Вы сделали вклад в банке «Матрас»?

Вы сделали вклад в банке «Матрас»?

Банки 06 Дек 2014, 10:07
Вы сделали вклад в банке «Матрас»?
<p>25 ноября курс рубля нарисовал любопытную загогулину. В начале торгов он рос, а цена нефти падала. Потом, правда, привычная картина восстановилась, а вот вопрос остался: всегда ли рубль на привязи у барреля или возможны варианты?</p>

<p><b>Почему рубль пробовал окрепнуть?</b></p>

<p>Нефть, а точнее, ее цену, не раз и не два пытались заговорить, <nobr>т. е.</nobr> задешево добиться коррективов в ее динамике, выгодных тем, кто осуществлял «словесные интервенции». Перед заседанием сессии ОПЕК 27 ноября этим не занимался только ленивый. Если взглянуть шире, то иногда заговорить цену удавалось, чаще нет.</p>

<p>Окончание на стр. 4 èС рублем подобные эксперименты приносят нужный, пусть даже быстро улетучивающийся результат гораздо реже. Потому что нефть берутся заговаривать не только российские политики и нефтяники. В этом хоре, как не единожды отмечала «Финансовая газета», звучат и голоса, не прислушаться к которым просто рискованно: например, это оценки коридора цен, позволяющего сланцевым производителям укреплять свои позиции, тесня шейхов и россиян, или учет «эффекта качелей», когда перепады цен на нефть хеджируются противофазными колебаниями курса доллара. Вывод очевиден: прошли те времена, когда ОПЕК единолично устраивала революции цен.</p>

<p>С лоббистами вставания с колен рубля все гораздо проще. Здесь пропаганды больше, чем здравого смысла. Как Москва слезам не верит, так и рубль не верит словам.</p>

<p>Всем давно ясна прозрачная связь: куда нефть, туда и рубль. И <nobr>все-таки</nobr> иногда возникают вопросы, на которые требуется ответ.</p>

<p>В поэме «Владимир Ильич Ленин» Владимира Маяковского есть такие строки:</p>

<p>«Когда я</p>

<p>                 итожу</p>

<p>                             то, что прожил,</p>

<p>и роюсь в днях —</p>

<p>                              ярчайший где,</p>

<p>я вспоминаю</p>

<p>                            одно и то же —</p>

<p>двадцать пятое,</p>

<p>                           первый день».</p>

<p>Цитату из Владимира Владимировича я вспомнил исключительно <nobr>из-за</nobr> даты. Он, правда, писал о 25 октября 1917 года (7 ноября по новому стилю), моя дата несравненно скромнее — 25 ноября 2014 года. Никаких революций, к счастью, в этот день не произошло. И дни, которые мы все вместе прожили, были, конечно, многократно более яркие. Но <nobr>все-таки</nobr>…</p>

<p>Если мы пытаемся разобраться в динамике курса рубля, то 25 ноября она задала загадку. А загадки надо разгадывать.</p>

<p>В этот день торги начались продолжением начавшегося накануне укрепления рубля. Но если <nobr>24-го</nobr> это укрепление коррелировалось с несущественным ростом цен на нефть, что было результатом тех самых словесных интервенций, то <nobr>25-го </nobr>рубль продолжил восхождение один. Нефть, одумавшись, скорее, опускала, чем поднимала свою цену: рынок отреагировал на многочисленные вбросы информации о том, что ОПЕК <nobr>все-таки</nobr> сподобится снизить квоты по добыче и экспорту нефти, но отыгрыш оказался непродолжительным, <nobr>по-настоящему</nobr> рынок в эти вбросы так и не поверил и вернулся к выжидательно скептической позиции.</p>

<p>Рубль же поутру шел вверх с упорством и обреченностью оловянного солдатика. На языке биржевых сводок дело складывалось так: «По состоянию на 10.49 мск 25 ноября курс доллара падает на 13 копеек относительно уровня предыдущего закрытия — до 44,87 рубля, европейская валюта дешевеет на 24 копейки — до 55,72 рубля» (цитата из агентства «Прайм»).</p>

<p>Что любопытно, российские фондовые индексы двигались, как и нефть, в прямо противоположном направлении. Даю слово агентству «Прайм»: «По состоянию на 10.25 мск 25 ноября индекс ММВБ (MICEX) на Московской бирже снижается на 0,35%, находясь на отметке 1524,06 пункта, индекс РТС падает на 0,58% — до 1069,87 пункта».</p>

<p>Что же получается: индексы российских ценных бумаг более подвержены влиянию нефтяных котировок, чем курс рубля? Понятно, что 25 ноября — исключительный случай.</p>

<p>Рыночные аналитики разгадали загадку, что называется, по горячим следам. «Приближение крупных налоговых выплат усиливает как продажи экспортной выручки, так и окончательно сбивает спекулятивный настрой на ослабление рубля. Ставки на локальном денежном рынке растут, вынуждая инвесторов продавать валюту как в рамках фиксации прибылей, так и на фоне потребности в рублевой ликвидности», — вот ответ аналитика банка «Зенит» Владимира Евстифеева. Аналитик компании «ВТБ Капитал» Максим Коровин уточняет: именно 25 ноября добывающие компании платят в бюджет НДПИ. И даже делает прогноз: «В ближайшем будущем волатильность на российском валютном рынке сохранится, особенно, если итоги заседания ОПЕК не оправдают ожиданий. Вместе с тем следует отметить, что постепенно уровень вмененной волатильности рубля нормализуется, что также способствует укреплению российской валюты».</p>

<p><b>Почему ЦБ не поддержал рубль?</b></p>

<p>Прогноз «нормализации волатильности», правда, тут же с треском провалился. Разгадка оказалась неполной. В середине все того же торгового дня, 25 ноября, рубль развернулся и вернулся в лоно нефтяной семьи — опять стал слабеть. Можно найти и другой образ: рубль, оказавшись без поддержки артиллерии, был вынужден отступить. Уже «по состоянию на 12.02 мск доллар дорожал на 29 копеек по отношению к закрытию предыдущего дня — до 45,29 рубля, евро прибавлял 36 копеек — до 56,32 рубля». Подведем итог: дневное падение рубля перевесило его утренний подъем.</p>

<p><nobr>Кто-то</nobr> скажет: обычный биржевой день, рынок должен жить, значит, то подниматься, то опускаться, и игроки используют для этого все возможности. Правильно. Но разве не возникает ощущения, что вам показали фокус, а нитка видна?</p>

<p>Поясню. С самых высоких трибун нас успокаивают: рубль недооценен, не надо бежать в обменник. Спекулянты <nobr>вот-вот</nobr> получат по рукам, чтобы не заигрывались против национальной валюты. И вот наступает момент, когда, казалось бы, «еще немного, еще <nobr>чуть-чуть</nobr>» и рубль, действительно, начнет контрнаступление. Но не <nobr>тут-то</nobr> было.</p>

<p>И это совсем не тот случай, когда ничего нельзя было сделать. Налоги компаниям приходится платить регулярно, достаточно взглянуть на налоговый календарь, который ежемесячно публикует «Финансовая газета», но не сразу вспомнишь, когда последний раз это заставляло рубль столь эффектно отжиматься от пола. А 25 ноября он поднял голову даже на фоне некоторого снижения нефтяных цен.</p>

<p><img src="/upload/medialibrary/111/улюкаев.jpg" title="улюкаев" border="0" alt="улюкаев" width="460" height="259"  /></p>

<p><i><span class="pic_desc">Прививка Алексеем Улюкаевым иммунитета россиянам от курса рубля оказалась безрезультатной. natnik</span></i></p>

<p>Что это значит? Два ответа. Первый неполный, зато оптимистичный. Если бы ЦБ захотел, он легко мог бы продлить восстановление рублем утраченных позиций. Но только продлить восстановление, а вовсе не переломить основной тренд ослабления рубля. И я говорю вовсе не о валютных интервенциях. Их совершенно правильно не пустили в ход. Достаточно было бы напоминания угрозы, которую уже высказывала председатель ЦБ Эльвира Набиуллина. Когда был разрушен валютный коридор и по формальным признакам Банк России отпустил рубль в свободное плавание, Набиуллина четко заявила о том, что ЦБ может посадить банки, чьим поведением на валютном рынке регулятор останется недоволен, на голодный рублевый паек. Повторю: рублевый. Если бы подобное заявление в той или иной форме было повторено 25 ноября, я не говорю о том, что рублевый кран в самом деле было нужно перекрывать, то рублевая реконкиста продолжилась бы. Достаточно было движения бровей Набиуллиной. Не последовало.</p>

<p>Второй вывод более реалистичный. Что бы ни происходило с курсом рубля 25 ноября, его главным регулятором остается нефтяная конъюнктура, а она решительно против рубля.</p>

<p>А вот теперь главный вывод: у продолжения ослабления рубля альтернативы нет. ЦБ это прекрасно понимает и не пытается играть против главного тренда. Его реальная политика — это политика ослабления рубля.</p>

<p>Почему? Ответов много, но главных три. <nobr>Во-первых</nobr>, против лома нет приема. <nobr>Во-вторых</nobr>, для российских политиков уже давно бюджет важнее экономики, поэтому ЦБ, как может, помогает пополнять доходную базу бюджета. <nobr>В-третьих</nobr>, что бы Набиуллина ни говорила о влиянии снижения курса рубля на макроэкономическую динамику, относительно недавно экономические аналитики, в том числе из Минэкономразвития, объясняли непродолжительный позитивный всплеск ВВП в начале II квартала этого года именно произошедшим в феврале—марте обесценением рубля. Этот опыт может быть повторен, хотя, не исключено, с иным результатом — с тех пор ситуация изменилась не в лучшую сторону. Российская экономика начинает все в большей мере испытывать удушающий результат действия антироссийских санкций, которые сказываются не сразу.</p>

<p><b>Почему банк «Матрас»?</b></p>

<p>Теперь можно объяснить название этой статьи. Если политика ЦБ состоит в ослаблении рубля или, правильнее, в непротивлении такому ослаблению, то что должны делать граждане?</p>

<p>Алексей Улюкаев, министр экономического развития, в недавних интервью высказал смелую мысль: для тех, кто живет в рубле, неважен его валютный курс. Понятно, что министр по положению должен не будоражить, а умиротворять общественность, но не так же! «Идея» Улюкаева ненамного содержательнее печально знаменитой фразы <nobr>Марии-Антуанетты</nobr>, французской королевы, которая накануне Великой французской революции посетовала в адрес парижской «черни»: «У них нет хлеба, пусть едят пирожные!».</p>

<p>Вы можете в жизни не увидеть ни доллара, ни евро (чего я никому не желаю), но падение рубля по отношению к этим валютам, как показывает опыт, неминуемо приведет к росту внутренних российских исключительно рублевых цен, и это точно почувствует каждый.</p>

<p>Россияне, кто бы сомневался, оказались гораздо лучше подготовлены к жизни, чем их рисует министр экономического развития. Об этом свидетельствует, например, обзор российского банковского сектора за октябрь, подготовленный ЦБ.</p>

<p>Он содержит еще одну загадку. За октябрь ЦБ продал на внутреннем рынке $30 млрд. Счета российских юридических лиц и депозиты граждан за тот же месяц пополнились на $9,3 млрд. В счет погашения внешних долгов было уплачено $7,35 млрд. Где еще $13 млрд с хвостиком?</p>

<p>Решением этой задачи занимались аналитики Райффайзенбанка. Они предположили, что «основной причиной оттока валюты, по нашему мнению, стало сокращение конвертации экспортной выручки (в ожидании ослабления рубля на фоне падения цен на нефть). В результате потребность для оплаты импортных товаров/услуг не была удовлетворена встречным притоком валюты от экспорта. Таким образом, существенный объем валюты, проданный ЦБ, „ушел“ в импорт». Возможно. Но очевидно, что известная часть купленной валюты (здесь аналитики Райффайзенбанка, к сожалению, воздержались от <nobr>каких-либо</nobr> количественных оценок) просто не попала на счета, потому что граждане решили оставить валюту в стеклянных банках или под подушкой. Аналитики лишь констатируют: «Население, несмотря на сильное ослабление рубля, не демонстрировало ажиотажного спроса на валюту, на это указывает сокращение рублевых депозитов лишь на 47 млрд руб. В отличие от сентября, физлица увеличили свои валютные депозиты (на 2 млрд долл.), что, <nobr>по-видимому</nobr>, стало реакцией на повышение ставок по ним».</p>

<p>Итак, <nobr>во-первых</nobr>, граждане нарастили свои валютные счета в гораздо большей мере, чем сократили (привет министру Улюкаеву!) рублевые депозиты. <nobr>Во-вторых</nobr>, как уже было сказано, часть купленной валюты осталась под подушкой.</p>

<p>В отличие от иррациональной позиции Улюкаева это вполне адекватный ответ на проводимую политику ослабления рубля. Рациональными я считаю даже валютные матрасные депозиты. Это тоже страховка. Не от грабежа со стороны профессиональных бандитов, но со стороны тех, кто в случае банковского кризиса точно не будет торопиться возмещать валютные потери вкладчикам. Очевидно, что потери будет трудно возместить именно в валютной форме. По сути, тот же грабеж только средь бела дня и при галстуках. А банковский кризис — это, увы, не выдумка. Стоит напомнить публикации в «Финансовой газете», когда мы приводили западные прогнозы возможности наступления банковского кризиса в России во второй половине 2015 года <nobr>из-за</nobr> необходимости погашать валютные долги перед западными кредиторами со стороны российских банков и компаний при нехватке валюты в условиях санкций.</p>

<p>Что ж, каждому свое. Министру — рецепты успокоения, а гражданам — навыки самообороны от кризиса. Ничего, впрочем, принципиально нового в таком разделении труда нет.</p>

<p><i>Николай Вардуль</i></p>
Подписывайтесь на нашу рубрику:
Для подпсики необходимо авторизироваться
Укажите вашу электронную почту в личном кабинете
Комментарий
Чтобы оставить комментарий необходимо авторизироваться