Нефтяное ралли близится к завершению

Многие аналитики не исключали снижения цен на нефть в район $50, а то и ниже. Они опасались, что увеличение добычи странами ОПЕК+ приведет к переизбытку на рынке из-за сокращения спроса со стороны Европы, которую накрыла третья волна COVID-19. Но этого не случилось.
Мир / 6 апреля 2021, 21:58
Динамика котировок нефти марки Брент

Котировки не дрогнули, даже когда к ЕС с его карантинными ограничениями присоединились Япония, Индия, Турция, Бразилия и еще ряд стран. Просадки быстро выкупаются в рамках глобального подорожания сырья, однако и о продолжении быстрого роста говорить не приходится.

Причин устойчивости цен на нефть (и даже их небольшого роста) было несколько. Но главная из них – общее удорожание почти всех сырьевых товаров, ставшее следствием накачки мировой финансовой системы ликвидностью. Так, только с начала 2021 года котировки алюминия выросли на 20%, меди – на 28%, никеля – на 8%, железной руды – на 23%. Нефть возглавляет этот перечень с показателем 33%.

Другим драйвером роста ее котировок является восстановление спроса, которому способствуют глобальная вакцинация и активизация деловой активности в 2021 году, говорит главный аналитик УК «Ингосстрах – Инвестиции» Заурбек Бигаев. К этому можно добавить сокращение накопленных весной прошлого года запасов. ОПЕК полагает, что к августу показатель снизится до среднего за последние пять лет уровня.

Иран и авиация

Главным же риском для нефти аналитики единодушно называют продолжение роста числа заболевших COVID-19, в том числе из-за более низких темпов вакцинации населения, чем это ожидалось еще в начале года. «Также стоит отметить и переговоры между США и Ираном, первый раунд которых прошел недавно в Вене, по возвращении к условиям Тегеранской ядерной сделки 2015 года, – добавляет аналитик ГК “ФИНАМ” Андрей Маслов. – По достижении договоренностей могут быть ослаблены или сняты санкции с нефтяного сектора Ирана, что увеличит предложение на мировом рынке нефти и создаст давление на нефтяные котировки».

Еще одним негативным фактором являются и низкие темпы восстановления транспортных потоков из-за уменьшения передвижения населения, прежде всего авиацией, которая является крупным потребителем топлива. Здесь совсем не радужно. В феврале Международная ассоциация воздушного транспорта (IATA) ожидала, что объем авиаперевозок в этом году достигнет лишь 50% от уровня 2019 года, и «это лучшее, чего можно достичь».

Не стоит сбрасывать со счетов и технический анализ. «В марте рынок уже тестировал сегодняшние уровни, тогда мы увидели, что котировки не смогли удержаться на данных отметках даже на короткое время, – предупреждает заместитель директора департамента рынков капитала УК Accent Capital Сергей Макаров. – Это говорит о сильном сопротивлении и заставляет задуматься о повторении мартовского сценария».

В целом же большинство экспертов не ждут существенного падения котировок в ближайшее время. Хотя некоторые опасения все же есть. «Мы считаем текущий рост цен на нефть избыточным и видим риски движения к нижней границе диапазона $60–70 за баррель марки Brent на фоне невнятных перспектив по восстановлению мирового спроса на нефть, – говорит управляющий эксперт Промсвязьбанка Екатерина Крылова. – Фундаментально ждем перехода рынка к избытку предложения нефти ввиду возврата 2,1 миллиона баррелей в день со стороны ОПЕК+ с мая по июль и роста поставок Ирана вопреки санкциям».

Прогнозы цен нефти на май

Эксперт

Компания

Цена, $/барр.

Андрей Маслов

ГК «ФИНАМ»

62–67

Ксения Лапшина

QBF

60–65

Заурбек

Бигаев

УК «Ингосстрах – Инвестиции»

64–67

Екатерина Крылова

Промсвязьбанк

60–70

Источник: «Финансовая газета»

ОПЕК+ и США

Еще одним немаловажным фактором, вселившим уверенность в нефтяных трейдеров, было прошедшее в конце апреля заседание ОПЕК+. Его участники не только не стали созывать министерскую встречу, ограничившись заседанием мониторингового комитета, но и провели его буквально за несколько часов, отмечает аналитик инвесткомпании QBF Ксения Лапшина. Все страны, включая Россию, сошлись в едином мнении, что действующие условия сделки, принятые 1 апреля, соответствуют текущей ситуации и не требуют корректив. Заседание ОПЕК+ в связи с этим было перенесено на 1 июня.

Из этого можно сделать простой вывод: нефтяные державы не только удовлетворены нынешним состоянием дел в отрасли, но и не видят рисков падения цен, а также не испытывают опасений относительно увеличения добычи в США. Одним из главных аргументов противников повышения квот добычи в рамках соглашения ОПЕК+ было опасение, что дорогая нефть приведет к бурному росту добычи американскими «сланцевиками» и вытеснением «классических» нефтедобытчиков с их традиционных рынков. Но этого пока не происходит.

В начале 2020 года США вышли на пиковый объем добычи – порядка 13 млн баррелей в сутки. Но весной прошлого года первый удар пандемии совпал с «ценовой войной» на рынке нефти, и к июню 2020 года американская добыча снизилась до 11 млн баррелей, с тех пор расти не спешит. Более того, в отдельные моменты, (например, в период аномальных холодов) показатель и вовсе опускался ниже 10 млн баррелей.

При этом, по оценкам аналитиков ГК «ФИНАМ», себестоимость добычи в США колеблется в диапазоне $25–35 за баррель, примерно вдвое выше, чем в России, а бурение новых скважин может быть эффективно при стоимости нефти на уровне $45–50 за баррель. И все же значимого роста добычи не ожидается. Так, Управление энергетической информации (EIA) Минэнерго США прогнозирует, что среднедневной показатель добычи в 2021 году останется на нынешнем уровне – 11 млн баррелей, а в следующем возрастет на 0,9 млн баррелей.

Во многом это связано с тем, что большую роль в общем объеме нефтедобычи страны играют мелкие компании, которые финансируются за счет инвестиционных средств. И уровень задолженности многих из них просто не позволяет инвесторам вкладывать новые капиталы. Об этом говорит и статистика буровой активности в США: число активных буровых установок сейчас вдвое ниже, чем в марте 2020 года. Между тем сланцевая добыча требует постоянного ввода новых скважин в эксплуатацию, поскольку срок их дебета непродолжителен.

Опек

 

Фавориты «нефтянки»

Несколько противоречивы взгляды аналитиков на дальнейшую динамику акций российских нефтяных компаний. «Текущие цены на нефть, которые фактически находятся на предковидных уровнях, не предполагают наличия большого потенциала для дальнейшего роста, – считает Бигаев. – К тому же по итогам 2020 года финансовые результаты большинства нефтяных компаний оказались под давлением на фоне ограничений на добычу нефти, в связи с чем мы не ожидаем высоких дивидендных выплат».

Ксения Лапшина предлагает сделать ставку на «Газпром нефть», «так как бумаги за последний год заметно отстали в динамике от своих конкурентов». «С учетом роста добычи нефти, сохранения высоких дивидендных выплат, разработки новых месторождений акции “Газпром нефти” на среднесрочном горизонте могут превысить отметку в 400 рублей», – полагает она. Таким образом, ее оценка потенциала роста бумаги превышает 12%. Аналитик ГК «ФИНАМ» Сергей Кауфман обозначил целевую цену для акций данного эмитента в 404 рубля. Екатерина Крылова ждет роста «Газпром нефти» до 394 рублей.

Отличаются от других аналитиков взгляды QBF на акции «Роснефти». «Компания отличается непрозрачной дивидендной политикой, низкими дивидендными выплатами, а также дороже оценена по фундаментальным показателям относительно конкурентов, – говорит Ксения Лапшина. – “Роснефть” не входит в число наших фаворитов». В то же время Кауфман не исключает роста акций примерно на 10% к 590,8 рубля. Крылова оптимистичнее – прогнозирует взлет бумаги к 645 рублям.

В целом же «на данный момент мы видим ограниченный апсайд в акциях большинства наших нефтяников на фоне давления со стороны налоговых изменений, ограничений добычи в рамках ОПЕК+, а также рисков снижения цен на нефть из-за тяжелой ситуации с коронавирусом в обозначенных выше странах и потенциального роста добычи нефти в Иране», отмечает Кауфман.

Но при этом аналитики позитивны в отношении «Лукойла». Кауфман и Лапшина ждут повышения капитализации компании почти на 10% – до 6446 рублей и 6500 рублей соответственно, а Екатерина Крылова прогнозирует 6963 рубля за акцию. Таким образом, диверсифицированная покупка акций трех лидеров российского нефтяного сектора может стать хорошим вариантом приумножения капитала.

Нефть рублю не помощник

В последние месяцы значительно снизилась корреляция курса рубля с ценами на нефть. «Несмотря на рост нефтяных котировок с начала февраля на 20%, российский рубль за этот период снизился по отношению к доллару США на 2%, – говорит Бигаев. – В последнее время основным фактором, определяющим динамику курса российского рубля, является геополитика».

Очень часто по ходу торгов наблюдается характерная картина: в периоды сильного снижения нефти рубль падает вслед за ней, а обратный процесс идет крайне тяжело. Связано это с несколькими факторами.

Прежде всего вносит свою негативную лепту бюджетное правило, согласно которому при стоимости нефти выше цены отсечения в $43,3 за баррель Банк России покупает на открытом рынке «излишки» валютных доходов. Наблюдается и устойчивая тенденция сокращения положительного сальдо счета текущих операций торгового баланса РФ: в I квартале показатель снизился к соответствующему уровню 2020 года почти на треть. ЦБ объясняет это активным восстановлением импорта товаров при незначительном отставании экспорта.

Рост импорта вызван не столько прорывом в экономике и потреблении, сколько удорожанием комплектующих и сырья, используемых российской промышленностью, из-за увеличения биржевых цен практически на все сырьевые ресурсы. Бюджетное правило этот фактор не учитывает, а он приводит к увеличению внутреннего спроса на валюту, который не компенсируется повышением нефтегазовых доходов.

Более того, валютные трейдеры высказывают предположение, что крупные экспортеры стали «зажимать» на иностранных счетах валютную выручку, конвертируя в рубли лишь те средства, которые им нужны для поддержания текущей деятельности. Это может свидетельствовать об ожиданиях девальвации российской валюты. Но внешнеполитический фон остается определяющим фактором.

«Колебания нефти несоизмеримо малы по своему влиянию в сравнении с политической неопределенностью, угрозами введения новых санкций и шпионскими скандалами, – резюмирует Маслов. – Политическая компонента в российской валюте остается преобладающей с 2014 года и в ближайшее время точно не уменьшится».


Теги:
Поделиться в соц.сетях: