Чем бизнесмен лучше угонщика, вора и убийцы

Если у вас есть бизнес в России, то вы почти наверняка что-нибудь нарушали. Закон, постановление, предписание, не вовремя подали перечень такой-то или сведения эдакие. А если у вас есть успешный бизнес в России, то к вам почти наверняка приходили сотрудники налоговой, МЧС, Роспотребнадзора (хотя к кому они за последний год только не приходили), префектуры, ЖЭКа и местного лесничества.
Российская экономика / 30 октября 2020, 10:00

Ходят эти прекрасные люди к предпринимателям, потому что бизнес, особенно частный и, главное, не слишком крупный, является в современном российском обществе едва ли не единственным живым организмом.

Вот смотрите, к кому в России можно ходить так, чтобы за это тебе самому ничего не было?

К госкорпорациям нельзя, потому что они большие, государственные, а если чего и нарушают, то проверять это опасно для карьеры и личной безопасности, потому как легко случайно задеть чьего-нибудь сына, свата, племянника или, прости господи, любовника. И потом к госкорпорациям ходят люди из единственного ведомства и строго по согласованию с верхами. Причем согласование это тоже может не спасти от последующих санкций, поскольку ветер с Олимпа все время дует в разные стороны.

К бюджетникам во всякие школы, детские сады, НИИ и поликлиники ходить неинтересно. Там обычно пахнет старым линолеумом и вареной капустой, все злые и совсем некого штрафовать.

К населению тоже не особенно сходишь. Денег у него еще меньше, чем у бюджетников, да и законов, которые оно может нарушить, даже не заметив, мало, а значит, и штрафовать не за что. Поэтому население существует для улучшения статистики МВД по раскрываемости. На худой конец его можно оштрафовать за отсутствие маски или перчаток, но аккуратно, иначе начальство тебя же обвинит в перегибах и злоупотреблениях, поскольку народ злить не велено, он и так не сильно добрый.

Остается малый и средний бизнес. Законами жизнь предпринимателей зарегулирована от подъема до отбоя, но это их почему-то не останавливает и они продолжают что-то там себе продавать, перепродавать, производить, ремонтировать или строить. В России в 2019 году было, по данным Росстата, около 14 млн предприятий малого и среднего бизнеса. Они имеют обороты, прибыль, выручку и вообще живут активной экономической жизнью. Шансов наткнуться при проверке на представителя высокопоставленного семейства крайне низки, «крыши» достойной и бизнесменов тоже нет. А значит, можно смело и внимательно проверять деятельность их предприятий в рамках российского гражданского и уголовного законодательства. И при обнаружении нарушений сперва оштрафовать, потом посадить, а затем снова оштрафовать.

Каждый год на протяжении 20 лет тысячи компаний закрываются и уходят с рынка, потому что их владельцы оказываются в камере или под домашним арестом. Каждый год тысячи предпринимателей переквалифицируются на зонах в швей-мотористок, кочегаров или слесарей.

После тюрьмы или домашнего ареста почти невозможно восстановить не то что бизнес, а собственную жизнь. А значит, невозможно и выплачивать штрафы и возмещать ущерб пострадавшим от незаконной деятельности бизнесменов, потому что затруднительно заработать даже на еду и одежду.

При этом предпринимателей, в отличие от угонщиков, воров и убийц (бытовых, случайно зарезавших по пьяни собутыльника), предпочитают держать в местах заключения максимально долго. Мелких уголовников регулярно освобождают по амнистиям к государственным праздникам, а предприниматели продолжают отсиживать свои сроки до звонка.

Если бы эта тенденция сменилась, если бы судьи, прокуроры, следователи и прочие граждане в погонах, мантиях и с мандатами перестали видеть в бизнесменах замаскированных уголовников, если бы проанализировали основания, по которым «закрывают» предпринимателей, нарушивших закон впервые (а таких в этой среде большинство), то, возможно, были бы шансы на какие-то положительные изменения и в экономике страны. Возможно, предпринимательство перестало бы быть в России одной из самых опасных сфер деятельности. Хотя…

Пока бизнесмены остаются единственной доступной и безопасной для силовиков целью, ничего не изменится. И они так и останутся под вечным подозрением, будто засвеченный в полиции вор-рецидивист.






Также в рубрике

  • Работник нашей организации из-за контакта с больным COVID-19 был вынужден уйти на 14-дневную самоизоляцию. Как в таком случае следует оформить период отсутствия на работе сотрудника, ушедшего на самоизоляцию, и какие отметки необходимо проставить в табеле учета рабочего времени?
    Российская экономика28 ноября 2020, 12:00
  • Ирек Рахманов, основатель LEADS о компании и о рынке финансовых партнерских программ (CPA).
    Банки27 ноября 2020, 15:45
  • Руководитель Центра правовой поддержки бизнеса московской «Деловой России» адвокат Алексей Мишин делится своим мнением о перспективах внедрения Банком России единой межбанковской платформы Банка России по проверке клиентов кредитных организаций по антиотмывочному законодательству: «Знай своего клиента» и сопутствующих им рисках.
    Интервью27 ноября 2020, 13:38
  • Аналитики финансового рынка считают, что председателю Банка России Эльвире Набиуллиной для того, чтобы оценивать происходящие сейчас экономические процессы, необходимо избавляться от розовых очков. Так они среагировали на выступление главы регулятора в Госдуме.
    Банки27 ноября 2020, 13:00
  • Директор Ассоциации налоговых консультантов Владимир Саськов комментирует наиболее интересное дело из числа рассмотренных арбитражными судами в начале ноября.
    Право27 ноября 2020, 12:00