Возвращение ВВП

Сбылись оптимистические прогнозы председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной. Отечественная экономика восстановилась быстрее предполагавшегося. По оценке Минэкономразвития, уже в июне ВВП достиг допандемийного уровня. Экономический рост продолжается. Осталось обуздать инфляцию – таргет ЦБ превышен ею более чем в 1,5 раза.
Россия / 2 августа 2021, 13:30

Начало 2021 года не предвещало быстрого роста ВВП. Тем более что в большинстве регионов зимой сохранялись карантинные меры, введенные из-за второй, осенней волны коронавируса. Падение экономики в I квартале продолжалось.

Правда, от месяца к месяцу процесс замедлялся. В марте даже был прирост в 1%. Но по итогам января – марта ВВП сократился на 0,7%. Упали реальные располагаемые доходы населения (по уточненным данным Росстата, на 3,7%). Конечное потребление домашних хозяйств уменьшилось на 1,9%. Зато резко выросли цены.

В марте инфляция в годовом выражении доходила до 5,8%, несмотря на таргет ЦБ на уровне 4%. Именно рост цен, как считали большинство экспертов, и сказался на падении доходов населения.

В ожидании подъема

Однако и в правительстве, и в ЦБ, и в экспертном сообществе не сомневались, что опережающий восстановительный рост не за горами и к допандемическому уровню российская экономика выйдет уже к середине лета. Главный экономист Альфа-Банка Наталия Орлова на апрельской конференции в Высшей школе экономики утверждала, что II квартал покажет рост в 8–10%. Тогда в это верилось с трудом.

Но постпандемическое ускорение в мировой экономике не могло не добраться и до России. Даже временные (как оказалось позднее) отмены карантинных мер и насыщение рынков ликвидностью от центральных банков развитых стран привели к восстановлению промышленности, сельского хозяйства, розничной торговли и даже (частично) сферы услуг. Резко возросли цены на металлы, продукцию ТЭК и продовольствие. С одной стороны, это подстегивает внутреннюю инфляцию, но с другой – сказывается на росте экспорта. Хотя по темпам роста он и уступает импорту.

В результате, по оценкам Минэкономразвития, опубликованным 28 июля, отечественный ВВП на самом деле достиг допандемического уровня в июне – плюс 0,1% по сравнению с итогами IV квартала 2019 года (с учетом снятия сезонного фактора).

Остальные июньские показатели, приведенные министерством, впечатляют еще больше. Прирост ВВП к июню 2020 года составил 8,5% год к году. II квартал этого года к аналогичному периоду прошлого года – плюс 10,1% г/г. Впрочем, если сравнить их с предыдущими месяцами, то рекорды несколько меркнут (в апреле рост составил 10,8%, в мае – 10,9%).

Перспективы роста

ВВП в I полугодии возрос по отношению к тому же периоду прошлого года на 4,6%. Но необходимо учесть, что столь высокие показатели во многом объясняются крайне низкой базой ковидного года. И заместитель министра экономического развития Полина Крючкова этот факт полностью принимает, но подчеркивает, что реальный опережающий рост все-таки состоялся. О чем говорит сравнение с докризисным 2019 годом. Так, июнь к июню вырос на 1,9%. Квартал к кварталу – плюс 1,5%. Более того, по мнению Крючковой, «в целом потенциал восстановления пока не исчерпан – до конца года ожидаем продолжения роста экономики».

Бюджет-2021 рассчитан, исходя из темпов роста в 3,3%. Позднее Минэкономразвития давал еще более скромную оценку – 2,9%, хотя ЦБ и настаивал на 4–4,5% в 2021 году. Сейчас Минэкономразвития дает уже 3,8%, а МВФ настроен еще оптимистичнее и прогнозирует 4,4% увеличения российского ВВП в этом году. То есть отечественная экономика не только должна восстановиться по отношению к началу 2020 года (в прошлом году ВВП упал на 3%), но даже подрасти на 1,5–2%. Впрочем, примерно так (не слишком напористо) наша экономика и ведет себя уже лет 10. К тому же аналитики МВФ считают, что в 2022 году темпы роста ВВП существенно снизятся.

Но это может случиться уже и в этом году. Расчеты индекса бизнес-потенциала Высшей школы экономики свидетельствуют о том, что после уверенного подъема в апреле и мае этого года до максимально позитивной отметки 99,9% в июне тот снизился до 99,8%. Есть опасения, что активная фаза реабилитации экономики близка к завершению. Более того, высока вероятность умеренного сжатия деловой активности уже в июле – сентябре.

Лидеры и аутсайдеры

Полина Крючкова отметила, что допандемийные уровни «уверенно превышает выпуск ключевых несырьевых отраслей». Обрабатывающая промышленность, сельское хозяйство, строительство увеличили производство в июне (к тому же периоду прошлого года) на 5%, в мае – на 4%. Добывающая промышленность, напротив, продолжает демонстрировать спад – минус 2%. Но это происходит в основном за счет выполнения Россией соглашения ОПЕК+. Однако сокращение производства нефти постепенно уходит в прошлое. Поэтому в правительстве ждут выхода на докризисный уровень и добывающих отраслей к началу 2022 года. Но пока, в отличие от внутреннего спроса, чистый экспорт, по оценке Минэкономразвития, вносит отрицательный вклад в ВВП. Основная причина – более быстрое наращивание физических объемов товарного импорта.

Ситуация на потребительском рынке остается нестабильной. По оценке Минэкономразвития, в июне восстановление замедлилось. Суммарный оборот розничной торговли, общепита и платных услуг оказался на 0,5% ниже допандемийного уровня. В мае – минус 0,2%.

В секторе услуг восстановление продолжается. Но показатели в этой сфере еще не достигли былых значений. Так, платные услуги населению находятся ниже уровня IV квартала 2019 года на 0,6% (с исключением сезонного фактора). С ресторанами и кафе вообще все плохо – оборот общественного питания уступает показателям позапрошлого года на 6,8%.

Самая же тревожная проблема восстановительного роста ВВП – слишком высокие темпы инфляции. В июле она достигла 6,6%. Затем ее темпы немного притормозили до 6,5%. В последнюю июльскую неделю цены и вовсе не изменились. Но здесь сказываются дефляционные факторы, связанные с новым урожаем. Однако таргет ЦБ превышен более чем в 1,5 раза.

Портрет на фоне инфляции

Бюджет-2021 рассчитан, исходя из инфляции 3,7%. Еще в апреле в Банке России обещали снизить темпы роста цен к концу этого года до 4,7–5,1%. Позднее Эльвира Набиуллина ждала возврата к таргету во второй половине будущего года. Последний прогноз ЦБ, сделанный одновременно с повышением ключевой ставки на 100 б. п., звучит еще менее определенно: снижение инфляции до 4,0–4,5% в 2022 году.

Тема все больше беспокоит Владимира Путина. На прошлой неделе он провел очередное совещание в онлайн-режиме с министрами и главой ЦБ. Обвинив в раскрутке мировой инфляции, которая заразила и российскую экономику, дефицит бюджета США, который гасится масштабной эмиссией доллара, президент все же признал и внутренние вызовы. Он призвал продолжить с ними борьбу на макроэкономическом (ЦБ) и отраслевом уровне (правительство), но исключительно «выверенными» средствами.

По-видимому, президент поддерживает политику ЦБ, повышающего ключевую ставку (23 июля ее довели до 6,5%), а также попытки правительства директивным образом запретить расти ценам на продовольствие и металлы. Пока получается не очень.

Может быть, денежным властям стоило попробовать, как предлагают некоторые эксперты, повысить курс рубля, прекратив скупать избыточную валюту на внутреннем рынке. Впрочем, слабый рубль и высокая инфляция выгодны бюджету и экспортерам. Поэтому не стоит ожидать совсем уж резких шагов в этом направлении.

На этом неустойчивом фоне вызывает некоторое удивление резкий скачок в росте реальных располагаемых доходов населения, отмеченный Росстатом. Во II квартале они выросли на 6,8% к аналогичному периоду прошлого года, а к I кварталу этого – на целых 16,1%.

Частично это можно объяснить реальным ростом зарплат на 3%, а также уменьшением безработицы. Но главный, видимо, вклад в такой успех внесла все же чрезвычайно низкая база доходов в прошлом году. Кстати, ряд экспертов справедливо отмечают, что доходы выросли бы и еще больше, если бы не все та же инфляция.


Поделиться в соц.сетях: