Тройной удар по ВВП

В кабинете министров решили вновь настроить налоговую систему. И для начала увеличить фискальную нагрузку на 400 млрд руб. Это не считая введения с 1 августа экспортных пошлин на металлы, которые принесут в этом году 160 млрд руб. ЦБ же на следующей неделе рассмотрит вопрос о резком повышении ключевой ставки, поскольку в июне инфляция достигла 6,5%. Все это ведет к торможению экономического роста.
Россия / 12 июля 2021, 13:30

В правительстве провели очередное заседание комиссии по бюджетным проектировкам. Как правило, оно проводится в закрытом режиме. Но в этот раз итоги обсуждения просочились в прессу. И не случайно. В Минфине, видимо, решили прощупать почву на тему, как отнесется бизнес к изрядному повышению налогов в период еще далеко не закончившегося коронавирусного кризиса.

Вначале неназванные правительственные источники сообщили о том, что дискутируется предложение ведомства Антона Силуанова дополнительно собирать в год до 400 млрд руб. в течение 2022–2024 годов. В правительстве назвали планируемый шаг «донастройкой» налоговой системы.

Добить металлургов

Фискальные щупальца должны протянуться до четырех основных адресов. В первую очередь, займутся слишком разбогатевшими на благоприятной мировой конъюнктуре металлургами.

100 млрд руб. может принести очередное повышение налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). С 1 января этого года ставку НДПИ для производителей удобрений, черных и цветных металлов уже резко повысили. В ст. 342 Налогового кодекса ввели так называемый коэффициент Крента (его значение зависит от вида сырья и соблюдения ряда условий), благодаря которому налоговые сборы увеличились в 3,5 раза. В результате, например, фискальные сборы на калийные соли увеличились с 4,8% от продажной стоимости до 13,3%. На руды цветных металлов – с 8 до 28%, чёрных – с 4,5 до 16,8%, горно-химическое неметаллическое сырье – с 5,5 до 19,25%. Не тронули пока драгоценные металлы и алмазы.

Всего ФНС приказано дополнительно собрать в этом году с металлургов и производителей удобрений 56 млрд руб. Прошлой осенью, когда решался этот вопрос, увеличение НДПИ объяснялось необходимостью противодействовать пандемии в условиях дефицитного бюджета 2021 года.

В июне уже этого года правительство по предложению Минэкономразвития увеличило (пока только на период с 1 августа до 31 декабря) экспортные пошлины на металлы. Цена вопроса – 160 млрд руб. Глава МЭР Максим Решетников и первый вице-премьер Андрей Белоусов обещают, что это будет не слишком разорительно для металлургов, так как изымет из их прибыли не более 20-25%. В условиях существенного роста цен на металл на мировых рынках это, по их мнению, не смертельно. Но Белоусов давно предлагал отобрать лишнее у заводов, якобы не доплачивающих в бюджет и завышающих внутренние цены на свою продукцию. Хотя металлурги уже и обещали правительству поставлять продукцию на государственные стройки по прежним ценам.

Иными словами, ситуация неоднозначная. Тем не менее правительство готово еще раз увеличить НДПИ уже на 100 млрд руб. в год. Но на этот раз может не повезти и производителям драгметаллов, а также алмазов. Насколько этот шаг ослабит конкурентоспособность отечественных производителей на мировых рынках, станет ясно уже в ближайшее время.

Кто еще доплатит

Около 90 млрд руб. в правительстве намерены собрать за счет  корректировки и расширения режима налога на дополнительный доход (НДД) для нефтяной отрасли. ТЭК и так перегружен налогами. Но остаются еще резервы. Предполагается ликвидировать налоговые льготы для практически выработанных месторождений или тех, где добывается слишком вязкая нефть.

Эта инициатива также вызывает недоумение. Сокращение добычи в рамках соглашения ОПЕК+ неизбежно прекратится. Потребуется увеличение производства нефти, несмотря на начало глобального процесса декарбонизации. Последствия зеленой революции трагично скажутся на потреблении углеводородов совсем не так скоро, как считают некоторые эксперты. Напротив, текущее недофинансирование добычи и разведки в перспективе ведет к взлету цен на нефть. Спрос на нее продолжает расти. В этих условиях сдерживать развитие небольших месторождений едва ли оправданно.

Еще дополнительно 100 млрд руб. в год должна обеспечить перестройка системы уплаты акцизов. Так, на заседании бюджетной комиссии обсуждалась возможность дальнейшего увеличения акцизных ставок на некоторые виды алкоголя. Хотя в правительстве наверняка осведомлены об оценках размеров контрафакта со стороны экспертов рынка – до трети крепких напитков производятся и реализуются вне рамок системы ЕГАИС. Дальнейший рост ставок может привести не к росту доходов бюджета, а, наоборот, к их сокращению.

Более уместным выглядит предложение о введении акцизов на сладкие газированные напитки. В ряде стран уже пошли на этот непопулярный среди части потребителей шаг, так как избыточное потребление сахара ведет ко многим хроническим болезням. Но, с другой стороны, в условиях продолжающегося роста цен на продовольственные товары (этот процесс, правда, в июне, по данным ФАО, в мире приостановился) удорожание безалкогольных напитков может привести к неоднозначной реакции населения.

Наконец, остальные деньги (также около 100 млрд руб.) принесет «донастройка» налогообложения состоятельных физлиц.

Подробности  этой идеи правительственные источники донесли до прессы в последнюю очередь. Правда, речь идет не о всех 100 млрд. Пока нашли 45 млрд руб. Минфин, по информации ряда источников, близких к правительству, предлагает повысить страховые взносы с зарплат, превышающих 122 тыс. руб. в месяц. Сейчас работодатели (за исключением получивших в прошлом году страховые льготы МСП) платят в ПФР 22% с фонда заработной платы до тех пор, пока зарплата накопленным итогом не превысит 1,46 млн руб. в год. После этого ставка уменьшается до 10%.

В Минфине намерены повысить лимит выше 1,46 млн руб., что заставит работодателей и дальше делать отчисления по обычному, а не по льготному тарифу. Видимо, недостающие 55 млрд руб. планируют собрать за счет дальнейшего повышения прогресса в ставке НДФЛ.

Фискальные бенефициары

Решение о существенном увеличении налоговой нагрузки еще не принято, а только обсуждается. Но, как правило, такого рода правительственные инициативы быстро реализуются. Зачем это нужно, когда коронавирусный кризис еще не закончился?

Конечно, восстановительный экономический рост развернулся в полной мере. По расчетам экспертов «Центра развития» ВШЭ уже в мае рост ВВП в годовом выражении достиг 3,2%. Напомним, что бюджет-2021 рассчитан исходя из 3,3%. Темпы развития российской обрабатывающей промышленности вошли в мировой топ-5. Есть положительные сдвиги в деловой активности даже в сфере услуг. Но при этом эксперты ВШЭ предупреждают, что динамика российской промышленности пока остается неустойчивой.

В конце июня Россию захлестнула третья волна коронавируса. ВОЗ предупреждает о неизбежности четвертой. Продолжается рост цен. В июне темпы инфляции в годовом выражении составили 6,5%. В первую неделю июля – 6,6%. Большинство экспертов ожидает увеличения ключевой ставки 23 июля на 1 п.п. до 6,5%, а некоторые допускают, что и до 7,5%. Кредиты производителям непременно станут еще дороже.

В условиях сохраняющихся санкций (а ожидаются и их новые порции) ожидать заметных иностранных инвестиций явно не стоит. Возможности роста инвестиционных капиталов из бюджета и ФНБ также ограничены, так как бюджет-2021 был сверстан с дефицитом в 2,4% ВВП, а 2022 – в 1% ВВП.

И в этих условиях наращивание фискального гнета приведет лишь к замедлению инвестиционного спроса, а значит и к торможению темпов роста ВВП. К тому же любые решения о повышении налогов всегда стимулируют экономическую неопределенность, которую большинство опрашиваемых ежемесячно Росстатом руководителей предприятий ставят на первое место среди факторов, препятствующих росту. Поэтому, например, эксперты ВШЭ считают «целесообразным создание условий для роста оптимизма, снижения неопределенности и адаптации разнообразных мер господдержки (не только финансовых, но и нацеленных на формирование позитивных ожиданий у производителей и потребителей)».

Есть и другая проблема. Трехлетний бюджет рассчитан на основе средней цены на нефть в $43-45 за баррель. Между тем, ее котировки уже закрепились в коридоре $72-77. И имеют шанс расти дальше. Если этот процесс не пойдет вспять, то в 2021–2022 годах дополнительные доходы от нефти могут дойти до 1,5 трлн руб. Зачем с такими деньгами вообще идти на увеличение налогов, даже для отдельных отраслей?

Ответ один. В правительстве, по неофициальным данным, разработали ряд прорывных проектов для ускорения социально-экономического развития. Минэкономразвития остановилось пока на 38 проектах, оцениваемых в 5,6 трлн руб. Реализация такого рода документов запланирована до 2025 года. Все проекты разделены по пять основным блокам: «Новая высокотехнологичная экономика», «Агрессивное развитие инфраструктуры», «Новый общественный договор», «Клиентоцентричное государство», «Национальная инновационная система».

Задумки правительственных реформаторов, может быть, не так и плохи. Более того, без них ускорить рост ВВП до показателей, превышающих среднемировые, вероятно, просто невозможно. Но эти проекты обсуждались в этом году в весьма узком кругу. Далеко не все авторитетные эксперты были допущены к этой работе. Публичного обсуждения вообще не было.

Получается, что рост налоговой нагрузки предназначен для обеспечения ресурсами неизвестных даже бизнес- и экспертному сообществам радикальных идей. Как правило, это не приводит к их успешной реализации.


Также по теме


Россию (и прежде всего Москву) накрыла третья волна пандемии. Одна из причин – провал вакцинации: доля полностью привитых у нас пока не превысила даже 15%. Но и в ряде стран, где она высока, например в Израиле, ситуация тоже обострилась. Винят новые штаммы. Можно ждать и новых локдаунов, как бы власти ни хотели их избежать. Между тем с экономическим ростом в России и без того все было непросто.
Поделиться в соц.сетях: