Республиканцы и демократы в борьбе за энергетику США

Нефть и газ занимают центральное место в американской политической жизни. Сегодня у партий достаточно четкие представления об энергетике: демократы пытаются заменить черное золото альтернативными источниками, а республиканцы, напротив, защищают нефтяной сектор. Формирование двух противоположных энергетических концепций началось еще в предыдущем столетии.
Мир / 28 января 2021, 11:00

Топливное противостояние

Энергетическая политика США на протяжении большей части XX века зависела от волатильности мирового рынка углеводородов. В 1973 году Организация арабских стран – экспортеров нефти (ОАПЕК) ввела эмбарго на поставки нефти для государств, которые поддерживали Израиль во время Войны Судного дня. Данный шаг вызвал небывалый рост нефтяных цен, несмотря на отмену эмбарго в марте 1974 года. В ответ администрация президента-республиканца Ричарда Никсона содействовала проведению энергетической конференции в Париже, которая заложила основу для создания Международного энергетического агентства (МЭА) в ноябре 1974 года (тогда президентом уже был республиканец Джеральд Форд). МЭА призвало западные государства уменьшить свою зависимость от ближневосточной нефти, диверсифицировать свои источники энергии и принять политику, способствующую сокращению потребления нефти. В 1975 году США создали Стратегический нефтяной резерв для укрепления энергетической безопасности. Но зависимость Штатов от ближневосточных углеводородов не уменьшилась, напротив, даже увеличилась. Американцы вышли из опасного положения благодаря усилиям дипломатов и улучшению отношений с Саудовской Аравией.

К началу XXI века республиканцы и демократы постепенно пришли к противоположным точкам зрения по энергетической проблеме. Лидеры Демократической партии в то время считали, что США должны отказаться от наращивания импорта нефти. Они видели проблему в том, что страна зависит от зарубежных корпораций, которые часто не разделяют американские ценности и интересы. В качестве альтернативы демократы предлагали снижение национального энергопотребления.

В марте 2000 года на фоне роста нефтяных цен президент Билл Клинтон и вице-президент Альберт Гор объявили о необходимости запуска «Программы по повышению уровня энергетической безопасности страны». В документ были включены четыре меры: создание дополнительной региональной системы резервных запасов топлива для обогрева жилых и административных зданий, увеличение и модернизация хранилищ Стратегического нефтяного резерва, ввод налоговых льгот для снижения воздействия высоких нефтяных цен на рост ВВП, прямое субсидирование новых энергосберегающих технологий (до $1,4 млрд ежегодно).

В итоге в программу Демократической партии вошли следующие пункты: развитие возобновляемых источников энергии с упором на биотопливные сельскохозяйственные культуры, налоговые льготы для производства экономичных гибридных автомобилей, увеличение добычи нефти и газа на Аляске и в Мексиканском заливе, поддержка новых технологий в сфере тепловых электростанций и ГЭС при сокращении угля в качестве топлива, сокращение энергопотребления (в том числе и для частного сектора).

Республиканцы не спешили продвигать новые законодательные решения в обеих палатах конгресса, а в сенате до конца правления Билла Клинтона не было принято никаких решений по его проекту. В июле 2000 года президент подписал временное исполнительное распоряжение о создании дополнительного резерва жидкого топлива для ЖКХ в северо-восточных штатах.

Джордж Буш-младший после победы на выборах не только не ликвидировал систему, но даже сделал дополнительные запасы постоянными. Для борьбы с дефицитом снабжения зимой и стабилизации внутренних цен. Политик выражал интересы крупных энергетических компаний, поэтому выступал за стимулирование добывающих компаний на территории США и поддерживал американскую угольную и атомную энергетику (в противовес демократам). В стратегию президента были включены следующие пункты: разведка новых месторождений угля, нефти и газа в США; облегчение лицензий на добычу и переработку нефти, газа и шельфовых запасов метановых гидратов; использование законсервированных месторождений в природных заповедниках; повышение внутренних закупочных цен на сырье до уровня рентабельной работы малых и средних добывающих компаний; расширение налоговых льгот для модернизации АЭС; разработка технологий «чистого угля».

Республиканцы столкнулись с противодействием демократического большинства в сенате, поэтому пришлось действовать административным путем. В августе 2005 года после долгой полемики и компромисса между партиями вышел закон об энергетической политике. Так, потребители энергии получили право на налоговые послабления при дополнительной теплоизоляции стен, окон и солнечных нагревательных панелей и покупке транспорта на смешанных видах топлива. Республиканцы при этом смогли сохранить выгодное для традиционного энергетического бизнеса распределение бюджетных трат. Демократы не получили расширенного перехода к возобновляемым энергетическим источникам. Стратегия республиканцев, впрочем, не помешала росту нефтяных цен.

Сланцевый фактор

В конце 2000-х годов на фоне мирового кризиса республиканцы и демократы стремились сократить зависимость Штатов от импорта нефти. Во время предвыборной кампании Барак Обама критиковал администрацию Джорджа Буша-младшего за отсутствие широкой поддержки возобновляемых источников энергии. В 2008–2012 годах администрация Барака Обамы пыталась форсированно превратить возобновляемые источники энергии в рентабельную отрасль, модернизировать традиционные энергоотрасли и поддержать внутреннюю добычу нефти и газа. Впрочем, из-за экономической рецессии демократам пришлось начать целевое субсидирование производителей традиционных видов топлива.

В марте 2010 года администрация Барака Обамы пошла на уступки конгрессменам, открыв глубоководные участки на побережье Атлантического океана и северного побережья Аляски. Но уже через месяц, в апреле, произошел крупнейший в американской истории разлив нефти в Мексиканском заливе, поэтому президент начал ужесточать экологические требования. В конце 2011 года Барак Обама установил пятилетний мораторий на освоение ресурсов континентального шельфа, что уже было серьезным ударом по нефтяным компаниям.

Неудачи были компенсированы за счет сланцевой революции. С этого времени американцы резко увеличили добычу легкой нефти из низкопроницаемых коллекторов и сланцевого газа с помощью технологии гидроразрыва пласта и наклонно-направленного бурения. Новые методы добычи, впрочем, стали наносить существенный вред экологии, а у нефтегазовых продуктов было найдено множество примесей и выявлено высокое содержание метана.

Несмотря на это, добыча нефти и газа в США резко выросла и американцы опередили все страны по объемам добычи этих ресурсов. В 2005 году импорт нефти в Штаты составлял 10,1 млн баррелей сырой нефти в сутки, но в 2014 году он снизился (благодаря сланцевой добыче) до 7,3 млн баррелей в сутки.

Администрация Барака Обамы также начала трансформировать инфраструктуру выработки СПГ в экспортную. За 2008–2014 годы добыча газа увеличилась в семь раз. Но администрация не предпринимала действий по изменению порядка выдачи разрешений на экспорт газа в государства, которые не входили в зону свободной торговли с США. Барак Обама также не хотел отменять эмбарго на экспорт сырой американской нефти. В декабре 2015 года в конгрессе в противовес администрации демократы и республиканцы заключили сделку. Так, в обмен на отмену эмбарго Демократическая партия получила продление налоговых льгот для ветряной и солнечной энергии на пять лет и меры по защите экологии. Барак Обама в свою очередь подписал и ратифицировал Парижское соглашение по климату без одобрения сената. Демократы были уверены, что этот шаг ускорит развитие возобновляемой энергетики внутри США.

Актуальная политика

Во время подготовки к президентским выборам 2016 года не прекращались дискуссии по поводу влияния сланцев на окружающую среду. Республиканцы традиционно поддерживали нефтедобывающую и газодобывающую промышленность и выступали против ввода любых ограничений. У многих нефтяных и газовых корпораций к середине 2010-х уже была доля в сланцевой добыче. Один из кандидатов в президенты от Республиканской партии Джеб Буш, как и его старший брат Джордж Буш-младший, был связан с нефтедобывающими предприятиями. Он сомневался в том, что глобальное изменение климата зависит от производства углеводородов. В противовес «зеленым» политик поддерживал идею энергетической независимости Америки. Другой кандидат-республиканец – Рэнд Пол придерживался традиционных взглядов на энергетику, активно поддерживал добычу сланцевого газа и продвигал идею о широких поставках ресурса в Европу.

На фоне традиционной риторики республиканцев было удивительно, что главный кандидат от Демократической партии Хиллари Клинтон придерживалась схожих взглядов. Политик поддерживала бурение скважин на шельфе и придерживалась неоднозначной позиции по нефтепроводу Keystone XL. Также Хиллари Клинтон стремилась продать сланцевую технологию в Европе, что потенциально могло ударить по экологии. Другие кандидаты-демократы – Мартин О’Мэйли и Берни Сандерс придерживались позиции своей партии по экологии. Стоит отметить, что поражение Берни Сандерса произошло в том числе из-за радикальной позиции по энергетике. К примеру, он выступал за запрет применения гидроразрывов, что на пике сланцевой революции было невозможно.

Дональд Трамп за время своего правления ожидаемо поддерживал нефтегазовые предприятия. Администрация стремилась придерживаться нового энергетического плана. Его основными пунктами являлись использование сланцев и нефтегазовых запасов США как финансового ресурса, внедрение «чистых» технологий в угольные предприятия и возобновление угольной добычи, увеличение производства всех типов энергии, расширение экспорта нефти и газа, достижение независимости от ОПЕК. В 2017 году Дональд Трамп дал разрешение на возведение нефтепровода Keystone XL и вышел из Парижского климатического соглашения.

Команда Джозефа Байдена, нового президента США, в противовес политике предшественника составила пакет мер по энергетике. Администрация планирует бороться с загрязнением на нефтегазовых предприятиях, работать с конгрессом над принятием закона о «нулевых выбросах» к 2050 году, инвестировать $400 млрд в течение 10 лет в «чистую» энергетику и инновации в этой сфере, декарбонизировать (снизить выбросы углекислого газа) электроэнергетический сектор к 2035 году, электрифицировать транспортный сектор США и добиться «нулевых» выбросов парниковых газов к 2050 году. В день своей инаугурации, 20 января 2021 года, Джозеф Байден вернул Штаты в Парижское климатическое соглашение и отозвал разрешение на строительство нефтепровода Keystone XL.

В целом полемика между двумя партиями в США не ослабляется. Последние президентские выборы и активные действия администрации Джозефа Байдена продемонстрировали непримиримость позиций демократов и республиканцев по энергетической проблеме.


Поделиться в соц.сетях:




Также в рубрике

  • Ключевым вопросом проектного финансирования становится господдержка низкомаржинальных проектов в регионах. На минувшей неделе на площадках Минстроя РФ обсудили программы субсидирования низкомаржинальных проектов жилищного строительства.
    Госрегулирование9 апреля 2021, 21:21
  • Бывают ситуации, когда ты платишь страховой, а не она — тебе. В каких случаях такое возможно и что нужно сделать, чтобы «не попасть на деньги».
    FinПросвет9 апреля 2021, 19:27
  • Меньше чем через год начнется тестирование цифрового рубля. Об этом заявила первый зампред ЦБ РФ Ольга Скоробогатова, представляя концепцию «третьей формы национальной валюты». До конца 2021 года регулятор создаст прототип платформы е-рубля. Весь 2022-й отводится на ее испытание, после чего будет сформирована дорожная карта внедрения новой валюты. Но ряд условий, на которых будет обращаться эта валюта, Банк России уже определил.
    Госрегулирование9 апреля 2021, 16:20
  • Индекс Мосбиржи начал тестировать сильную поддержку, пробой которой спровоцирует усиление продаж. Рубль возобновил снижение на не очень хорошем внешнем фоне и в преддверии выходных.
    Рынки9 апреля 2021, 15:40
  • Сложное и дорогостоящее лечение может обойтись в сотню тысяч рублей, а то и больше. Часть расходов на высокотехнологичное лечение можно вернуть за счет налогового вычета. А если еще сэкономить на кешбэке и грейс-периоде по кредитной карте, получится тройная выгода.
    PROденьги9 апреля 2021, 15:01