Приоритетная программа развития моногородов признана неэффективной

Приоритетная программа развития моногородов признана неэффективной

Счетная палата опубликовала отчет об исполнении приоритетной программы «Комплексное развитие моногородов». В этом году она раньше срока была закрыта как провальная.
Российская экономика / Константин Смирнов 17 Авг 2019, 20:00
Приоритетная программа развития моногородов признана неэффективной

Год назад отрицательный отзыв СП получила реализация проектов и другого института развития – свободных экономических зон. Предлагалось также закрыть часть из них. Таким образом, задуманные правительством как средство ускорения роста ВВП различные программы на самом деле не справляются с поставленными перед ними задачами.

Страна моногородов

Моногородами называют бывшие советские населенные пункты, экономика которых завязана на одно или небольшую группу тесно связанных между собой градообразующих предприятий. Многие из них и были построены в чистом поле одновременно с предприятием. Население таких городов примерно соответствовало численности семей сотрудников предприятия – 10–100 тыс. жителей. Многие из них были «закрытыми», так как относились к оборонно-промышленному комплексу. Но есть среди них и такие крупные и известные, как, например, Тольятти или Набережные Челны.

После распада СССР многие такие города столкнулись с нарастающими социально-экономическими проблемами. Решать их пытались разными способами, например, «закрытые» моногорода еще в 1990-е годы были преобразованы в закрытые административные территориальные образования (ЗАТО), некоторым из которых предоставили разного рода фискальные льготы. Не всегда они полностью соответствовали букве и духу даже тогдашнего законодательства, особенно в сфере налогообложения нефтедобычи. В ряде случаев это привело к обвинениям ряда региональных чиновников и крупных предпринимателей в нарушении УК.   

В последние десять лет господдержку моногородов решили упорядочить. В 2009 году тогдашний президент РФ Дмитрий Медведев направил Федеральному собранию послание, в котором он отметил необходимость нормализации ситуации в моногородах. В 2010–2011 годах правительство предприняло ряд общих антикризисных мер, в которых были отражены и нужды монопрофильных муниципальных образований. В 2013 году уже президент Владимир Путин дал поручение (№ Пр-2418 от 15.10) органам исполнительной власти разработать и реализовать комплекс мер господдержки моногородов, рассчитанных до 2016 года. Во исполнение поручения в 2014 году ВЭБ создал некоммерческую организацию «Фонд развития моногородов».

Деятельность фонда регламентировалась правилами предоставления субсидий из федерального бюджета, утвержденными Постановлением правительства РФ от 11 ноября 2014 года № 1186. Фонду предоставлялись субсидии для софинансирования расходов бюджетов субъектов и муниципальных образований на основании соглашений, заключаемых им с ними в целях содействия в подготовке и участии в финансировании инвестпроектов. Это могут быть, займы или взносы в уставный капитал юрлиц, реализующих инвестпроекты в моногородах.

Распоряжением правительства РФ от 29 июля 2014 года № 1398-р был утвержден официальный перечень из 313 моногородов. К 1 января 2019 года список был расширен до 319 городов. Их разделили на три категории в зависимости от социально-экономического положения.

К числу муниципальных образований с наиболее сложной экономической ситуацией отнесли 100 моногородов. Среди них оказались такие моногорода, как, например, прогремевший в 2009 году на всю страну Пикалево (закрытие его трех градообразующих предприятий, принадлежащих Олегу Дерипаске, предотвратил лично премьер Владимир Путин) или известный своим крупным металлургическим заводом уральский город Аша. Моногородов, где ситуация получше, но остаются риски ухудшения положения, насчитали 148, среди них такие крупные, как Норильск, Елабуга и Златоуст.

Наконец, стабильной признана ситуация в 71 моногородах. Именно в этот список вошли известные не только в России, но и буквально во всем мире города: Воркута, Тольятти, Набережные Челны, Нижний Тагил, Магнитогорск.

Кстати, включение в списки моногородов, требующих особой господдержки, чуть ли не агломераций с населением, достигающим почти 800 тыс. человек (например Тольятти), аудиторы Счетной палаты изначально признали ошибочным. Хотя они и зависят от работы одной группы предприятий, но при этом главное производство устойчиво, имеет твердые перспективы на дальнейшее развитие, пользуется иными формами господдержки (например, стимулированием экспорта автомобилей). Диверсификация рабочих мест также должна углубляться за счет прежде всего улучшения делового климата.

В 2016 году Совет при президенте РФ по стратегическому развитию и приоритетным проектам включил моногорода в 11 своих основных направлений. 30 ноября того же года был утвержден паспорт приоритетной программы «Комплексное развитие моногородов», согласно которому ее целью определили снижение зависимости моногородов от деятельности градообразующих предприятий путем создания к концу 2018 года 230 тыс. новых рабочих мест, не связанных с их деятельностью, и преобразование 18 моногородов в города с диверсифицированной экономикой. Согласно паспорту функциональным заказчиком программы объявили Минэкономразвития, куратором – тогдашнего первого вице-премьера Игоря Шувалова, руководителем – зампреда ВЭБ Ирину Макиеву. Срок реализации программы был установлен с ноября 2016 года по декабрь 2025-го. Наконец, 11 августа 2016 года на совещании у Игоря Шувалова «Фонд развития моногородов» был назначен головной организацией программы.

В моногородах, расположенных на территориях 61 субъекта Российской Федерации, проживают 13, 469 млн человек, из них 4, 147 млн (треть населения) – в населенных пунктах со сложным социально-экономическим положением.

Закопанные деньги

Однако все эти многочисленные и сложноподчиненные правительственные меры за три года реализации программы по поддержке моногородов привели, как считают аудиторы Счетной палаты, к нулевому результату (если не сказать жестче – к отрицательному). Более 17,76 млрд руб. (кассовое исполнение бюджетных субсидий Фонду поддержки моногородов на 1 января 2019 года) были потрачены фактически зря, не принеся ощутимого эффекта. Президиум совета при президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам 3 декабря 2018 года принял решение о досрочном завершении программы с 1 января 2019 года. В отчете СП подчеркивается: «Анализ основных показателей социально-экономического положения муниципальных образований показал, что предпринятые меры по поддержке монопрофильных территорий не дали ощутимых и устойчивых положительных результатов».

Провал программы в СП объясняют, прежде всего, ее несогласованностью с другими властными документами: майскими (2012 и 2018 годов) указами президента, основами государственной политики регионального развития до 2025 года, стратегией развития малого и среднего предпринимательства до 2030-го, стратегией пространственного развития. Меры по поддержке моногородов в результате не нашли места ни в президентском указе по нацпроектам, ни в плане действий правительства 2018 года. С другой стороны, программа по моногородам пересекалась с другими шагами правительства, из-за чего реальные результаты также не достигались.

В целом, делают вывод в СП, «меры господдержки монопрофильных территорий не носили системного характера, отсутствовали четкие представления о том, какие меры предпочтительны для тех или иных муниципальных образований, исходя из их реального социально-экономического положения и перспектив развития (поддержка промышленных предприятий, поддержка малого и среднего предпринимательства, налоговые преференции, создание территорий опережающего развития или иные меры)». В итоге более половины жителей моногородов оценивают ситуацию в своем населенном пункте как «возможные ухудшения».

СП привлекло внимание и к объективности показателей реализации программы, предоставленных правительству Минэкономразвития. Так, по данным МЭР, по состоянию на 1 января 2019 года создано 406,5 тыс. рабочих мест при плановом значении 230 тыс. рабочих мест, общий объем привлеченных инвестиций – 1,8 трлн руб. при плановом значении 170 млрд руб. Но, как считают в СП, «предусмотренные показатели результативности и методики их расчета дают искаженную оценку эффективности реализуемых мер господдержки». Информация из ГАС «Управление» и ФНС России «в целом не подтверждают результативность программы и свидетельствуют о низкой эффективности реализуемых мер государственной поддержки моногородов». Кроме того, отсутствовала взаимосвязь источников финансирования с мероприятиями программы. В итоге большая часть средств, источником которых являлась бюджетная субсидия, была направлена Фондом на поддержку моногородов, экономика которых уже была относительно дифференцирована. Небольшие же депрессивные города и поселки оказались без федеральной поддержки и не смогли привлечь инвесторов. Сбор налогов в моногородах в целом увеличилось, но в 70 из них зафиксировано снижение налоговых поступлений. По-прежнему осталась прямая зависимость доходной базы бюджетов моногородов от финансового состояния градообразующих предприятий.

СП не предлагает в итоге просто отказаться от программы поддержки моногородов., вывод другой: «Необходимо пересмотреть ее цели и задачи, выбрать эффективные инструменты, обеспечивающие стабильное развитие, и выработать новые управленческие подходы с учетом стратегических национальных приоритетов России».

Моногорода.jpg

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться