Почему доходы населения не растут вслед за ВВП?

Почему доходы населения не растут вслед за ВВП?

Подведение экономических итогов 2019 года, а также прогнозирование событий этого года далеко еще не завершились. Тем более что в неспешный ход событий вмешалась эпидемия коронавируса.
Российская экономика / 08 Фев 2020, 12:25
Почему доходы населения не растут вслед за ВВП?

Однако и без экстраординарного влияния сил природы (или антропогенных мутаций) экономическая ситуация в России и в мире складывается не самая радужная. Так, прошедший год в нашей стране был отмечен стабильными макроэкономическими показателями. Но они не привели к ускорению роста ВВП. По предварительным данным Росстата, этот показатель, как и предполагали в Минэкономразвития, достиг всего лишь 1,3%. В этом году ожидается в лучшем случае 1,8–2% годовых. При этом бросается в глаза «русский» парадокс – ВВП хоть и вяло, но все-таки растет, а доходы населения вслед за экономическим ростом фактически топчутся на месте. Выбраться из порочного круга предлагается за счет целого комплекса мер, в  том числе за счет институциональных реформ, которые должны создать эффективные структуры развития. Но особо стоит отметить предложение все большего числа экспертов радикально смягчить бюджетное правило.

Настроения в экономике

«ФГ» давно следит за исследованиями Центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний Высшей школы экономики (ВШЭ). В особенности если речь идет о расчете так называемого Индекса экономических настроений (ИЭН). Для его расчета используются результаты обследований российских предприятий и организаций, а также потребительских ожиданий, в мониторинговом режиме проводимых Росстатом. Опрашиваются, как правило, 20 тыс. руководителей организаций различных секторов экономики. Среди них – 3600 крупных и средних предприятий добывающей и обрабатывающей промышленности, 6000 строительных фирм, 4200 организаций розничной торговли, 6000 организаций сферы услуг, а также 5000 респондентов – физических лиц.

При этом обследуются отрасли экономики, вклад которых в ВВП превышает 50%. В результате налицо тесная корреляция ИЭН с физическими объема ВВП. Последний материал ВШЭ на эту тему опубликован на прошлой неделе и представляет собой анализ экономических настроений российских предпринимателей в прошлом году и их прогноз – в этом.

Результаты обследований получились противоречивыми. С одной стороны, Индекс экономического настроения повысился в IVквартале 2019 года на 0,9 п.п. по сравнению с предыдущим периодом, до значения 97,3. Что говорит об относительно благоприятном развитии событий. Но с другой – этот показатель только тогда демонстрирует оживление экономической активности, когда пересекает планку в 100 единиц.

В материале ВШЭ отмечена и относительно положительная динамика в промышленности. Так, Индекс предпринимательской уверенности (ИПУ) в обрабатывающих производствах в декабре прошлого года вырос на 2 п.п. до +1. В добывающей отрасли также был достигнут рост ИПУ на 2 п.п.. Но индекс тем не менее остался в отрицательной зоне – -1%.

В остальных отраслях ситуация хуже. В строительстве ИПУ снизился в IV квартале на 1 п.п. по сравнению с предыдущим и остановился на отметке -18%, оставшись, соответственно, в диапазоне неблагоприятного делового климата. В розничной торговле ИПУ также снизился на 1 п.п. – до +2%. Это свидетельствует о том, что акцентированный рост деловой активности в торговле, отмеченный в I полугодии 2019 года, замедлился.

В сфере услуг эксперты ВШЭ не отметили каких-либо изменений. ИПУ в этой отрасли тем не менее сохраняет отрицательное значение (-3%), что продолжает указывать на отсутствие роста деловой активности в этом сегменте экономики. Не отмечено положительных сдвигов в сфере потребительского спроса. Индекс потребительской уверенности застыл на уровне минус 13%. А это говорит об остановке восстановления совокупных потребительских настроений населения.

Неоднозначные результаты

В результате авторы исследования ИЭН и ИПУ в прошлом году делают вывод о «сохранении недостаточно благоприятного делового климата в российской экономике». При этом директор Центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований ВШЭ Георгий Остапкович подчеркивает, что «экономика России завершила свой неспешный дрейф в 2019 году с неоднозначными результатами».

Позитивные сдвиги, безусловно, есть. Сохраняется макроэкономическая стабильность, особенно в сфере финансов. Речь идет прежде всего о значительных объемах ЗВР, которые к концу 2019 года достигли почти $550 млрд. Эта сумма покрывает весь (включая госкорпоративный) внешний долг и обеспечивает более двух объемов годового импорта (по рекомендации МВФ: достаточно и 3 месяцев). Ликвидная часть ФНБ приближается к 7% ВВП, что позволит уже в этом году использовать средства фонда на развитие экономики, в том числе на поддержку экспорта и инфраструктурные объекты в рамках нацпроектов. С профицитом исполняются федеральный бюджет и счет текущих операций платежного баланса. В традиционном профиците находится торговое сальдо внешнеторгового оборота. У России одна из самых низких долей государственного внешнего долга к ВВП среди развитых и развивающихся стран. С более чем достаточной прибыльностью функционирует банковская система.

Однако, несмотря на все бесспорные достижения, главный результирующий экономический показатель – ВВП оказался в прошлом году в зоне незначительного роста с темпами почти в 2 раза меньше, чем в 2018 году (1,3% против 2,3%). Как отмечается в исследовании ВШЭ, это для страны с «догоняющей» экономикой, функционирующей в достаточно стабильной макроэкономической среде, является далеко не лучшим результатом, так как он в 2,5 раза ниже среднемировых показателей, которые, кстати, должны быть достигнуты уже в 2021 году.

Что еще тревожнее, не наблюдается заметных подвижек социальных индикаторов. В первую очередь не наблюдается существенный рост реальных располагаемых денежных доходов населения, для чего собственно и нужен экономический рост. С оценками динамики доходов не все ясно. Если совсем недавно Росстат свидетельствовал, что с 2014 по 2018 год продолжится падение доходов населения. Вначале предоставлялись данные о 10%-ном откате. Но затем в Росстате пересчитали показатель (по новой методике) до 8%. Потом выяснилось, что уже в 2018 году негативная тенденция с доходами пошла вспять, так как был зарегистрирован рост доходов населения в 0,1%. В прошедшем году – уже плюс 0,8%. Эта тенденция должна внушать оптимизм, так как, по расчетам экспертов, прибавка всего-то в 0,1% приносит населению до 60 млрд дополнительных рублей. Значит должен расти потребительский спрос как один из основных драйверов экономического роста.

Осталось только разобраться, насколько устойчива тенденция роста реальных располагаемых доходов населения и какие именно слои населения от этого выиграли, так как количество бедных в России в прошлом году не уменьшилось. К тому же главным фактором роста доходов является снижение темпов инфляции до 3% в прошлом году по сравнению с 4,3% в 2018-м.

Эксперты ВШЭ привлекают внимание к экономическому «нонсенсу» в России. Вопреки классической экономической теории, когда рост доходов населения, как правило, начинается примерно через 2–3 квартала после начала роста ВВП, у нас уже 14 кварталов подряд фиксируется рост ВВП (пусть и не особо впечатляющий), а фактического роста доходов не происходит. Отсюда вывод: финансовые средства, обеспечивающие рост ВВП, частично вложены в неэффективные проекты, непроизводительные затраты и чрезмерное накопление товарно-материальных ценностей.

Рецепты роста

Таким образом, в 2019 году наблюдалось явное торможение экономики. Признаков сползания в рецессию тем не менее обнаружено не было. Но говорить о так называемой позитивной стагнации, особенно учитывая низкие темпы роста за последние 7 лет. Рассчитывать на заметное ускорение в этом году не приходится. Практически все экспертные центры прогнозируют максимум 1,5–2%. В принципе нет данных и о возможности достижения среднемировых темпов в обозримом будущем.

Одно из главных препятствий – экономическая неопределенность. Согласно опросам частных предпринимателей более 50% из них указывают именно на этот барьер. Неопределенность выражается в частом изменении правил игры между государством и бизнесом, излишнем регулировании, в том числе налоговом, в чрезмерных административных барьерах. Впрочем, их собираются убрать к 2021 году посредством «регуляторной гильотины».

Рецепты, предлагаемые независимыми экспертами, включая ВШЭ, давно известны и неоднократно перечислялись на разных этажах власти. Напомним, что в первую очередь нельзя обойтись без структурной перестройки всей экономики (в том числе с целью дальнейшего ухода от сырьевой зависимости). Плюс необходимо в кратчайшие сроки создать более качественные институты развития, запустить механизм по акцентированному росту доходов домашних хозяйств и минимизации социально-экономических рисков, связанных с демографическим провалом, в котором ближайшие 6–8 лет будут находиться экономика и население России.

Однако сейчас предлагаются и несколько неожиданные рецепты стимулирования роста как доходов населения, так и всего ВВП. Казалось бы, идею о смягчении в ближайшем будущем бюджетного правила, когда излишние средства, полученные от экспорта нефти (в этом году при цене, превышающей $42,4 за 1 барр.), направляются не в бюджет, а после покупки валюты – в ФНБ, Минфин никогда не пропустит. Скорее в этом ведомстве выступят за ужесточение бюджетного правила на случай обострения экономической ситуации в мире.

Но Центр развития ВШЭ в последнем своем бюллетене в который раз запустил пробный шар на эту тему. По расчетам аналитиков, уже в этом году нужно увеличить базовую цену нефти на $5 за 1 барр. – до $47,4. И так на протяжении всех 5 лет – до 2024 года. Необходимость такого смелого (если не рискованного) шага объясняется задачей аккумулировать до 2024 года дополнительные 4,128 трлн руб., которые пойдут на реализацию социальных и экономических мер, изложенных в Послании президента Федеральному собранию. Сообщалось, что половина этой огромной суммы уже фактически собрана. Но оставшиеся два с лишним триллиона придется еще найти. И, по мнению аналитиков ВШЭ, это невозможно сделать за счет повышения налогов или других непопулярных мер. Наиболее безболезненно – пойти на смягчение бюджетного правила. Впрочем, против этой меры выступают прогнозы, согласно которым из-за эпидемии коронавируса потребление нефти и, соответственно, цены на нее существенно упадут.

Остается надеяться на рецепты ускорения, которые будут разработаны в совместной (правительство и ЦБ) рабочей группе, которую собирается учредить первый вице-премьер Андрей Белоусов.
1.png

2.png
Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться