Удаленный ад. Истории работников и начальников, переживших работу из дома

Круглосуточная работа, мнительные начальники, агрессивные коллеги, бестолковые новички — с чем пришлось столкнуться российским работникам во время самоизоляции
Российская экономика / 14 июля 2020, 10:15

Большинство российских компаний в этом году на три месяца перевели своих сотрудников на удаленную работу. Это привело, по данным исследования компании «Мегаплан», к конфликтам между работниками и работодателями, начальниками и подчиненными, коллегами по работе. Мы собрали несколько историй об «аде на удаленке» от рядовых сотрудников и руководителей компаний, работающих в различных сферах бизнеса. 

Имена и названия компаний имеются в распоряжении редакции. По просьбе героев мы не назвали их реальные фамилии, но указали сферу деятельности организации, в которой они работают. 

«Директор устроил мне разнос при всех во время онлайн-конференции» 

Виталий И., руководитель отдела снабжения в региональном филиале крупной нефтяной компании, Ямал

— Мы на удаленке никогда не работали, в компании принят жесткий контроль за сотрудниками и их KPI, строго отслеживается время прихода и ухода с работы, количество рабочих звонков и много чего еще. Когда всех перевели на работу из дома, сразу начались конфликты с HR-департаментом. Они начали спускать по подразделениям тонны бумаг с отчетностью на каждого сотрудника, которую должен заполнять руководитель подразделения. У меня в первые дни на это уходило по пять часов. Приходилось после окончания работы сидеть до ночи. А главное ‒ зачем учитывать, кто и во сколько приступил к работе, если человек дома сидит?! Я чувствовал себя полным идиотом, когда спрашивал у своих подчиненных, кто и когда сел за компьютер, когда и кто открыл базу, кому звонил. На работе установлена система управления компанией, которая сама считает и звонки, и действия в базах данных. Дома ни у кого этого нет, «по соображениям безопасности» удаленный доступ мы выбили только для баз. Хорошо, что мой отдел давно собран и давно все работают вместе. Отнеслись с пониманием.

Но я уже через неделю этой бессмысленной возни отказался от заполнения отчетности. Меня кадровик обвинил чуть ли не в саботаже. Все попытки урезонить его и объяснить, что смотреть надо по поставкам и результатам работы, а не по тому, кто и когда в тапках или без сел за компьютер, успехом не увенчались.

В итоге дело дошло до директора. Он устроил мне разнос в конференции в Hangout, где собрались кадры, шеф и начальники отделов. А потом позвонил, извинился, что пришлось меня мордой по столу возить, и посоветовал переложить заполнение отчетов на кого-то из моих сотрудников. Сказал, что это требование исходит не от него, а от московского офиса, а с ними он публично конфликтовать не хочет. Я так и сделал. Цифры в отчете брались с потолка, честно скажу. Но конфликт был исчерпан. Хотя идиотизм системы управления в компании удаленка продемонстрировала в полной мере.  

«Все столько гадостей написали друг про друга, что непонятно, как будем общаться вживую» 

Олеся К., сотрудник отдела по работе с жалобами клиентов в сервисной компании, Москва

— Сразу же, как перешли на удаленку, еще в марте, начались конфликты в чате в WhatsApp. В офисе звонки на каждого сотрудника отдела распределялись роботом. По идее, он должен был раскидывать их и когда мы сидели по домам. Но у одной девушки из нашего отдела перестала работать симка, у другой что-то произошло с телефоном, у третьей в первый же день, по ее словам, не было связи. В итоге работа легла на трех человек из шести. Мы зашивались весь день, а вечером начали писать колкости коллегам в чат. Они резко отвечали. Пришлось вмешаться начальнику отдела, но это никого не остановило.

На следующий день, сославшись на плохую связь, перестали работать двое из троих, вкалывавших в первый день. Начальник написал, что за еще один срыв работы по якобы техническим причинам будет штрафовать. В ответ его открытым текстом двое послали подальше и сказали, что увольняются.

До удаленки и самоизоляции мне казалось, что у нас нормальные отношения, что мы ‒ команда. А теперь отдела как такового нет, надо искать новых людей, срабатываться. И возвращаться в офис нет никакого желания, потому что все столько гадостей написали друг про друга, что непонятно, как теперь мы будем общаться вживую.  

«Из-за постоянных конфликтов я начал пить» 

Алексей С., руководитель проектов в крупной PR-компании, Санкт-Петербург

— Я не знаю, виновата в этом удаленка или кадровая политика нашей фирмы, но три месяца изоляции были адом. В начале года, еще до прихода эпидемии в Россию, у меня появилось сразу пять новых сотрудников. В компании решили сделать ставку на молодых и сменили двух опытных менеджеров на вчерашних студентов. И тут ‒ коронавирус. Мы перешли на удаленку. Во-первых, у меня стали уходить часы на совещания, которые раньше занимали 20 минут. Во-вторых, сначала молодежь, а потом и проверенные кадры начали по полдня исчезать с радаров.

Я невероятно злился, когда во время онлайн-конференции кто-то выключал камеру. Мне казалось, что человек ушел смотреть сериал, спать, к жене или поесть, а я тут распинаюсь. Я срывался на подчиненных. Они, осмелев на расстоянии, дерзили в ответ. Из-за этого бардака и постоянных конфликтов я стабильно за вечер начал выпивать по бутылке вина.

Но еще хуже, что этот бардак отнимал все силы. В результате мы сорвали сроки сразу по двум проектам. Клиенты ушли. Нам порезали зарплату на период самоизоляции. И это добило ситуацию. Люди просто перестали нормально работать. Простейшую задачу выполняли несколько дней, на совещаниях все молчали, идей ни от кого не дождаться, обратной связи никакой, обязательства перед клиентами не выполнены. Мы возвращаемся к нормальной работе только сейчас, и почти всех новеньких я уже уволил. Лучше пусть будет меньше людей, чем эта анархия и невозможность контролировать исполнителей.  

«Через месяц все выгорели» 

Светлана Е., заместитель генерального директора по развитию в телемедицинской компании, Москва

— Для нашей компании, если судить по специализации, удаленная работа не должна была представлять никаких трудностей. Но чтобы было понятно, надо сказать, что многие телемедицинские компании работают в обычном режиме офисных сотрудников. Врачи находятся на удаленке, а персонал самой компании ‒ в офисе. Тем не менее первые недели карантина, потому что это был карантин, а никакая не самоизоляция, все шло хорошо.

У нас небольшая, но слаженная команда, все умеют пользоваться мессенджерами: Telegram, Zoom, WhatsApp, Google.Doc, и таблицы в этом же сервисе давно освоили все сотрудники. Проблемы начались не из-за неготовности и не из-за неумения работать. Наоборот, из-за того, что мы слишком резво взялись за дело. В нашей сфере коронавирус только прибавил работы, мы получили шанс и людям помочь, и врачей в обычных больницах разгрузить, успокаивая пациентов с неопасными диагнозами. В результате вся команда работала по 12‒14 часов в сутки и без выходных в течение месяца. И вот через этот месяц все выгорели.

Адреналина уже не было, потому что мы привыкли так работать, но и сил не осталось. Мотивировать людей через Zoom или мессенджеры очень трудно, поэтому я пыталась хотя бы по телефону поддерживать сотрудников, просто разговаривая с ними о жизни, о работе, делясь новостями, когда они были. Это отнимало очень много времени, а скорость и качество работы падали, да и моя эффективность начала стремиться к нулю. Все устали. Пришлось договариваться с генеральным, чтобы мы распределились на дежурства, когда половина сотрудников отдыхает, а вторая работает. Это спасло ситуацию, мы до сих пор действуем по этой схеме.  

«Я готова была убить тех, кто начинал спорить» 

Нина А., советник генерального директора в российском представительстве зарубежной компании по производству и продаже сельхозтехники, Москва

— В офисе мы последний раз были в середине марта. У нас демократичная компания и демократичные нравы, при этом люди адекватные, могут высказать свое мнение, но, если видят, что их компетенций не хватает, чтобы что-то доказывать и на чем-то настаивать, то упираться не будут. Так было до удаленки. А вот сидя дома, все стали экспертами по любым вопросам. Как таксисты, ей-богу!

Звонишь инженеру по монтажу оборудования и просишь поговорить с клиентами и убедить их перенести установку, потому что техника застряла на границе на две недели. В ответ слышишь, что, по его мнению, стоило бы написать одно письмо для всех клиентов, чтобы не обзванивать каждого. Устраиваешь совещание в Zoom ‒ обязательно кто-нибудь то из продажников, то из другого отдела начнет тебя перебивать и задавать десятки уточняющих и совершенно неуместных вопросов.

Я не понимаю, то ли все осмелели на удаленке и ведут себя как школьники в соцсетях, то ли все такие неуверенные в себе, что им требуется часами донимать меня подробными расспросами, чтобы решать свои задачи.

Но больше всего злят ситуации, когда ты тратишь час времени на то, чтобы все разжевать, а потом человек, который только что ничего не понимал, уверенным голосом говорит: «А я считаю, надо сделать по-другому!». Я в таких ситуациях готова убивать! Вот уж правда, демократия ‒ худшая из форм правления. Но ничего лучше не придумали, так что мы вернемся к ней, когда выйдем снова в офис.  

«Перестала отвечать на звонки вечером и в выходные» 

Евгения К., помощник юриста в частной юридической компании, Екатеринбург

— Я была готова к удаленке, тем более что компания у нас маленькая ‒ два основателя и нас шесть человек. Но начальники просто сошли с ума, пытаясь руководить нами из дома. Один каждое совещание начинал с вопроса: «Ну что, все дожевали?». Другой мог позвонить поздно вечером и поручить подготовить какой-нибудь договор к утру или прямо сейчас. А я кино с мужем смотрю! Но все попытки объяснить, что рабочий день кончился, обрывались резко и сразу.

В ответ и меня, и других начинали попрекать тем, что зарплату нам не уменьшили, а расходы наши сократились, потому что мы сидим дома. Мы еще должны быть благодарны, что нас так осчастливили.

Мы с коллегами в какой-то момент договорились не отвечать на звонки и сообщения после семи вечера. Мы не работаем с такими клиентами, которым можем понадобиться в нерабочее время. Кончилось это тем, что нам пригрозили увольнением, если это повторится. Все испугались, а я решила: хотят ‒ пусть увольняют. Мы вернулись к нормальной работе уже несколько недель назад, я не уволена, а начальники вроде бы даже стали уважительнее ко мне относиться. Хотя, кто знает, может просто готовятся сообщить мне, что пора уходить?

Читайте также

Конфликты на удаленной работе возникают из-за невозможности нормально поговорить

«Сотрудники компаний стали поневоле доступны начальству в режиме 24/7»






Также в рубрике

  • Использование работниками своих автомобилей в интересах работодателя – достаточно распространенная практика.
    Российская экономика29 ноября 2020, 12:00
  • Работник нашей организации из-за контакта с больным COVID-19 был вынужден уйти на 14-дневную самоизоляцию. Как в таком случае следует оформить период отсутствия на работе сотрудника, ушедшего на самоизоляцию, и какие отметки необходимо проставить в табеле учета рабочего времени?
    Российская экономика28 ноября 2020, 12:00
  • Ирек Рахманов, основатель LEADS о компании и о рынке финансовых партнерских программ (CPA).
    Банки27 ноября 2020, 15:45
  • Руководитель Центра правовой поддержки бизнеса московской «Деловой России» адвокат Алексей Мишин делится своим мнением о перспективах внедрения Банком России единой межбанковской платформы Банка России по проверке клиентов кредитных организаций по антиотмывочному законодательству: «Знай своего клиента» и сопутствующих им рисках.
    Интервью27 ноября 2020, 13:38
  • Аналитики финансового рынка считают, что председателю Банка России Эльвире Набиуллиной для того, чтобы оценивать происходящие сейчас экономические процессы, необходимо избавляться от розовых очков. Так они среагировали на выступление главы регулятора в Госдуме.
    Банки27 ноября 2020, 13:00