Набиуллина: Центробанку нет необходимости участвовать в реформах в экономике

Набиуллина: Центробанку нет необходимости участвовать в реформах в экономике

Российская экономика, прибавившая в первом квартале 2019 года всего 0,5%, уперлась в свой структурный потолок. Пытаться перезапустить рост за счет денежно-кредитной политики опасно.
Российская экономика / Павел Еськов 04 Июл 2019, 19:00
Набиуллина: Центробанку нет необходимости участвовать в реформах в экономике

Такую точку зрения в ходе Международного финансового конгресса, проходящего в Петербурге, высказала глава Центробанка Эльвира Набиуллина, напомнив, что в мае рост ВВП замедлился уже до 0,2%.

Охлаждение экономики проходит на фоне острой публичной дискуссии между Центробанком и Минэкономразвития, которое утверждает, что одной из ключевых проблем является слишком быстрый рост потребительского кредитования и отсутствие у банков интереса к финансированию корпоративного сектора.

«Макростабильность – это еще не рост. Рост сейчас около 1,5–2%, а в первом квартале он вообще составил лишь 0,5%. При очень низкой безработице. И это тот результат, который мы будем иметь без структурных изменений. <…> Если попытаться сдвинуть [экономику – «Фингазета»] центробанковскими инструментами, мы, в конечном счете, получим либо инфляцию, либо “пузыри” на финансовых рынках, а скорее всего, и то, и другое», – отметила Набиуллина.

Глава регулятора убеждена, что стабильность макроэкономических условий, достигнутая за счет таргетирования инфляции и следования бюджетному правилу, не должна создавать иллюзий благополучия.

«Возможно, мы сейчас стоим перед лицом даже более грозного вызова – темпы экономического роста очень низкие, бизнес пока не видит перспектив, доходы населения практически не растут, и граждане слабо чувствуют, что достигнутая стабильность дала им лучшее качество жизни», – сказала она.

Между тем…

Как указывается в исследовании компании IHS Markit, деловая активность России в июне снизилась: совокупный индекс PMI в июне сократился до 49,2 пункта, тогда как в мае он был равен 51,5.

Таким образом, PMI упал ниже критического значения в 50 пунктов. Последний раз он опускался ниже этой отметки в январе 2016 года.

Индекс, отражающий деловую активность в сфере услуг, составил 49,7 пункта, в промышленности – 49,8.

Эксперты отмечают, что в этот период сокращались новые заказы и рабочие места. Ожидания предпринимателей упали до трехмесячного минимума на фоне слабого спроса и покупательной способности.

По мнению Набиуллиной, корень проблем нужно искать именно в структуре российской экономики, а не во внешних условиях, которые сейчас в целом приемлемы.

«Конечно, всегда есть соблазн списать все на внешние факторы, но, на мой взгляд, дело далеко не только в них. Да, глобальная экономика замедляется. Торговые войны и геополитические обострения только усугубляют ситуацию. У нас нет оснований считать, что в какой-либо обозримой перспективе внешняя ситуация принципиально изменится. Да, будут колебания вверх и вниз, связанные как с новыми действиями и договоренностями стран в торговой войне, так и попытками центральных банков купировать наиболее негативные эффекты, или, наоборот, с новыми вспышками популизма в политике, с геополитическими обострениями», – отметила глава Центробанка.

То, что внешняя среда будет оставаться сложной, мы должны это понимать, отметила она. Вместе с тем, по мнению Набиуллиной, внешняя среда не настолько уж плоха.

«Мы явно живем сейчас совсем не в рисковом сценарии. Цены на нефть несколько выше ожиданий, наша страна продолжает быть интересной для глобальных рынков капитала. Главные ограничения для развития, на мой взгляд, – внутренние», – сказала председатель Банка России, подчеркнув, что «нужно снять структурные ограничения».

По ее мнению, главным драйвером будущего роста может стать «кардинальное улучшение» инвестиционного климата.

«Нужно создать стимулы для предпринимательской инициативы. Экономический рост создает бизнес, а не государство. Государственные инвестиции не могут подменить частные. И даже при успешной реализации нацпроектов в их государственной части нет никакой гарантии, что они создадут соразмерный мультипликативный эффект через расширение частных инвестиций. Причем важно подчеркнуть, что частные инвестиции – это не кредиты, полученные под низкие проценты в банках под госгарантии. Частные инвестиции – это, в первую очередь, дополнительный акционерный капитал, собственные средства и крупного бизнеса, и малых предпринимателей, которыми они готовы рискнуть в расчете на будущий рост своего бизнеса и прибыли. А готовность взять на себя этот риск напрямую зависит от пресловутого инвестиционного климата», – указала Набиуллина.

При этом, по ее мнению, улучшение инвестиционного климата не должно сводиться к сокращению административных барьеров: нужна защита частной собственности, необходимы независимые суды. «Именно судебное урегулирование корпоративных конфликтов, лучшее качество корпоративного управления, развитие человеческого потенциала», – подчеркнула глава ЦБ РФ.

«Эти слова мы произносим практически в неизменном виде много лет. Сначала они казались правильными, потом общим местом, потом обращение к теме инвестиционного климата стало казаться “пустыми словами” чиновников, а теперь похоже на крик отчаяния. Но нам по-прежнему нужно лучшее качество деловой среды, а это большая и долгая работа», – сказала Набиуллина.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться