Последний налоговый рай

Переводить дивиденды в зарубежные офшоры станет невыгодно
Российская экономика / 18 августа 2020, 11:10

Резиденты офшорных юрисдикций до последнего момента испытывали серьезное беспокойство. Российский Минфин готов был разорвать с рядом стран соглашения об избежании двойного налогообложения (СИДН). 3 августа процесс был запущен в отношении Кипра. Такой же исход ожидал Мальту, Люксембург, Нидерланды, Швейцарию и Гонконг. 

Легально выводить капиталы за рубеж из России тогда стало бы совсем невыгодно. Но у Минфина не было выбора. Ведомство Антона Силуанова выполняло (начиная с апреля) соответствующее распоряжение президента. Владимир Путин 25 марта объявил об увеличении с 1 января 2021 года налогообложения дивидендов и процентных выплат, переводимых на зарубежные счета, с 5–10 до 15%. Правительству было тут же дано поручение провести корректировки СИДС. Президент предупредил, что Россия в одностороннем порядке выйдет из таких соглашений с теми юрисдикциями, которые не примут ее предложения. 

Впрочем, уже через неделю, 10 августа, накал страстей поутих. Министр финансов Кипра Константинос Петридис приехал в Москву и парафировал существенные изменения в двустороннее соглашение. В средиземноморской налоговой гавани решили ситуацию не обострять, согласившись на рост до 15% фискальных платежей на дивиденды, начисленные в России владельцам зарегистрированных на острове компаний. 

Поэтому наша страна остановила процесс денонсации соглашения. Новое соглашение будет мягче для участников рынка, чем то, что они получили бы при расторжении СИДН. Так, повышенных ставок избегут пенсионные фонды, страховые структуры и компании, которые станут публичными, то есть будут размещать свои акции на фондовых биржах стран ОЭСР, куда, кстати, Кипр не принят. Окончательный вариант протокола о внесении изменений в СИДН с Кипром будет подписан в конце этого года, с тем чтобы уже 1 января 2021 года он вступил в действие. Аналогичные переговоры с Мальтой, Люксембургом и рядом других стран должны завершиться в конце августа – начале сентября. 

Многие эксперты и участники рынка оценили президентскую инициативу как его очередную атаку на офшоры. Этого исключать не стоит. Но, скорее всего, увеличение налогообложения «офшорных» дивидендов было предложено в первую очередь с фискальными целями. Несмотря на неоднократные заверения Путина не повышать фискальную нагрузку до 2024 года. В Минфине подсчитали, что только увеличение налогов на дивиденды, переводимые на кипрские счета, добавит в федеральный бюджет в 2021 году до 150 млрд рублей. Вывод же капиталов из России, пока в ней не установят по-настоящему прозрачную судебную систему, будет продолжаться. 

Кипр навсегда

Переговоры об усилении фискальной нагрузки на дивиденды, переводимые компаниям, зарегистрированным на Кипре, шли, как уже указывалось, еще с апреля этого года и были особо напряженными. От их исхода зависел успех всего этого налогового маневра. Известно (см. таблицу), что большая часть так называемых иностранных инвестиций в экономику России проходит через это островное государство. 

Дело в том, что международным компаниям, в том числе с российским первородством, кипрский регулятор предоставляет специальные налоговые льготы. Низкие налоговые ставки доступны также и бизнесменам – гражданам Кипра. Поэтому Кипр – это даже не обычный офшор, «налоговая гавань», так как фискальные преференции распространяются на все компании. Кстати, по данным кипрских властей, в этом году в 1,5 раза увеличились заявки российских граждан на покупки недвижимости на острове и, соответственно, на получение местного гражданства. Во многом это объясняется либерализацией требований к выдаче паспортов. Теперь российские чиновники должны уволиться с госслужбы не за 36 месяцев, а всего за 12. Получив кипрский паспорт, можно открыть и местное предприятие, между прочим, в стране – члене ЕС, что дает возможность безвизовых поездок в 170 стран мира. 

Топ-20 стран по прямым инвестициям из России

Не случайно именно кипрские офшорные компании пользуются повышенным спросом среди российских бизнесменов. В том числе и потому, что между Кипром и Россией действовало очень выгодное соглашение об исключении двойного налогообложения, согласно которому российские компании, зарегистрированные на Кипре, пока еще (до 1 января 2021 года) освобождаются от налога на прибыль, а с дивидендов платится в основном 5%, в худшем случае (если в компанию вложено менее $100 тыс.) – 10%, с процентов по займам – 0% и роялти – 0%. Кстати, сходные условия в принципе действуют и в других странах, с кем заключены СИДН. Но в случае с Кипром есть еще один положительный нюанс. С офшорами в России (начиная с нулевых) пытаются как-то бороться. Так, в 2007 году приказом Минфина был составлен «черный список» первоначально из 40 офшорных юрисдикций. Но Кипр в 2012 году был оттуда исключен, так как туда перестали убегать капиталы, с которых на родине вообще не платили налогов. Так что по формальной юридической оценке, Кипр уже не офшор. Впрочем, такого же ярлыка в 2014-м и 2017 году, соответственно, были лишены Мальта и Гонконг. 

В целом же на Кипре пока следующие льготные налоговые правила для всех действующих там компаний: 

  • налог на прибыль компании, полученную от операций, осуществленных внутри страны, – 10%; 
  • налог на прибыль, полученную за пределами страны, – 0%; 
  • НДС – 5–8% или 0%, если получателями товаров и услуг, предоставляемых компанией, являются нерезиденты ЕС, например российские структуры; 
  • налог на дивиденды – 0%; 
  • налог на прибыль от деятельности на фондовом рынке – 0%; 
  • налог на прирост капитала – 0%; 
  • при регистрации компании обязательной является уплата госпошлины в 0,6% от величины объявленного уставного капитала. Плюс ежегодный сбор в €350. 

Компания, зарегистрированная на Кипре, предоставляет аудиторскую финансовую отчетность в Налоговое управление и Центральный банк Кипра. 

В результате кипрская налоговая гавань практически идеально подходит для транзита капиталов в другие страны. Не случайно Кипр называют «транзитным офшором». К тому же инвесторам доступно множество офшорных банков, которые не облагаются налогом на процентную ставку. Строго блюдется конфиденциальность держателей счетов офшорных банков, владельцев трастов и международных компаний. Холдинговые компании не облагаются налогом на дивиденды и налогом на прирост капитала при продаже дочерних компаний. Наконец, отсутствует валютный контроль. 

Поэтому даже ужесточение фискального режима для дивидендов и процентов, переводимых на Кипр, вряд ли существенно ограничит притягательность для российских капиталов кипрской юрисдикции. Хотя, безусловно, относительно небольшим компаниям придется задуматься о финансовых последствиях. Пока же, по данным российского Минфина, в 2017–2019 годах на Кипр «переехало» 3,3 трлн руб. По данным ЦБР, только в прошлом году – $14,3 млрд. Но тут же $8,1 млрд были вложены в российскую экономику в качестве прямых иностранных инвестиций. 

«Замучаетесь пыль глотать» 

Повышение налоговых ставок на «офшорные» дивиденды, как уже утверждалось, имеет прежде всего выраженный фискальный характер. В этом году повысили другие налоги: вернули (хотя и в усеченном виде) прогрессивную шкалу НДФЛ (ожидаемый эффект в 2021 году – 60 млрд руб.). Обложили налогом и банковские депозиты, превышающие 1 млн руб. Вброшена и идея налоговой справедливости. Если по расчетам, приведенным Путиным 25 марта, реальная эффективная ставка по дивидендам, отправляемым в офшоры, не превышает 2%, то российские резиденты платят все 13%. 

Однако налицо и попытка усложнить российским компаниям вход в другие юрисдикции, предоставляющие более льготное налоговое, валютное и административное регулирование. 

Еще 19 июня 2002 года Владимир Путин, выступая на IV съезде Торгово-промышленной палаты РФ, приобретшей к тому времени неформальное название «профсоюза олигархов», предупредил делегатов: «Замучаетесь пыль глотать, бегая по судам (зарубежным. – “ФГ”), чтобы их (активы. – “ФГ”) разблокировать». Президент как в воду глядел. В 2014 году началась массированная санкционная атака на многих российских предпринимателей. Алюминиевому магнату Олегу Дерипаске для спасения своих ключевых активов пришлось отказаться от формального контроля над рядом своих предприятий. Другие (в том числе близкие к Путину) предприниматели вообще всю свою деловую активность перенесли на родную почву.  

Зарубежный след в борьбе с бегством российских капиталов за рубеж заметен в антиофшорной деятельности G20 и ОЭСР. На саммите «Большой двадцатки» в апреле 2009 года в Лондоне было принято специальное коммюнике, направленное на ограничение деятельности всех мировых налоговых гаваней. ОЭСР вместе с FATF (Группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег) добилось заключения в 2016 году глобального соглашения об обмене между 80 странами, включая и Россию, фискальными данными. Наша страна (начиная с 2018 года) получает их уже в регулярном плане. В результате вывезти капиталы, не уплатив с них никаких налогов, стало затруднительно. Тем более что за последние пять лет в России ликвидировали более 500 банков, ряд из которых служили «отмывочными» конторами. 

Наконец, в 2014 году появился закон о контролируемых иностранных компаниях (КИК). Согласно этому правовому акту необходимо, во-первых, информировать налоговые органы о контроле над иностранными компаниями, а в ряде случаев выплачивать на территории РФ налоговые платежи с прибыли. Но КИК, зарегистрированный в стране, у которой есть СИДН с Россией, платить не должен. Информации о том, пересмотрят ли с офшорными юрисдикциями и это правило, пока не поступало. 

Но в любом случае в России с 2018 года взят курс на создание и развитие своих внутренних офшоров – специальных административных районов (САР), которые были учреждены на о. Октябрьский (Калининград) и Русский (Владивосток). Там уже зарегистрировано 12 российских компаний, 7 из которых принадлежит Дерипаске. Замминистра финансов Алексей Сазонов, участвовавший в переговорах с Кипром, обещал, что законодательство в этих офшорах будет совершенствоваться, чтобы сделать эти юрисдикции более привлекательными для возврата холдинговых структур в Россию.  




Также в рубрике

  • Эти лекарства должны продаваться по рецепту, а их цена, по заявлениям производителей, не должна превышать 11 550 рублей для «Коронавира» и 12 320 рублей – для «Арепливира». Обойдя 20 московских аптек, мы проверили, пользуются ли новые препараты спросом.
    Медицина30 сентября 2020, 18:00
  • Председатель Федерации независимых профсоюзов России (ФНПР) Михаил Шмаков обратился к премьер-министру Михаилу Мишустину с инициативой отменить накопительную часть пенсии.
    Российская экономика30 сентября 2020, 17:07
  • Поступившие в розничную продажу препараты от новой коронавирусной инфекции изготавливаются компаниями «Р-Фарм» (таблетки «Коронавир»), ГК «Промомед» («Арепливир») и «ХимРар» («Авифавир»).
    Медицина30 сентября 2020, 14:00
  • 16-17 октября в Москве пройдет масштабное образовательное событие Synergy MBA Forum, на котором преподаватели и профессоры ведущих мировых бизнес-школ проведут перезагрузку традиционной парадигмы предпринимательства.
    Мероприятия30 сентября 2020, 14:00
  • Ключевые векторы развития российской экономики - поиск новых точек роста, поддержка бизнеса, развитие социально-значимых проектов.
    Мероприятия30 сентября 2020, 12:00