Девятый санкционный вал

К чему приведут новые санкции США против России и Китая
Российская экономика / 21 июля 2020, 11:00

Внешние риски для российской экономики ожидаемо обострились. Госсекретарь США Майк Помпео пригрозил ввести дополнительные санкции против «Северного потока – 2», а также распространить их на вторую нитку «Турецкого потока». Причем задним числом – с декабря 2019 года. Бюро по промышленности и безопасности американского Минторга фактически запретило поставки микроэлектроники в нашу страну, а также в Китай, Иран и Венесуэлу и прочие страны-изгои. В конгрессе обсуждается ряд законопроектов, которые в случае принятия нанесут российской экономике существенный урон. Евросоюз по требованию Германии рассматривает возможность объявления России киберсанкций в ответ на предполагаемую хакерскую атаку на бундестаг в 2015 году. 

Россия находится в петле западных масштабных ограничительных мер с весны 2013 года (тогда санкции были объявлены по делу Магнитского). В 2014 году посыпались проскрипции из-за Крыма и Донбасса. Санкций накопилось уже более 1000. Ожидать смягчения наказаний в обозримом будущем явно не стоит. Наоборот, налицо – ужесточение антироссийского санкционного режима. Эта угроза, может быть, не относится к самым опасным. Динамика отечественного ВВП, как правило, в большей мере зависит от уровня цен на нефть. Однако западные санкции, особенно в случае нарастания их «эффективности», имеют шанс торпедировать попытки российских властей вернуть экономику на тренд роста. 

Впрочем, западные союзники могут и передраться. Например, из-за санкций против «Северного потока – 2». В Берлине жестко отвергают попытки Вашингтона подвергнуть энергетическим санкциям европейские компании – участники проекта и даже некоторые госструктуры. Кроме того, давление Вашингтона все сильнее подталкивает Москву и Пекин к усилению экономического сотрудничества. И не только в сфере поставок российских газа и нефти в Поднебесную, но и в области высоких технологий. Тем более что американцы лишили своей микроэлектроники и нас, и китайцев. 

Рисунок Алексея Меринова

Санкционный пресс 

Инициатором антироссийских санкций стали, как известно, США. В той или иной мере их поддержали ЕС, Канада, Австралия, Япония, Украина и ряд других стран. Барак Обама успел подписать указы о введении 555 санкций, Дональд Трамп – 260. Проскрипционные списки готовятся на основе нескольких санкционных законов, главным из которых является введенный в действие 2 августа 2017 года акт «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA). 

Антироссийские санкции делятся на две основные группы: блокирующие (в США это список Specially Designated Nationals) и секторальные (Sectoral Sanctions Identifications). В первом случае активы физлиц и юрлиц как в США, так и в ЕС блокируются. Кроме того, физлицам запрещается въезд на территории стран-санкционеров. Наиболее известный и болезненный случай с такого рода санкциями произошел 6 апреля 2018 года, когда Минфин США опубликовал список SDN, состоящий из 7 российских предпринимателей (включая Олега Дерипаску и Виктора Вексельберга), 14 принадлежащих им компаний и 17 чиновников. На следующий день акции «Русала» рухнули почти на треть. Правда, в декабре американский Минфин исключил 3 компании Дерипаски из проскрипционного списка, после того как он сократил объем своего пакета акций и ввел в совет директоров кандидатуры, согласованные с Вашингтоном. 

Секторальными санкциями был нанесен удар по финансовой системе (российские банки отрезали от дешевых иностранных кредитов) и особенно по ТЭК, так как был запрещен экспорт в Россию технологий и оборудования для глубокого бурения на шельфе. Ряд соответствующих проектов пришлось приостановить. 

В 2015 году западные санкции привели, по ряду подсчетов, к сокращению российского ВВП на 0,6%. В целом экономический спад 5 лет назад достиг 2,3% ВВП. Наконец, в декабре 2019 года угроза применения американских санкций привела к остановке строительства газопровода «Северный поток – 2» и к заключению из-за этого невыгодного для «Газпрома» транзитного контракта с «Нафтогазом» Украины. Так что западные санкции – это тормоз на пути экономического развития России. К тому же ряд более серьезных мер (наподобие запрета американским инвесторам приобретать российские ОФЗ или отключения российских банков от глобальной платежной системы SWIFT) блокируется американским Минфином из-за опасения нанести ущерб собственным финансовым интересам. Однако такого рода требования постоянно вносятся в новые санкционные законопроекты. 

Алексей Гривач, заместитель гендиректора Фонда национальной энергетической безопасности: «США всегда крайне болезненно относились к тесному сотрудничеству России и Европы в энергетической сфере, противодействовали ему, нередко прибегая к введению санкций против проектов. Сейчас, как и 40 лет назад, ситуация дошла до того, что трансатлантический альянс затрещал по швам, а сами санкции против “Северного потока – 2” вводятся в рамках утверждения военного бюджета США».

Санкционный бумеранг 

Похоже, в Вашингтоне уверовали в многополярную эффективность санкционного оружия и поэтому готовы применять его не только против геополитических соперников, но и проверить его действенность в отношении союзников по НАТО. Госсекретарь Майк Помпео 15 июля заявил, что его ведомство совместно с Минфином готово ввести в действие новую порцию санкций против «Северного потока – 2» (проектная мощность – 55 млрд кубов в год), а также против второй очереди «Турецкого потока (17,5 млрд кубов). При этом эти меры начнут действовать задним числом – с конца прошлого года. 

Это «четкий сигнал компаниям, участвующим в проектах России по злонамеренному влиянию», предупредил Помпео и отчеканил: «Убирайтесь немедленно, или будут последствия». Иными словами, угроза нависла даже не над «Газпромом» и принадлежащим ему оператором «Северный поток – 2», а над европейскими компаниями, в той или иной степени вовлеченными в целую систему проектов, связанных с этим трубопроводом. Если в прошлом году санкции распространялись на суда – глубоководные трубоукладчики (швейцарская Allseas их тут же убрала), то сейчас будут наказываться страховщики, портовые службы, сухопутные трубоукладчики и далее по всему списку. 

Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК Grant Thornton: «Ни американские, ни какие другие санкции не смогут российскую экономику “разорвать в клочья” . Но это отнюдь не означает, что можно быть совершенно спокойными на этот счет. То есть экономика будет существовать и с санкциями. Но именно существовать, а не развиваться».

По оценке Восточно-германского экономического комитета, от новых американских газовых санкций пострадает не только пятерка крупнейших европейских энергокомпаний, но и 120 компаний из 12 стран. Их убытки могут достигнуть 12 млрд евро. И, самое главное, в случае срыва достройки «Северного потока – 2» европейские экономики начнут испытывать дефицит относительно дешевого российского трубного газа. СПГ, который навязывают из-за океана, дороже. К тому же трансатлантические маршруты менее стабильны по географическим условиям. В результате энергоемкая продукция, прежде всего производимая в Германии, окажется менее конкурентоспособной на мировых рынках. 

Не случайно министр иностранных дел Германии Хайко Маас резко отреагировал на угрозы своего заокеанского коллеги: «США нарушают суверенитет Европы решать, где и как получать энергию». В Берлине даже готовят реальные ответные меры в случае введения санкций против «Северного потока – 2». Правда, какие именно, пока неизвестно. 

Впрочем, Госдеп затем подправил своего шефа. Немедленно санкции вводиться не будут: «Госдепартамент на данном этапе не вводит санкции в рамках раздела 232 CAATSA. Однако если в дальнейшем мы определим, что есть необходимость ограничительных мер в соответствии с данным разделом, то мы без колебаний введем их».  

Чем закончится эпопея с «Северным потоком – 2», пока до конца неясно. Есть надежда, что американцы не станут доводить спор до прямого экономического столкновения со своими союзниками. Важнее другое. Холодная санкционная война постепенно перетекает в горячую фазу. Это особенно бросается в глаза в противостоянии США и Китая. Два года назад между ними вспыхнула масштабная торговая война, в которой иногда заключаются перемирия, но не надолго. Торговая война уже переросла в высокотехнологическую фазу – китайский IT-гигант Huawei лишен американского и британского рынков. Недавно Минторг США запретил поставки микроэлектроники и в Россию, и в Китай. Наконец, 14 июля введены ограничительные меры против физлиц и компаний, которые способствовали принятию закона о нацбезопасности Гонконга. Сам остров лишен статуса свободной экономической зоны. 

Дело дошло до угроз прямого военного вмешательства США в территориальные споры в Южно-Китайском море. Так что экономические санкции могут перейти в фазу ожесточенного геополитического противостояния. Единственный выход – постепенный отказ от применения неоправданных ограничительных мер.






Также в рубрике

  • Использование работниками своих автомобилей в интересах работодателя – достаточно распространенная практика.
    Российская экономика29 ноября 2020, 12:00
  • Работник нашей организации из-за контакта с больным COVID-19 был вынужден уйти на 14-дневную самоизоляцию. Как в таком случае следует оформить период отсутствия на работе сотрудника, ушедшего на самоизоляцию, и какие отметки необходимо проставить в табеле учета рабочего времени?
    Российская экономика28 ноября 2020, 12:00
  • Ирек Рахманов, основатель LEADS о компании и о рынке финансовых партнерских программ (CPA).
    Банки27 ноября 2020, 15:45
  • Руководитель Центра правовой поддержки бизнеса московской «Деловой России» адвокат Алексей Мишин делится своим мнением о перспективах внедрения Банком России единой межбанковской платформы Банка России по проверке клиентов кредитных организаций по антиотмывочному законодательству: «Знай своего клиента» и сопутствующих им рисках.
    Интервью27 ноября 2020, 13:38
  • Аналитики финансового рынка считают, что председателю Банка России Эльвире Набиуллиной для того, чтобы оценивать происходящие сейчас экономические процессы, необходимо избавляться от розовых очков. Так они среагировали на выступление главы регулятора в Госдуме.
    Банки27 ноября 2020, 13:00