Возвращение экономического подъема – под вопросом

Российские власти пытаются уверить потенциальных инвесторов (возможно, в первую очередь убедить самих себя) в высокой вероятности возобновления роста ВВП уже в следующем году.
Российская экономика / 16 сентября 2020, 15:00

Вслед за ним последуют повышение доходов населения и сокращение безработицы до уровня предкризисного 2019 года. В «Общенациональном плане действий…» была поставлена задача выйти к концу 2021 года на темпы экономического роста в 2,5%. В базовом сценарии «Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2021 год и период 2022 и 2023 годов», представленном ЦБ 9 сентября, на будущий год намечено уже 3,5–4,5%.

Уверенность в успехе правительства и Банка России основывается прежде всего на том факте, что экономика России во II квартале упала не так низко, как ранее ожидалось: не на 10–12% в годовом выражении, а лишь на 8%. Тогда как Германия рухнула на 10,1%, а весь Европейский союз – на 13,9%. В итоге весь 2020 год Германия может закончить с падением реального ВВП примерно на 5%. Россия может остановиться на потере менее 4% ВВП. Исходя из такой разницы показателей в пользу нашей страны, помощник президента Максим Орешкин и заявил о вытеснении Россией Германии с пятого места по объему ВВП в мире на шестое (естественно, только по паритету покупательной способности).

Однако в позитивных прогнозах не учитываются по крайней мере два негативных фактора. Первый – неопределенность с наступлением второй волны пандемии коронавируса, которая может в случае особого размаха привести к очередному валу локдаунов по всей мировой экономике. Правда, мэр Москвы Сергей Собянин успокаивает. На V Московском финансовом форуме (МФФ-2020) он заявил, что боятся нечего. В декабре начнется массовая вакцинация, и уже через 1,5–2 года «мы забудем про коронавирус».

Но остается другой труднопреодолимый барьер. Российская экономика неожиданно выиграла забег по глубине падения ВВП не потому, что антикризисные меры оказались эффективнее западных, а потому, что она менее диверсифицирована, чем в более развитых странах. Сфера услуг у нас не превышает 20% экономики. На Западе и Востоке – минимум 50%. Малый и средний бизнес в России составляет также не более 20%, в Китае – 80%, в США – около 60%. А ожидать стабильного экономического роста с такой отсталой структурой экономики, скорее всего, особо не стоит.

Не случайно многие независимые эксперты считают, что выйти на 3,5% роста в 2021 году в принципе возможно. Но при этом половина прироста будет обеспечена всего лишь низкой базой этого года, когда падение ВВП должно составить в рамках 4,5–5,5%. В результате мы получим все те же пресловутые 1,3% (показатель 2019 года), максимум 1,5%. Что не даст российской экономике шанса выйти в ближайшем будущем на темпы, превышающие среднемировые.

Кто тормозит рост?

В качестве тормоза роста аналитики указывают прежде всего на низкий потребительский спрос. Реальные доходы населения фактически сокращаются с 2013 года. В этом году они рухнули на 5%. В будущем году также не ожидается заметного оживления конечного спроса. Из-за общемирового падения спроса на энергетические товары и в целом на сырье трудно надеяться на увеличение российского экспорта. Наконец, есть проблемы с поиском инвестиций. В России традиционно их прирост обеспечивает государство. Рост инвестиционного спроса в ближайшие годы правительство вновь планирует за счет государственных источников, прежде всего в рамках обновленных национальных проектов. Конечно, есть надежда и на частные источники, для чего будут перезапускаться институты развития и улучшаться понемногу деловой климат. Но в 2021 году на полнокровную реализацию этих мер особенно не стоит. Дело в том, что федеральный бюджет номинально будет меньше, чем первоначально было запланировано на этот год, который, кстати, по оценке министра финансов Антона Силуанова, закончится с бюджетным дефицитом в 4% ВВП.

Возвращение жесткой финансовой политики

Тем не менее в правительстве и ЦБ не сомневаются в устойчивом экономическом росте. Настолько, что уже представлены соответствующие проекты ужесточения бюджетной и денежно-кредитной политики начиная с 2022 года. Так, Минфин опубликовал проект поправок в Бюджетный кодекс, которые станут основой для финансовой политики на ближайшие 3 года. Планируется ограничить возможность использования денег Фонда национального благосостояния для покрытия дефицита бюджета. В этом году нефтяные котировки обрушились ниже планки отсечения бюджетного правила. Поэтому валюту начали продавать на рынке, поддерживая рубль и финансируя бюджет на вырученные деньги. С 2021 года масштабы использования ФНБ в таких целях будут жестко ограничены суммой не более 1% ВВП в год, следует из проекта Минфина, а не 5%, как сейчас. На 1 сентября размер ФНБ оценивался в 11,7% ВВП (13,256 трлн руб.).

Покрывать бюджетный дефицит планируется за счет выпуска государственных облигаций. В итоге размер суверенного долга в 2021 году достигнет 20% ВВП. При этом Силуанов продолжает надеться на то, что треть госзаймов удастся разместить среди иностранных инвесторов. Хотя геополитическая ситуация для российского долгового рынка остается более чем напряженной. Более того, риски новых западных санкций только нарастают. Проскрипционные меры могут затронуть как новые, так и уже действующие выпуски ОФЗ.

В ЦБ также предупреждают, что в 2022–2023 годах регулятор, скорее всего, вернется от нынешней относительно мягкой денежно-кредитной политики (ключевая ставка в июле снижена до 4,25%, 18 сентября ее могут еще ненамного уменьшить или хотя бы оставить на прежнем уровне) к «нейтральной». Основа «нейтральности» – ключевая ставка в 5–6% и таргет инфляции в 4%.

Впрочем, в Банке России осторожнее подходят к прогнозированию экономической ситуации в 2021–2023 годах, так как регулятор обеспокоен неопределенностью в экономическом развитии. В проекте «Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики…» представлены сразу четыре варианта прогнозных сценариев: базовый (рост ВВП в 2021 году  до 4,5% в результате быстрого восстановления частного спроса); дезинфляционный (медленное восстановление и спроса, и доходов, и инвестиционной активности с устойчивым снижением склонности к потреблению, с удлинением лагов трансмиссии ДКП); проинфляционный (исходит из динамики спроса, как в базовом сценарии, но при значительном падении потенциала экономики); рисковый (совмещает в себе слабое восстановление спроса и значительное падение экономического потенциала). Заметим также, что прогнозы ЦБ отныне не будут базироваться на нефтяных ценах.

Однако полнее всего регулятор проработал именно базовый сценарий. Значит, российские власти всерьез сориентированы на неизбежность всплеска экономической активности.

1




Также в рубрике

  • За три месяца «карантинных каникул» ‒ с марта по май текущего года ‒ продажи минеральной воды упали на 23%, а питьевой воды ‒ на 18% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года. Об этом сообщили в Союзе производителей безалкогольных напитков и минеральных вод (СПБН).
    Российская экономика21 сентября 2020, 16:00
  • Похоже, история финального отрезка прошлого сезона чемпионата России может снова повториться.
    Матчи21 сентября 2020, 15:10
  • Международный журналистский расследовательский проект ICIJ, изучив документы финансовой разведки США (FinCEN), предал огласке операции американских банков, подпадающих под критерии сомнительных. Есть среди них и те, что проводились в интересах российских бизнесменов.
    Мировая экономика21 сентября 2020, 14:57
  • Из официальных комментариев по итогам I полугодия 2020 года.
    Потребительский рынок20 сентября 2020, 16:00
  • Карантин и падение доходов населения из-за кризиса неожиданно оказались на руку ритейлерам. В связи с изменением образа жизни и сокращением целого ряда статей семейного бюджета люди стали тратить больше денег в торговых сетях.
    Рынки20 сентября 2020, 12:00