Стагнация в России стабилизировалась

Стагнация в России стабилизировалась

«Спекулятивный спрос растет, инвестиционная привлекательность снижается» – к такому неутешительному выводу пришли специалисты Центра развития Высшей школы экономики, проанализировав сальдо счета текущих операций во втором квартале этого года.
Российская экономика / Константин Смирнов 03 Авг 2019, 10:00
Стагнация в России стабилизировалась

Оно остается пока положительным, но сократилось на 32% по отношению к аналогичному периоду прошлого года и на 10% (со снятой сезонностью) – к первому кварталу. Растущим спекулятивным спросом, в том числе и со стороны зарубежных инвесторов, пользуются госбумаги из-за их высокой доходности. Но это происходит на фоне низкой инвестиционной привлекательности реального сектора. А это грозит, как предупреждают в ВШЭ, усилением оттока капитала во втором полугодии.

Остальные макроэкономические показатели также не несут оптимизма. Во втором квартале, по данным Минэкономразвития, ВВП увеличился на 0,8%. В первом квартале, напомним, – на 0,5%. В результате все первое полугодие обеспечило экономический рост в 0,7% – данные цифры близки к статистической погрешности, но даже если Росстат не ошибается, рассчитывать на заметный рост к концу года не приходится. По разным прогнозам, включая оценки ЦБ, Минэкономразвития и Sberbank CIB, 2019 год продемонстрирует всего лишь от 1% до 1,5% прироста ВВП.  О повторе прошлогоднего успеха – 2,3% роста ВВП – никто не говорит. Однако даже темп роста ВВП в 1,5% по итогам 2019 года будет более, чем в 2 раза ниже среднемирового темпа роста. Значит, как считают эксперты ВШЭ, по отношению к среднемировому тренду экономика России будет находиться в стагнации.

Непредсказуемая промышленность

Динамика ВВП в первую очередь определяется производством промышленных товаров. Небольшое ускорение экономического роста во втором квартале в Минэкономразвития объясняют, как раз, только заметным оживлением промпроизводства – вклад торговли, строительства и транспорта оказался нулевым. И последний факт лишний раз доказывает сохранение низкого уровня совокупного спроса в российской экономике. Что, помимо прочего, доказывается, как подсчитали в ВШЭ, резким замедлением инфляции (в последнюю неделю июля Росстат в первые с августа 2017 года констатировал дефляцию в 0,1%), снижением числа вакансий на рынке труда и падением импорта при значительном реальном укреплении рубля. 

В этой непростой ситуации июньский прыжок в промышленности выглядит непредсказуемо и мало объяснимо. По информации Росстата, в июне промпроизводство в целом увеличилось на 3,3% к июню прошлого года и на 2,3% по сравнению с маем этого. Добыча полезных ископаемых внесла в рост отрицательный взнос, упав на 2,3% год к году. Сходный показатели показали водоснабжение, водоотведение, сбор и утилизация коммунальных и промышленных отходов – минус 1,8%. Подъем обеспечила практически только  обрабатывающая промышленность – плюс 3,4% год к году. Обеспечение электроэнергией и газом возросло лишь на 2,5%.

Отдельные подотрасли обработки действительно, по подсчетам Росстата, показали удивительные результаты. Так, автобусов произвели больше год к году на 69,9%, грузовых вагонов – на 11,4%, тепловозов – на 14,3%, электродвигателей – на 41,2%, компьютерной техники – на 42,5%. Вроде бы все объясняется. Однако в мае промпроизводство выросло всего на 0,9%. И вообще в первом полугодии промышленный рост демонстрировал неожиданно резкие скачки, то резко замедляясь (январь – 1,1%, март – 1,2%), то увеличиваясь (февраль – 4,1%, апрель – 4,6%). И всю эту причудливую кривую волатильности Росстат объяснял исключительно календарными факторами – то на один, два рабочих дня больше, чем в аналогичном месяце прошлого года, то меньше. В такой ситуации всплеск производства, например, компьютеров или автобусов в одном месяце вызывает удивление. Речь в этом случае может идти о завершении ряда достаточно крупных госконтрактов. И в дальнейшем такой поддержки уже не будет.

Но в любом случае особо высоких показателей промышленность в последнее время на самом деле не демонстрирует. При снятии сезонных и календарных факторов рост в июне к маю составил всего 1,1%, после снижения в мае к апрелю – на 0,8%.

Казенный стимул 

Многие экспертные центры полагают, что рост ВВП во втором полугодии неизбежно ускорится (пускай всего на несколько десятков процентов) за счет смягчения денежно-кредитной политики, снижения инфляции и увеличения бюджетных расходов прежде всего на инфраструктурные цели, связанные с реализацией национальных проектов. Так, например, считают в Sberbank CIB.

Действительно, темпы роста цен заметно снижаются, но не благодаря устойчивому росту экономику, а сохраняющемуся падению потребительского спроса. Денежно-кредитная политика на самом деле становится мягче: ЦБ в этом году уже дважды снижал ключевую ставку на 0,25%. Возможно, регулятор сделает это еще раз, однако ставка ЦБ в 7% все равно не сделает займы доступнее для широкого круга предприятий, не допущенных до льготного государственного кредитования. В развитых странах, где рост ВВП в 2 раза превышает российские темпы, цена заимствований стремится к нулю.

Еще сложнее прогнозировать увеличение бюджетного стимулирования роста экономики. Центр развития ВШЭ обратил внимание на предварительные данные Минфина об исполнении федерального бюджета в первом полугодии. Доходы составили 9,5 трлн руб., что на 10,7% больше соответствующих показателей прошлого года. Нефтегазовые доходы при этом несмотря на более низкие, чем в начале прошлого года цены на углеводородное сырье, выросли на 4,7%. Этот факт лишний раз говорит о повышающейся эффективности сбора налогов ФНС. Так, реальный сбор НДС, ранее сильно отличавшийся (до 20%) от установленных планов, сейчас аккумулируется практически полностью согласно поставленным задачам. А это примерно пятая часть бюджета. И повышение ставки НДС в этом году на целых 2% не помешал положительной динамике администрирования этого налога.

Однако увеличение доходной части казны не сопровождалось в первом полугодии соответствующим ростом расходов. Так, они были увеличены на 3%. Но в номинальном выражении. По данным ВШЭ, в реальном выражении расходы даже снизились на целых 2% – и это несмотря на давление сверху ускорить финансирование национальных проектов. Поэтому эксперты Центра развития ВШЭ, основываясь на предварительных итогах исполнения федерального бюджета за первое полугодие, обращают внимание на то, что делать вывод о переходе в 2019 году к политике бюджетного стимулирования экономического роста, несмотря на начало реализации национальных проектов, преждевременно.

Пока в экономической политике правительства преобладает бюджетная консолидация как следствие сдержанной расходной политики на фоне роста налоговой нагрузки на экономику.  

Экономическое настроение

Впрочем, устойчивый экономический рост обеспечивается отнюдь не  государственными инвестициями и преференциями. Они лишь играют роль спускового механизма для растущих частных капиталовложений. Но с последними в России не все хорошо – деловой климат продолжает оставаться холодным, о чем свидетельствует помимо других показателей Индекс экономического настроения ВШЭ (ИЭН). Для его расчета используются результаты обследований деловой активности российских предприятий и организаций, а также потребительских ожиданий, в мониторинговом режиме проводимых Росстатом. 

В обследованиях принимают участие более 20 тыс. руководителей организаций различных секторов экономики (около 4 тыс. крупных и средних предприятий добывающей и обрабатывающей промышленности, 6 тыс. строительных фирм, 4 тыс. организаций розничной торговли, 6 тыс. организаций сферы услуг), а также 5 тыс. респондентов, представляющих взрослое население страны. Компонентами ИЭН ВШЭ  являются результаты обследований тех отраслей экономики, вклад которых в ВВП составляет более 50%. Долговременные исследования выявили тесную корреляцию ИЭН с индексом физического объема ВВП.

Расчеты ИЭН во втором квартале показали негативные тенденции. Так, он снизился на 0,5 п.п. относительно предыдущего квартала до значения 97,5%, отразив неблагоприятный деловой климат. Об этом же свидетельствует и другой индекс ВШЭ – индекс предпринимательской уверенности (ИПУ). В июне в обрабатывающих отраслях, в которых, по данным Росстата, существенно выросли темпы роста, на самом деле ИПУ сохранил отрицательное значение предыдущего месяца – минус 3%. В добывающих отраслях он даже снизился на 2%. А руководители предприятий лучше, чем в Росстате, знают о реальном положении дел – во всяком случае на вверенных им производствах.

В строительстве ИПУ прибавил относительно предыдущего квартала 1 п. п. Но выраженная отрицательная величина индикатора (-19%) свидетельствует о сохранении в отрасли неблагоприятного делового климата со слабой тенденцией к улучшению. В сфере услуг ИПУ снизился на 1 п. п. – до минус 4%.

По мнению директора Центра конъюнктурных исследований ВШЭ Георгия Остапковича, ИЭН в первом полугодии  свидетельствует об ухудшении настроений руководителей предприятий и организаций по сравнению с концом 2018 года относительно делового климата на возглавляемых ими структурах.

В целом же, как считают даже проправительственные эксперты, в российской экономике преобладают стагнационные тенденции, хотя говорить о повторении рецессии уже невозможно. Главные причины торможения роста – в стабильно неуютном деловом климате, который не способствует существенному увеличению частных инвестиций.  

Безымянный.jpg

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться