Общенациональный план восстановления экономики РФ – принят быстро, продуман слабо

О достоинствах и недостатках нового плана по восстановлению российской экономики, предложенного правительством рассуждают эксперты на площадке «Финансовой газеты».
Россия / 9 июля 2020, 10:23

Общенациональный план действий – стагнация или технологический прорыв? Пять триллионов рублей на восстановление экономики. Общенациональный план действий, разработанный правительством РФ, рассчитан до 2021 года и предполагает восстановление доходов населения, экономический рост и долгосрочные структурные изменения. Свое мнение по поводу плана высказали эксперты на традиционном круглом столе «Финансовой газеты», прошедшем в режиме онлайн в среду.

Олег Буклемишев, директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ

— Этот план продолжает традицию многих документов, которые правительство составляло в последние годы. Он как бы составлен из кубиков. Минздрав один кубик положил. Другой кубик положило Минэкономразвития. Большой блок принес Минпромторг. В конце большую крышу на это все поставил Минфин. Все, что могло войти в этот план, в него вошло. Отовсюду по кусочку. Широта его необычайна. Поэтому он содержит так много направлений и мер.

Основной недостаток этого плана вытекает ровно из этого самого обстоятельства. В нем не видно руки редактора. Такого рода план должен содержать некие стратегические представления о том, как сцепляются друг с другом все эти меры. Что правительство считает наиболее важным, а что менее важно, и этим можно пренебречь.

Самое главное, не видно trade offs. Мы жертвуем вот этим, чтобы получить вот то. Основная наша цель такая-то, а другими целями мы можем где-то пожертвовать. Такой сборник желаний и планов, на мой взгляд, не способен сработать.

Антон Данилов-Данильян, председатель совета по инвестиционной политике ТПП РФ

— Мы изначально к этому плану относились очень спокойно, поскольку видели антикризисные планы прошлых лет. Все они, действительно, представляли собой некий набор мер. А задачи скорее приклеивались к этому набору.

Поскольку никто не мог показать, насколько выбранные меры, действительно, помогут решить задачи. Меры выбирались исходя из того, что по силам бюджету. Приоритет отдавался тем мерам, которые практически не требовали государственных денег.

С другой стороны, по максимуму учитывались хотелки самых разных слоев – в том числе и бизнеса. Поскольку хотелки – это штука за пределами национальных проектов, их рассматривали вне системы стимулов, направленных на реализацию нацпроектов, которые были сформированы в данном случае два года назад.

То, что мы сейчас слышим – например, о пересмотре основных целей для нацпроекта МСП – это, на мой взгляд, преждевременная и болезненная реакция, вызванная коронакризисом. Не всегда она оправданна.    

Дмитрий Белоусов, руководитель направления анализа и прогнозирования макроэкономических процессов Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования

— Ситуация, в которой мы находимся, продиктовала логику этого плана. Тут есть отличие от нормальной ситуации, так сказать, мирного времени, где мы можем назначить приоритеты, обеспечивающие мероприятия и все остальное, выходящее за пределы приоритетов.

Во-первых, этот план очень краткосрочный. Его цели ограничиваются 2021 годом. Этот план глубоко тактический. План буквально двух операций. Во-вторых, это план, который принимается в условиях очень высокой неопределенности.

Мы понятия не имеем, начнется ли вторая волна коронавируса или чего-то подобного. Мы имеем дело с новым очень странным биологическим видом, и мы понятия не имеем, какая у него биология. И мы понятия не имеем, как возможная новая волна эпидемии сработает на параметры мировой экономики. И российской тоже.


Поделиться в соц.сетях: