Локдауны грозят остановить рост российского ВВП

Россию (и прежде всего Москву) накрыла третья волна пандемии. Одна из причин – провал вакцинации: доля полностью привитых у нас пока не превысила даже 15%. Но и в ряде стран, где она высока, например в Израиле, ситуация тоже обострилась. Винят новые штаммы. Можно ждать и новых локдаунов, как бы власти ни хотели их избежать. Между тем с экономическим ростом в России и без того все было непросто.
Россия / 28 июня 2021, 14:30

Во второй половине июня один за другим были побиты многие пандемические рекорды. Суточные приросты числа инфицированных и умерших в Москве и ряде других регионов превышают прежние максимумы, в том числе показатели апреля – мая прошлого года. Но тогда были объявлены длительные нерабочие дни с сохранением зарплаты и массовые переводы работников на удаленку. 

ВВП тогда, как известно, упал. Правительству пришлось выделить в течение 2020 года до 4 трлн рублей на поддержку бизнеса и населения. Что, впрочем, было значительно ниже, чем в развитых странах. Чего ждать на этот раз? 

В зеркале заднего вида 

Весной этого года российские власти с удовлетворением отмечали, что пандемия не нанесла по-настоящему крупного ущерба отечественной экономике. По последним оценкам Росстата, наш ВВП упал в 2020 году всего на 3%. Хотя летом прогнозировалось до 8%, а осенью – до 3,5–4%. Для сравнения: США потеряли 3,5%, весь мир – 4,8%, страны ЕС – от 7 до 11%. Правда, Китай вырос на 2,3%. 

На самом деле, на что указывали большинство независимых экспертов, не слишком высокие темпы падения ВВП России объясняются структурой ее экономики. В ней преобладают ТЭК, металлургия, химия и ВПК. Предприятия этих отраслей нельзя останавливать даже во время локдауна. Сфера услуг, которая испытала катастрофическое падение даже из-за относительно краткосрочного весеннего локдауна, в России в разы меньше, чем в развитых странах. 

Поэтому позитивные оценки экономической ситуации в стране надо было делить, что называется, на два. И главное – не страдать головокружением от успехов. Что тем не менее все же случилось с правительством и ЦБ. 

Еще в начале месяца на Петербургском международном экономическом форуме представители ЦБ и кабинета министров соревновались в позитивности прогнозов. Глава Банка России Эльвира Набиуллина и министр экономического развития Максим Решетников упорно утверждали, что восстановительный рост в России успешно завершен и к концу II квартала экономика достигнет допандемийных показателей. Ранее на этот прорыв давался минимум целый год. 

Более того, Решетников обещал пересмотреть в июле прогнозы по росту ВВП в целом в 2021 году с нынешних 2,9%. Эльвира Набиуллина, впрочем, подчеркивала, что прогноз ЦБ изначально находится в коридоре 3–4%. 

Контратака вируса 

Конечно, чиновники и правительственные аналитики оговаривались, что все пойдет хорошо в случае дальнейшего отступления вируса. Но он перегруппировался, усилившись индийским штаммом дельта. И началось все по новой (или даже страшнее, чем раньше), так как возникли сомнения в эффективности вакцин против видоизменного врага. 

Власти явно не настроены на введение масштабных локдаунов. В России борьба с пандемией ведется прежде всего в регионах. 

Поэтому мэр Сергей Собянин первым в стране ввел нерабочие дни с сохранением зарплаты, но новых мер поддержки столичного бизнеса не обещал. Более того, ряд секторов обязан обеспечить в месячный срок прививки 60% своих сотрудников. Плюс 30% персонала в очередной раз должны быть переведены на удаленку. 

Общепит (за исключением летних веранд) будет пропускать только привитых (или с отрицательным ПЦР-тестом) посетителей. На ночь ресторанам и ночным клубам предписано закрываться. Закрыты детские площадки. Усилен контроль за масочным режимом. За невыполнение предписаний – высокие штрафы. Не привитым без медицинских противопоказаний – отстранение от работы без сохранения зарплаты. Непонятно только, почему не закрыли пляжи, где сейчас в аномальную жару собралась вся столица. 

Сходные меры предприняли в ряде других регионов. В Подмосковье даже планируют не пускать без QR-кодов в общественный транспорт. Краснодарский край с 1 августа полностью закрывается для непривитых туристов. В Бурятии ввели полноценный локдаун. 

Помогут ли эти меры загасить инфекцию, понять сейчас трудно. Пока вирус побеждает. Но вот то, что сфера услуг и ряд других секторов сбросят темпы роста или даже уйдут в минус, как и в прошлом году, сомнения не вызывает. 

Однако и без вируса с его локдаунами российская экономика развивалась в последнее время отнюдь не семимильными шагами, как в этом были уверены в правительстве, а довольно «вяло», как считают многие независимые эксперты. 

Вялый позитив 

На первый взгляд динамика ВВП к концу весны выглядела неплохо. В январе – феврале спад продолжался, в результате чего I квартал показал, по данным Росстата, падение экономики на 0,7% по сравнению с январем – мартом 2020 года. Но в марте Росстат сигнализировал о росте в 1%. По оценке Минэкономразвития, в январе – апреле рост ВВП в годовом выражении составил 1,8%. При этом в апреле было плюс 10,7% к апрелю предыдущего года. А ведь даже самые смелые эксперты прогнозировали около 6–7%. Как не впасть в эйфорию? 

Но не все так гладко. Во-первых, в Центре развития ВШЭ оспаривают данные Росстата о мартовском росте. По расчетам сотрудников центра, в марте падение ВВП существенно замедлилось, но рост еще не начался. Во-вторых, апрельский сверхуспех прежде всего объясняется крайне низкой базой прошлогоднего апреля, когда экономика находилась в тисках локдауна. Наконец, не до конца ясна картина мая, так как в этом месяце было 10 нерабочих дней. Поэтому точно оценить ситуацию не представляется возможным. 

Она, конечно, весной выправлялась. Во всяком случае можно говорить о выходе российской экономики из пандемийной рецессии. Однако здесь надо учитывать вклад в рост различных секторов. Добывающая промышленность продолжала демонстрировать спад. Но уже не из-за пандемии, а из-за прошлогоднего соглашения ОПЕК+ о добровольном сокращении добычи нефти, который продолжает (пусть и в сокращенном виде) действовать. Ожидать раскрутки ТЭКа ранее II полугодия не стоит. В обрабатывающей промышленности опережающими темпами росли фармацевтика и производство автомобилей. Первая – по причине борьбы с пандемией, вторая – опять же из-за отложенного в прошлом году спроса. Рост мировых цен на сырье и материалы привел к великолепным результатам в черной и цветной металлургии. Правительство даже решило ввести с 1 августа по 31 декабря дополнительные временные экспортные пошлины на металлы с целью перераспределить в пользу бюджета до 165 млрд рублей. Но сфера услуг продолжала только медленно восстанавливаться. 

Впрочем, о росте ВВП весной свидетельствуют косвенные данные. Директор Центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний ВШЭ (ИСИЭЗ) Георгий Остапкович обращает внимание на увеличение в апреле железнодорожных перевозок и потребления электроэнергии. Он также ссылается на последние исследования своего института, согласно которым постепенно восстанавливается Индекс предпринимательской уверенности (ИПУ). Он в апреле – мае колебался в пределах минус 2–3%. Совсем немного осталось до 100% базового показателя. Год назад ИПУ падал до двузначных отрицательных величин. Растет и уверенность руководителей предприятий в развитии их производств, так как растет спрос. Но остается общая, подталкиваемая пандемией неуверенность в завтрашнем дне. 

Коллеги сотрудников ИСИЭЗ из «Центра развития» ВШЭ в «Комментариях о государстве и бизнесе» отмечают еще один негативный фактор. Они обратили внимание не только на неровный рост ВВП, но и на низкие темпы инвестиций. Так, по данным Росстата, в I квартале 2021 года зафиксирован прирост капиталовложений к аналогичному периоду прошлого года всего лишь в 2%. Конечно, полагают авторы, это может свидетельствовать о реальном окончании рецессии. Но в той же мере – и о выделении в экономике ряда «передовых» секторов, стратегически важных именно в период пандемии, при торможении инвестиционного процесса в других видах экономической деятельности. 

Они делают вывод: «Можно говорить хотя и о позитивной, но весьма “вялой” общеэкономической конъюнктуре, а именно о росте инвестиций и ВВП примерно на 2% в год (как и до рецессии). При этом признаков ускорения инвестиционной динамики в соответствии с планами правительства (5,4% среднегодового роста инвестиций до 2030 года) пока не наблюдается, хотя объективные предпосылки к этому есть». 

Таким образом, российская экономика, в отличие от ряда развитых государств, не смогла разогнаться даже в благоприятных марте – апреле. И на фоне контратаки вируса ждать этого от нее точно уже не стоит. 


Поделиться в соц.сетях: