизнеса в РФ.

Третье. Госуправление. Оно не эффективно. Регуляторная гильотина – хорошая мера, если она не превратится в имитацию.

Четвертое. Взаимоотношение центра и регионов. Новые нацпроекты уменьшают самостоятельность регионов. А определение сверху, что нужно делать, – это уменьшение гибкости экономики.

Пятое. Интеграция в мировую экономику. Снижение санкций.

Шестое. Технологический прогресс.

Впрочем, последний шаг не сделать без ряда нацпроектов. 


Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться