Рубеж в 2% роста российский ВВП не преодолеет до 2025 года

Рубеж в 2% роста российский ВВП не преодолеет до 2025 года

Российская экономика продолжает топтаться на месте, несмотря на старт национальных проектов.
Российская экономика / Константин Смирнов 10 Авг 2019, 10:00
Рубеж в 2% роста российский ВВП не преодолеет до 2025 года

Некоторое оживление промышленности в июне было временным, как считают большинство экспертов, и отражает весьма неустойчивую кривую роста. К тому же летние темпы в этом году все равно скромнее прошлогодних и не затрагивают многие индустриальные подотрасли. ВВП показывает еще более скромные результаты – плюс 0,7% в первом полугодии, а во втором – в лучшем случае этот показатель не упадет.

Существуют и алармистские прогнозы. Институт экономики роста им. Столыпина предупреждает, что уже в конце этого года может быть зафиксирована техническая рецессия. Вероятность такого развития событий является при этом «сверхвысокой». Авторы прогноза считают, что даже малозаметный рост ВВП был обеспечен в первые шесть месяцев исключительно за счет госсектора и крупных частных предприятий. Однако анализ реестра малого и среднего предпринимательства (МСП) Федеральной налоговой службы (ФНС) говорит о том, что экономическая активность в стране снижается, а не растет. Например, в первом полугодии количество работников МСП сократилась на 1,6% год к году, число малых и средних предприятий уменьшилась сразу на 7–8%. В июле падение продолжилось.

В Высшей школе экономики (ВШЭ) настроены не столь критически. Но недавно выполненный консенсус-прогноз до 2025 года, в ходе которого традиционно были опрошены 25 авторитетных российских и зарубежных экспертных структур, показал тревожные тенденции. Преодолеть планку роста ВВП в 2% не удастся до 2025 года. Это, конечно, еще не рецессия, но по меркам развивающихся экономик – типичная «стагнация». Впрочем, двое из опрошенных экспертов предрекли в 2022-2023 году и настоящий спад ВВП.

Критическая ситуация

В первые шесть месяцев этого года количество работников МСП, по данным реестра МСП ФНС, сократилось на 257 174 работника (1,6% год к году). Субъектов МСП стало меньше на 57 013 (0,9%). Правда, ситуация с микропредприятиями пока остается относительно устойчивой, хотя их все же стало меньше на 0,6%. Собственно, малых предприятий стало меньше в течение 2019 года сразу на 18 258 (-7,1%). Средние пострадали еще больше – их сократили на 1545 единиц (-7,8%). При этом количество сотрудников в сфере МСП падает, начиная с июля 2018 года. Так, сотрудников малых предприятий стало меньше на 553 353 человека (-7,9%), а на средних – на 164 358 (-8,4%).

Подводя итоги исследования Института экономики роста им. Столыпина, председатель его наблюдательного совета, уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Титов констатировал, что год назад в секторе малых и средних предприятий начался крайне негативный процесс – сокращение численности компаний и их сотрудников, а также значительное ухудшение их структуры. В последнем случае речь идет об уходе с рынка, прежде всего, производственных структур, включая высокотехнологические. Проблемы даже затронули микропредприятия, которых до 2018 года становилось все больше, но сейчас даже их число неуклонно сокращается. И о сломе этой печальной тенденции, сокрушается Титов, говорить пока не приходится: «Падение просто драматическое!» И хотя появляются новые правительственные планы по системным мерам поддержки МСП, ситуация остается критической.

Отсюда вывод – все идет к «технической рецессии» по итогам 2019 года. Конечно, алармистское заявление бизнес-омбудсмена можно объяснить избыточной попыткой защитить интересы бизнес-сообщества. Реальная рецессия поразила российскую экономику в 2015 году. С 2016 года начался восстановительный процесс, который в 2017-м году, достиг небольшого, но роста ВВП. Премьер Дмитрий Медведев неоднократно заявлял, что рецессия далеко позади. Но, с другой стороны, даже министр экономического развития Максим Орешкин несколько раз публично привлекал внимание к пузырю на рынке потребительского кредитования, который может довести нас до рецессии в 2021 году, если ЦБ не примет срочных мер по ограничению кредитования населения. В экспертном сообществе также не утихают предупреждения о возможном повторении спада экономики, особенно в случае замедления глобального экономического развития.   

Ежемесячная «пила»

Точность прогнозов о возвращении рецессии можно подвергнуть сомнению, если обратиться хотя бы к положительной динамике промпроизводства за последние два года. В июне, например, зафиксировали рост. Но в мае отмечен не менее резкий спад, и эта ситуация повторяется регулярно. Аналитики Центра развития ВШЭ назвали ее «пилой» – хороший месяц сменяется «слабым» с точки зрения экономической динамики. В итоге среднемесячный прирост промышленности составил со снятой сезонностью в январе 2017 – июне 2019-го всего около 0,2%.

Однако и менее тревожные прогнозы также не сулят экономического подъема в краткосрочной перспективе. Разного рода консенсус-прогнозы, построенные на основе опросов значительного числа экспертов, в последнее время подтверждают вывод «ФГ» о фактически утвердившемся в стране экономическом застое.

Так, например, Центр развития ВШЭ провел с 19 по 29 июля очередной квартальный опрос прогнозистов по поводу их видения перспектив российской экономики в 2019-2020 годах и до 2025 года. В нем участвовали 25 экспертов из ряда известных российских и зарубежных банков, академических институтов, аналитических центров и госструктур. Полученный на базе последнего опроса консенсус-прогноз ВВП оказался на 0,2 п.п. ниже, чем три месяца назад, практически для всех лет, кроме 2020 года (прогноз по следующему году не поменялся). За все семь лет обзора своего рода «недобор» показателей составил 1,3% от уровня 2013 года, что превышает прирост за этот год.

Такую «потерю» в ВШЭ признали весьма значительной. К тому же, согласно консенсус-прогнозу, не более чем 2% роста ВВП (см. таблицу) представляется как максимально возможный для российской экономики, и то в достаточно отдаленной перспективе. Получается, что ни уверенность в скором возвращении инфляционного таргета ЦБ (4%), ни ожидаемое снижение ключевой ставки (см. таблицу), ни, наконец, реализация запланированных национальных проектов не смогут, если верить консенсус-прогнозу, «разогреть» нашу экономику до темпов, хотя бы близких к 3%. Между тем в майском указе президента от 2018 года поставлена цель превысить общемировые темпы роста ВВП, которые сейчас достигают 3,5%.

Минэкономразвития, как известно, представило иной, более позитивный прогноз динамики ВВП (см. таблицу). И он не так сильно отличается от последнего консенсус-прогноза от ВШЭ до 2021 года, но правительственный прогноз не уточнялся с апреля. А главное он сильно расходится с мнениями независимых экспертов на скорость экономического развития в 2022–2025 годах, когда собственно и должен быть решен вопрос о прорыве в новый технологический уклад. 3,1–3,3% годового роста ВВП от МЭР авторы консенсус-прогноза считают просто «несбыточной» мечтой.

В целом сценарий экономического развития до 2025 года в консенсус-прогнозе ВШЭ выглядит следующим образом: прирост ВВП – менее 2% в год (если не более 1%), инфляция – 4% годовых, ключевая ставка ЦБ – около 6%, цены на нефть – $60–65 за баррель, валютный курс будет слабеть примерно на 1 рубль в год.

В результате получается достаточно спокойная ситуация в финансовом секторе (взрыва кредитного пузыря в 2021 году, в отличие от мнения Максима Орешкина, не ожидается). Однако налицо стагнация в реальном секторе. Как можно назвать стагнацией рост ВВП почти в 2%? Объяснение от авторов прогноза таково: для развивающейся экономики (а Россия – именно развивающаяся экономика) темпы роста ВВП ниже 2% «трудно не считать стагнацией». И действительно, при такой еле заметной динамике догнать и перегнать даже Германию явно не удастся.

TABL-SMIRNOFF.png

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться