Константин Зайцев: «Мы стоим на пороге глобального пересмотра рейтингов компаний»

Управляющий директор по инвестициям УК «Промсвязь» Константин Зайцев полагает, что новые вливания ликвидности оказывают все меньше влияния на рынки, традиционные индикаторы теряют свое значение, многие компании ждет фундаментальная переоценка. И частному инвестору очень сложно правильно действовать в такой ситуации.
Российская экономика / 16 октября 2020, 11:00

зайцев

Константин Зайцев

Управляющий директор по инвестициям УК «Промсвязь»

– Как вы оцениваете ситуацию на мировом финансовом рынке в целом?

– Внешне на мировом финансовом рынке идут достаточно понятные процессы. Центробанки проводят сверхмягкую денежную политику, рынок залит ликвидностью, процентные ставки де-факто нулевые или даже отрицательные. Плюс повышенная волатильность в связи с пандемией и президентскими выборами в США.

Текущие ставки позволяют компаниям практически бесплатно занимать деньги, рефинансировать свои старые долги, проводить buyback. И низкие ставки для производственных циклов очень хороши тем, что компании (при наличии спроса на их продукцию или услуги) могут развивать свой бизнес и расширяться. Отсюда рост на рынке акций. Ситуация при этом усугубляется тем, что в условиях низких процентных ставок депозиты теряют свою привлекательность. И это опять-таки стимулирует приток денег на фондовый рынок.

– Очень напоминает пузырь.

– На рынках повышенная нервозность и волатильность. Рано или поздно ставки пойдут вверх. Как по причине роста инфляции, так и потому, что Америка будет вынуждена защищаться от обесценения курса доллара, как это ни странно сейчас звучит. Доля доллара в международных расчетах падает, так что укрепление национальной валюты – задача для США геополитическая. Это борьба за рынки, за влияние в глобальном масштабе.

– Вы сказали, что от низких ставок выигрывают компании, на продукцию которых растет спрос. С другой стороны – пузырь. В какие отрасли стоит инвестировать в такой ситуации, а в какие – опасно?

– Сейчас, конечно, всем очевиден восходящий тренд в IТ-секторе на американском рынке. Там есть и спрос, и возможности для роста бизнеса. Но как раз данный кейс я считаю типичным пузырем. И таких пузырей на IТ-рынке было много. По всем мультипликаторам западные высокотехнологические компании стоят безумно дорого. Конечно, мы смотрим постоянно в гаджеты, читаем новости, покупаем новые модели телефонов, новые приложения, новые программы – и так весь земной шар. Но это и есть искусственный рост. Потому что эти компании не обладают, как правило, какими-то реальными активами, сопоставимыми по стоимости с их капитализацией. Представьте на секунду, что вдруг происходит отключение электричества и вы просто не можете зарядить телефон, войти в квартиру по электронному замку и тому подобное. Иными словами, IТ – слишком специальная, не замкнутая в себе индустрия, чтобы расти в таком отрыве от рынка в целом. Не рекомендовал бы я на глобальном уровне и банковский сектор, будь то Европа или Америка. Думаю, что как бизнес-модель он себя практически исчерпал. Проблемы, которые накопились за долгие годы, понемногу проявляются. И этот процесс продолжится.

Да и в целом я считаю, что мы стоим на пороге глобального пересмотра рейтингов компаний. Это приведет к удорожанию стоимости пассивов этих компаний и снижению их капитализации.

– А фавориты ваши?

– Через некоторое время я предпочел бы посмотреть на сырьевые компании. Возьмем, например, Chevron. Стоит дешево, капитализация сильно просела во время коронакризиса. При этом компания сложившаяся, с прекрасными перспективами. При восстановлении или даже стабилизации цен на нефть на текущих уровнях она будет чувствовать себя гораздо лучше, чем другие. Кроме того, интересно все, что связано с драгоценными металлами – золотом и серебром, а также с редкоземельными металлами – платиной, палладием. Это ограниченные ресурсы, они всегда выполняют роль «тихой гавани».

– На российском рынке как бы вы описали ситуацию?

– В России, наоборот, я бы сейчас не делал ставку на сырьевые компании. А обратил бы внимание, например, на энергетический сектор, где можно выделить ряд интересных компаний. Часть из них явно перепродана, часть – может существенно повысить эффективность в ходе оптимизации корпоративной структуры или продажи малорентабельных активов.

– Почему такие кардинальные отличия от Запада?

– Развитый бизнес развивать тяжело, там немного точек роста и высокая конкуренция, маржинальность мала. Чуть упали цены на продукцию, упала эффективность – и начинаются банкротства. Посмотрите, что происходит в сланцевой добыче в США. У нас же инфраструктура и переработка находятся в стадии развития. Это дает огромный потенциал роста эффективности в добыче. Словом, множество направлений, куда можно инвестировать, повышать эффективность и маржинальность бизнеса. И Россия является одной из немногих стран, где отдача на капитал довольно высокая и довольно быстрая.

– Давайте поговорим о том, как вы подходите к формированию своих портфелей.

– Мы видим, что за последнее время сильно выросли политические риски. И также видим, что вливание ликвидности оказывает все меньшее влияние на финансовые рынки – с каждой новой порцией вливания соответствующий эффект уменьшается. Одновременно идет постепенное ужесточение регулирования, приводящее к снижению левереджа. Все это ведет к увеличению рисков на рынке акций. Поэтому мы придерживаемся консервативной стратегии и ищем конкретные истории в расчете на сужение спреда. Вот пример. В 2019-м спред пятилетних облигаций «Нижнекамскнефтехима» к кривой ОФЗ был в диапазоне 340–370 базисных пунктов. Мы решили их купить, поскольку при этом у компании практически не было долгов. Как результат, за короткий промежуток времени спред сузился до 120 пунктов, после чего мы вышли из этих бумаг с неплохой прибылью. Вот такие интересные истории – это некоторая часть нашего инвестпортфеля. Другая, гораздо более существенная часть – бумаги компаний первого эшелона и госдолг.

– То есть вы инвестируете преимущественно в долговые бумаги?

– Да, основа портфеля – долговой рынок, особенно если речь о более-менее консервативном портфеле. Другое дело, что в какие-то определенные моменты времени портфель должен трансформироваться. Скажем, вы видите, что некие облигации дают доходность 4% годовых, а акции этого же эмитента обещают доходность 6% годовых. Если перед закрытием реестра переложиться в акции, получить дивиденды, а потом акции продать, вы получите дополнительно около 2% годовых к доходности данной части портфеля на данном временном промежутке. Практически без увеличения рисков. Цифры в данном примере условные, конечно, но суть идеи такая. И подобных идей и инструментов много.

– Как вы их ищете? Многих эмитентов анализируете?

– Мы действительно анализируем многих эмитентов в поиске инвестидей. Другое дело, что необязательно речь должна идти об отдельных эмитентах. Зачастую идеи лежат в плоскости целых отраслей или рынка в целом. Тот же дифференциал между доходностью бондов и дивидендной доходностью акций, например. Именно из-за него в прошлом году мы видели сильный долгосрочный рост на российском рынке акций в целом, пока разница в доходностях в значительной мере не сократилась.

Вроде бы идея не слишком сложная, другое дело, что такие вещи нужно уметь находить, анализировать, грамотно оценивать риски, вовремя переформатировать портфель, комбинировать разные идеи. Для этого нужно иметь определенную подготовку и навыки. Нужно уметь искать явно перепроданные бумаги, использовать финансовое моделирование, анализировать циклы и определять точки смены настроений на рынке. Ротация внутри портфеля должна идти не только в рамках разных типов бумаг одного эмитента, но также между отраслями, рынками, валютами.

– Если нет шоков на рынке, как часто вы фундаментально пересматриваете портфель?

– В спокойной ситуации стратегия формируется на несколько лет. Пересматривается раз в полгода, при этом внутри инвестиционного подразделения не реже раза в квартал проводится тщательный анализ результатов. На практике на самом деле это довольно сложная многоуровневая система. Скажем, у нас есть ряд комитетов, регулярно анализирующих изменение определенных аспектов рыночной ситуации, есть определенные «флажки», триггеры – они дают возможность не упустить важные сигналы, которые могут свидетельствовать о смене трендов. Этим летом, допустим, у нас возникло четкое понимание, как подойти консервативно к расширению доли акций в портфеле и получить шанс заработать на снижении курса рубля – мы предполагали, что оно возможно. В итоге заработали 1,5–2% добавки к доходности. В определенные моменты мы подходим более агрессивно, в какие-то – инвестируем больше в консервативные инструменты. Такое моделирование позволяет обгонять рынок.

– Что бы вы рекомендовали на практике частному инвестору? Скажем, регулярно ребалансировать портфель по заранее заданным алгоритмам, учитывать веса бумаг в индексах, еще какие-то показатели?

– На таком рынке, как сейчас, очень высоки деньги в управление профессионалам. Рынок стал слишком многофакторным, слишком волатильным, слишком много событий на нем. Например, макроэкономические данные, которые еще 5 лет назад, казалось, имели огромное значение на рынке акций или облигаций, сейчас значат гораздо меньше. Может быть множество факторов, которые влияют гораздо больше. Вся беда в том, что вы, как частный инвестор, как правило, о них просто не знаете. Но если хочется заниматься портфелем самостоятельно, главная, пожалуй, рекомендация: сделок должно быть мало. Чем больше сделок, тем больше вероятность, что частный инвестор проиграет.

– Какие еще ваши рекомендации? И какие наиболее частые ошибки делают частные трейдеры?

– Первое правило трейдера: ты должен управлять позицией, а не позиция тобой. В какой-то момент тебе кажется, что рынок больше падать не может, и ты решаешь: куплю еще бумаг, с плечом, быстро отыграю то, что проиграл. Это ошибка. Неважно даже, что будет в данном конкретном случае. Рано или поздно при такой тактике потеряете все. Второе – должна быть диверсификация портфеля. По отраслям, по инструментам, по сроку инвестирования, по кредитным рискам обязательно. И отдельно рекомендация для тех, у кого свой бизнес. Им стоит думать не о том, как заработать на финансовых рынках, а о том, как с помощью финансовых инструментов снизить кредитные риски и тем самым повысить эффективность бизнеса, его маржинальность.






Также в рубрике

  • Цифровая трансформация стала главным трендом развития банковских продуктов и услуг в 2020 году. Пандемия ускорила процесс преобразований и обеспечила условия для продвижения цифровых сервисов среди клиентов банков.
    Мероприятия26 октября 2020, 17:00
  • Финансовые трудности компаний, связанные с разразившимся COVID-19, продолжают набирать обороты. Кроме того, в вопросы аренды недвижимости вносит свои коррективы и необходимость переводить сотрудников на удаленный режим работы.
    Недвижимость26 октября 2020, 16:14
  • 27 октября в 19:00 во Дворце Спорта «Видное» состоится Галафинал чемпионата России по миксфайту, организатором которой является Всероссийская Федерация Спортивного Миксфайта.
    Афиша26 октября 2020, 15:25
  • Трудовой кодекс РФ устанавливает для работников определенную продолжительность рабочего времени. Несмотря на это, в некоторых случаях работодатель может ее увеличить. Но он должен знать, когда это допустимо и как оформляется.
    Российская экономика25 октября 2020, 19:00
  • Дробление бизнеса – это бизнес-процесс реорганизации компании, в результате которого вместо одной фирмы появляется ряд новых самостоятельных структур. Эксперт Ассоциации налоговых консультантов Андрей Илларионов рассказывает, что нужно делать, чтобы отбиться от обвинений в незаконном дроблении бизнеса.
    Российская экономика25 октября 2020, 17:00