Экономическое развитие не измерить одним ключевым показателем

Экономическое развитие не измерить одним ключевым показателем

«Рост или рецессия: к чему готовиться?» На этот вопрос отвечали участники VI Международного форума Финансового университета при Правительстве РФ, который был проведен 26–28 ноября.
Российская экономика / 30 Ноя 2019, 14:10
Экономическое развитие не измерить одним ключевым показателем

Афористичный прогноз дал председатель правления ЮниКредит Банка Михаил Алексеев: «Надеяться на лучшее, но готовиться к худшему». Иными словами, отечественный ВВП продолжит рост в ближайшее время (правда, по оценке Алексеева, не более 1,1% в 2020 году), но есть и риски глобальной рецессии, которая неизбежно дойдет и до России.

Однако проблемы экономического развития и в нашей стране, и во всем мире не исчерпываются ситуацией, складывающейся вокруг роста ВВП. Показателя, безусловно, ключевого в оценке экономического здоровья государств, но, как показывают современные дискуссии в мировой экономической науке, явно не единственного. Не случайно организатор форума ректор Финансового университета Михаил Эскиндаров, открывая дискуссию, сделал упор на целом пакете наиболее значимых глобальных процессов. В первую очередь дестабилизирующую роль в сегодняшнем мире играет обострение геоэкономического и геополитического противостояния стран – полюсов влияния. Торговые войны, санкции, в целом внеэкономическое давление по праву «сильного» снижают порог настоящих войн.

Не меньшее зло несет обострение неравенства даже в самых развитых странах. Растет число стран, подчеркнул Эскиндаров, «где наблюдается гигантский разрыв в доходах разных групп населения». Серьезные проблемы возникли даже у демократического государственного устройства в западных странах. Достаточно напомнить тревожную оценку президента Франции Эммануэля Макрона: «Нельзя не признать, что модель заржавела в результате того, что деградировала сама система демократии. А также потому, что сам капитализм деградировал и сошел с ума. Так как мы сами порождаем те проявления неравенства, урегулировать которые мы затем не в состоянии».

Возможно, выход из этого тупика предложил специальный гость форума Финансового университета лауреат Нобелевской премии по экономике 2001 года (за анализ рынков с асимметричной экономикой), бывший главный экономист Всемирного банка (1997–2000), профессор Колумбийского университета Джозеф Стиглиц. Он считает, что обществу необходим новый социальный контракт, который невозможно оценить лишь посредством ВВП.

Уставшая рука Адама Смита

В ходе панельной дискуссии на форуме Джозеф Стиглиц специально отметил, что ВВП вообще не является «адекватным показателем экономического развития». Более того, использование этого показателя как ключевого может привести к принятию неверных решений, как, например, в начале 2008 года, когда начался мировой финансовый кризис.

«Те цифры, которые мы раньше использовали для оценки экономических реакций (а именно ВВП), являются суммой услуг и товаров с поправкой на инфляцию», – пояснил нобелевский лауреат, – но это не дает нам правильной картины того, что происходит на самом деле».

Стиглиц возглавлял комиссию экспертов ООН по изучению причин мирового финансового кризиса 2008 года. Поэтому он часто использует выводы комиссии, оценивая его причины и последствия. На форуме он еще раз привлек внимание к тому, что «в 2008 году, до начала глобального финансового кризиса, если посмотреть на ВВП, мы бы не заподозрили, что стоим на краю пропасти». Этот измеритель не раскрыл уязвимых точек. Дело в том, что, по мнению Стиглица, «ВВП не описывает, как распределяются выгоды общего труда между членами общества». В результате на основании ВВП трудно понять, «все ли в обществе живут хорошо, или же большинство чувствуют себя плохо, а хорошо живут лишь небольшая группа людей на верхушке».

Выясняется, что большинство стран, даже самых развитых (например, США), переживают «долгосрочную стагнацию среднего класса и ниже», а «хорошо живут только те, кто наверху». Получается, что, используя только показатель ВВП, общество не получает информацию о качестве жизни. Например, о том, что плохо работает сама система здравоохранения, несмотря на продолжающиеся капиталовложения в нее и рост исследований. В общем, по Стиглицу, «ВВП вам этого не скажет». Не скажет этот измеритель и о климатических изменениях. С точки зрения ВВП неизвестно, «может ли рост быть устойчивым с точки зрения политики, экономики и окружающей среды».

В общем, одной цифры недостаточно. Стиглиц, как в целом все представители кейнсианской школы в экономической науке, использует своего рода «панель» – набор из нескольких цифр, которые отражают ситуацию с окружающей средой, здравоохранением, неравенством, устойчивостью развития.

Вышеизложенные показатели необходимо применять тем не менее выборочно, так как в разных странах стоят разного рода барьеры, препятствующие устойчивому росту. Нужны соответствующие дискуссии на тему, что в первую очередь нужно решать – проблему неравенства или невозможность устойчивого экономического развития. Впрочем, для России обе эти проблемы имеют первостепенное значение.

В лекции перед участниками форума Джозеф Стиглиц остановился на этих проблемах более подробно. Причины экономического и социального неравенства он видит прежде всего в недостаточном государственном регулировании рынка, особенно финансового. После Депрессии 1929 года практически не было серьезных кризисов почти 40 лет. Но потом регулятор успокоился и началось… Особенно не повезло накануне финансового кризиса 2008 года. ФРС упорно не видел тревожных сигналов, приходящих с ипотечного рынка. Затем американские власти стали заливать проблему слишком большими деньгами – до $1 трлн чуть ли не единовременно, выделенными администрацией Джорджа Буша-младшего, на поддержку исключительно банковской системы. Которая явно не спешила поделиться средствами с реальным сектором. Заметим, что сходная ситуация постоянно складывается и в ходе российских кризисов.

Корень проблемы, по мнению Стиглица, в «гонке за рентой», особенно характерной для банковской сферы. Владельцы и топ-менеджеры финансовых структур при этом еще и не отвечают своим карманом при принятии неудачных решений. В общем, как съязвил в адрес оппонентов из неолиберального лагеря Джозеф Стиглиц, «незримая рука Адама Смита окончательно устала».

Выход из сложившейся ситуации – усиление госрегулирования. Особенно в сфере информированности участников рынка. Впрочем, многие другие исследователи причин кризиса 2008 года увидели его причины как раз в избыточных попытках регулирования. Все равно банкиры, набившие руку на зарабатывании конкретных сумм, всегда переиграют менее опытных специалистов из регуляторной среды. Да и понять, к какому кризису надо готовиться, довольно сложно. Причины, как правило, постоянно меняются. Не случайно российские власти так усиленно заботятся о макроэкономической даже не стабильности, а ее устойчивости к вероятному экономическому шторму. Даже жертвуя неизбежно возможностями по ускорению роста того же ВВП. Все-таки для России этот показатель остается ключевым, так как без его устойчивого продвижения вверх невозможно обеспечить и рост благосостояния населения.

Генпрокуратура дает добро

При всей важности споров в области экономической теории в России есть регуляторные проблемы, которые не решить в академической среде. Слишком много рисков для бизнеса создает, например, правоохранительная система, постоянно генерирующая избыточные уголовные преследования. Поэтому приглашение на форум первого заместителя Генерального прокурора Александра Буксмана не выглядело странным для экономической площадки. Он признал, что до сих пор, несмотря на все старания и его ведомства, и бизнес-омбудсмена Бориса Титова, не удается «настроить механизм преюдиции» в конфликтах, затрагивающих предпринимательскую среду. Буксман пояснил: «Юристы не могут найти правильный баланс между уголовно-правовой практикой и гражданско-арбитражной». Дело доходит до того, что уголовные дела против тех или иных предпринимателей открываются тогда, когда уже все решено в арбитражном судопроизводстве. Конкретных примеров первый заместитель генпрокурора приводить не стал. Но они и так все на слуху. Достаточно напомнить о скандале вокруг банка «Восточный».

И это, по мнению Буксмана, безусловно, влияет на состояние инвестиционного климата. Впрочем, с этим прокуроры борются, особенно на Дальнем Востоке, который стал своего рода площадкой по применению новых мер стимулирования делового климата. Кроме того, Генпрокуратура оживила «мертвую» до сих пор 169 статью УК о наказании должностных лиц за препятствование осуществлению предпринимательской деятельности. Так что лед, наверное, в правой поддержке бизнеса тронулся.

Что фактически подтвердил со своей стороны Александр Браверман, гендиректор АО «Федеральная корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства». Он сообщил о последней в этой сфере новации – начале ведения так называемого зеркального реестра. В нем фиксируются не только данные о проведении контрольно-надзорных проверок предприятий, но и реакция на них самих проверяемых. Итоги подводить рано. Но госорганы, по словам Бравермана, будут жестко реагировать на избыточные действия контролеров на местах.

Некие подвижки в правовом регулировании признал даже бизнес-омбудсмен Борис Титов. Он считает, что опасность уголовных преследований бизнеса уже отошла на второй план. Зато на первый вышла дестимулирующая роль экономической политики, существенно снижающая доходность российского производства. А при еще сохраняющихся рисках уголовного преследования и низкой доходности инвестор в Россию идти не спешит.

Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться